ИЗДАТЕЛЬСТВО «ВРЕМЯ»


Творчество Инны Кабыш на протяжении многих лет остается в центре внимания и литературного сообщества, и всех тех, для кого без стихов жизнь показалась бы пресной. Почему — именно Кабыш? Возможно потому, что её лирика с привкусом горечи так понятна и близка современному читателю. Привлекает точность образа и лаконизм, поэтизация узнаваемой повседневности и, напротив, приближение «высоких отношений» трагедий античности к сегодняшней обыденности. В книге представлены новые стихи Инны Кабыш и произведения из запасников конца 80-х — начала 90-х: поэма и четыре маленькие пьесы.

читать дальше

«Петр Первый» — не просто роман, это долгая, много раз переосмысленная и аукнувшаяся тема в собственной жизни Алексея Толстого (1882—1945). Как царь Петр был охвачен строительством новой России, так и А. Н. Толстой видел себя у начал нового государства ХХ века. Страна менялась на глазах писателя: он вернулся из эмиграции еще при Ленине и Троцком и стал свидетелем быстрого и жестокого идеологичес кого слома. Но двигало писательским замыслом вовсе не стремление уподобить двух властителей — царя и генерального секретаря. Толстой был заворожен открывшейся ему далекой эпохой, увиденной им через подлинный язык времени. Этот язык оказался столь живым и ясным, что прошлое внезапно приблизилось и стало почти сегодняшним. Судьбы вымышленных героев романа, переплетенные с биографиями подлинных исторических фигур, позволили Толстому создать у читателя иллюзию присутствия при драматических событиях, а самому писателю помогли подмешать в толщу истории свои собственные горести и радости.

 

Сопроводительная статья Ивана Толстого

 

Иван Никитич Толстой (род. 1958) — внук А. Н. Толстого и М. Л. Лозинского. Выпускник филфака ЛГУ. Историк литературы и эссеист. Редактор историко-культурных программ на «Радио Свобода». Сценарист и ведущий цикла «Исторические путешествия Ивана Толстого» на телеканале «Культура». Автор шести книг, в числе которых «Отмытый роман Пастернака: “Доктор Живаго” между КГБ и ЦРУ» и «Бедлам как Вифлеем: Беседы любителей русского слова».

читать дальше

Александр Грин, по сей день в глазах многих являясь приключенческим автором и фантастом, сам себя считал символистом и имел для этого достаточно веские основания. Его знаменитый роман «Бегущая по волнам» со своим захватывающим сюжетом по сути, конечно, тоже символичен. И выстроен так, что самые характерные гриновские мотивы, те, что угадываются во многих других его сочинениях, проявлены здесь особенно наглядно. Внимательному взгляду за пестротой образов и событий здесь открывается движение упорной мысли в поисках сути вечных — и вечно ускользающих — вопросов, которые небезболезненно касаются основ жизни каждого из нас.

читать дальше

Роман одного из величайших французских писателей XIX века Виктора Гюго «Собор Парижской Богоматери» пересказывает нам старинную сказку о любви чудовища к красавице. Только сказка эта представлена у него в реальных исторических интерьерах средневекового Парижа, и действуют в ней не только вымышленные, но и реальные герои. И в сказке добро и любовь всегда побеждают смерть, а в жизни и романе — не всегда. Это грустно. Но когда читаешь такую книгу, сам становишься немного лучше и чище.


читать дальше

Каждая историческая эпоха ищет собственного героя — способного ответить на ее главные вызовы. В Америке начала XX века таким героем своего времени стал Мартин Иден — гениальный прозаик, пришедший к писательству от фабричного станка и прачечного катка, бывший моряк, всколыхнувший уютный мирок буржуазных гостиных, alter ego самого Джека Лондона (1876—1916). «Боже мой, — думал Мартин, — а я тогда голодал, ходил оборванцем! Почему они меня в то время ни разу не пригласили обедать? Ведь всё это вещи, написанные давным-давно. Если вы теперь кормите меня обедами за то, что я сделал давным-давно, то почему вы не кормили меня тогда, когда я действительно в этом нуждался? Ведь я не изменил ни одного слова. Нет, вы меня угощаете вовсе не за мою работу, а потому, что меня угощают все, и потому, что угощать меня теперь считается за честь». Историей любви и победы Мартина Идена зачитываются миллионы по всему миру, а его гибель предзнаменовала трагедию поколений начала XX века.

читать дальше

Юрий Николаевич Тынянов (1894—1943) — выдающийся прозаик и литературовед — внешне был похож на Пушкина, о чем ему говорили со студенческих лет. Кто знает, может, именно это сходство помогло ему так сжиться со своим героем, что многие страницы романа читаются как подлинный пушкинский дневник или монолог. Общее мнение: лучше, чем Тынянов, Пушкина не понял никто — да никто и не написал о нем лучше. И даже трагические развязки их жизней чем-то схожи. Какая разница — дуэль или болезнь, если у обоих романы не дописаны… Злой рок? Есть предположение Дмитрия Быкова (его статья — в конце тома), что «эту книгу завершить было невозможно: трагедия последних лет жизни Пушкина не может быть описана с позиций зрелого сталинизма, а ничего другого уже не разрешалось. Поэта убила светская чернь, и точка. Драма вынужденного конформизма, попытка лояльности, окончившаяся бунтом и фактическим самоубийством, — не ложились в официальную биографию, а писать тщательно кодированную книгу с замаскированными параллелями было немыслимой пошлостью». Тыняновский «Пушкин» остался незавершенным, как и пушкинская «История Петра».
 

читать дальше

Дорогие друзья! Поздравляем вас с новогодними праздниками, желаем успехов и процветания в новом году!
 
Друзья, желаем вам не знать тайфунов грозных
И бури одолеть, и рифы обогнуть!
А мы вам говорим, что никогда не поздно
Америку открыть и мир перевернуть.
И пусть корабль плывет, и реют альбатросы!
В тугие паруса попутный ветер бьет!
А чтобы в рифму, тутвеселые матросы,
И с ними капитан — он за удачу пьет!
И мы поднимем тост — за новый год открытий,
За год любви, за год — побед, назло годам,
Год лучших тиражей и радостных событий,
За год прекрасных книг... И за прекрасных дам!

читать дальше

Александр Дюма (1802—1870) в своей литературной работе не знал устали и не допускал простоев. В результате — больше ста тысяч страниц рукописей за пятьдесят лет непрерывного творчества. Но самая ослепительная вспышка таланта случилась у Дюма в 1844 году, когда он практически одновременно написал два самых известных в мире приключенческих романа — и «Три мушкетера», и «Граф Монте-Кристо». Натура яркая, театральная, увлекающаяся, Дюма, разумеется, жил страстями своих героев. Замок, построенный им для себя в Порт-Марли, он назвал Монте-Кристо, а в двухстах метрах от него соорудил еще и дворец-кабинет под именем замка Иф. Он первым играл в своих героев, а следом за ним в графа Монте-Кристо играет весь мир. «Не бросай ты нас, зловещий красавец Эдмон Дантес, — пишет о своем любимом персонаже Вероника Долина. — Мы на вас смотрим, граф Монте-Кристо. И помним, что вам завещал аббат Фариа, номер двадцать седьмой: “Ты вырвешь зубы дракону и победишь львов”».

читать дальше

Ярослав Гашек (1883—1923) — «совершенно невообразимый, невозможный и невероятный чех» — умер в возрасте сорока лет, так и не додиктовав своего романа про бравого солдата Швейка. «Великий юмористический роман остановился на полуслове, — пишет автор сопроводительной статьи Сергей Солоух. — И мы стоим перед этим недосказанным словом в восхищении». История жизнерадостного саботажника-полудурка, доводящего до абсурда любую команду начальства, сразу же становилась фольклорной в каждой из стран, решавшейся на перевод и издание. И восхищением дело никогда не ограничивалось, поскольку именно фольклор — самое надежное противоядие от милитаристского и полицейского идиотизма. «Если он так легко (и с таким удовольствием!) приспосабливается к правящему режиму, то не потому, что видит в нем какой-то смысл, а потому, что вовсе не видит никакого смысла» (Милан Кундера). О подлинной народности бравого солдата говорит и такой факт: в мире памятников Швейку сегодня больше, чем его создателю, Ярославу Гашеку.

читать дальше

Пожалуй, лучшую аннотацию к роману Томаса Вулфа «Взгляни на дом свой, ангел» написал другой знаменитый американский писатель Рэй Брэдбери: «Вот книга, ее написал исполин, который родился в Эшвилле, штат Северная Каролина, в 1900 году. Он давно уже обратился в прах, а когда-то написал четыре огромных романа. Он был как ураган. Он вздымал горы и вбирал в себя вихри. 15 сентября 1938 года он умер в Балтиморе, в больнице Джонса Хопкинса, от древней страшной болезни — пневмонии, после чего остался чемодан, набитый рукописями, и все написаны карандашом». Томас Вулф не делил свой чемодан на отдельные романы, за него это сделали издатели. Он просто написал огромную и подробную автобиографическую Книгу, в которой кроме него самого (Юджин Грант) действуют чуть ли не все жители его родного Эшвилла. Объем «чемодана» — четыре «Войны и мира». Скажете, длинновато? Есть еще один прозаик, который не отличался краткостью, но цену слову знал — Уильям Фолкнер. Вот его рекомендация для того, чтобы открыть том Томаса Вулфа: «Это был, возможно, самый великий талант поколения, который устремлялся выше, чем любой другой писатель».

читать дальше


« СЮДА   |   ТУДА »

1 2 3 4 5


valeriy-zalotuha-svechka



«    Декабрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

    Московские новости

© Издательство «Время», 2000—2017