Время на non/fiction-2013
ИЗДАТЕЛЬСТВО «ВРЕМЯ»


Алейников Владимир Дмитриевич

Русский поэт, прозаик, эссеист, переводчик, художник, родился 28 января 1946 года в Перми.
В апреле 1946 года cемья переехала на Украину, в Кривой Рог, на родину отца.
Отец, Дмитрий Григорьевич Алейников, замечательный художник-акварелист, фронтовик, человек уникальный, от природы разносторонне одарённый, музыкант, садовод, изобретатель, знавший множество ремёсел, происходит из очень древнего украинского, запорожского, казацкого рода, корнями восходящего к ведическим временам, к царям, воинам и жрецам.
Мать, Мария Михайловна Железнова, выдающийся педагог, воспитавшая многие поколения учеников, преподавательница русского языка и литературы, прекрасно образованная, тоже очень одарённая в различных областях женщина, происходит из старинного поволжского рода.
Вырос Алейников и провёл детство, отрочество и ранние юношеские годы в Кривом Роге.
Здесь он закончил среднюю школу.
Стихи и прозу Алейников пишет ещё со школьных лет.
Он закончил музыкальную школу по классу фортепиано. Были все основания учиться музыке и дальше. Но Алейников тогда вовсю писал стихи – и музыка пришла в поэзию.
С пятнадцати лет, увлёкшись джазом, он играл в местных джазовых ансамблях, был хорошим импровизатором.
Рисует Алейников с детства. Потом, в юности, занимался графикой и живописью уже всерьёз.
Как восходящая звезда, по мнению знатоков – яркий и очень талантливый молодой поэт, стал Алейников известен, вначале в родном городе, а вскоре и на Украине, в 1962 году.
Тогда же появились первые публикации его стихов в украинской периодике.
Существовала в то время в Кривом Роге группа молодых поэтов. Это была – среда. Творческая, дружеская. Тогдашнее общение, своеобразная литературная школа – незабываемы для Алейникова.
В период хрущёвских гонений на формалистов Алейников подвергался обличению в украинской прессе за своё новаторство в поэзии. Сразу же были приняты соответствующие меры. Незамедлительно, с весьма тяжёлыми последствиями, начались неприятности с властями и с комсомолом. Алейников уехал в Москву.
Известен в столице стал он ещё осенью 1963 года. Там были у него новые хорошие друзья, молодые литераторы.
В 1964 году Алейников, успешно выдержав большой конкурс, поступил на отделение истории и теории искусства исторического факультета МГУ.
Известность Алейникова как поэта стремительно росла. Круг его знакомств и дружб непрерывно расширялся. Нигде он не печатался. Но он часто читал стихи на людях, в самых разных аудиториях. Тексты его расходились в самиздате. Он стал человеком андеграунда, весьма значительным, несмотря на свою молодость, представителем нашей отечественной неофициальной литературы.
В феврале 1965 года Владимир Алейников, вместе с поэтом Леонидом Губановым, создал знаменитое, давно ставшее легендарным, творческое содружество СМОГ (Смелость, Мысль, Образ, Глубина – или Самое Молодое Общество Гениев).
Молодая слава Алейникова была поистине небывалой. Сам он вспоминает об этом теперь с некоторым изумлением, а его друзья, соратники, современники – с неизменным восторгом.
Без его ведома, по каким-то таинственным каналам, самиздатовские машинописные перепечатки стихов Алейникова попали за рубеж, появились в западных изданиях публикации стихов. Начались передачи на западных радиостанциях, в которых литературу превращали в политику.
Сразу же начались и преследования со стороны властей, вначале жёсткие, а потом и жестокие. На публикации стихов Алейникова в Отечестве на долгие годы был наложен запрет.
Алейникова изгнали из МГУ. Исключили из комсомола. Стали целенаправленно травить.
В 1966 году, по настоянию Арсения Тарковского и некоторых других писателей, его восстановили в МГУ.
Был даже устроен творческий вечер Алейникова в Центральном Доме Литераторов, на котором, при большом стечении народа, некий литературный деятель, как вспоминают современники, заявил: «Кого мы видим перед собой, товарищи? Мы видим нашего простого советского гения».
Но издавать Алейникова никто не собирался. Он это хорошо понимал. Никогда не ходил он по редакциям со своими текстами, не искал покровительства или помощи официальных литераторов. Алейникова вполне устраивала общесоюзная самиздатовская известность.
В семидесятых Алейников семь с половиной лет вынужден был бездомничать, скитался по стране. Голодал, жил в нищете, тяжело. Перебивался случайными заработками. Но везде и всегда находил он поддержку в неофициальной творческой среде.

Преследования властей продолжались. У Алейникова семь сотрясений мозга, некоторые из них – от побоев после чтения им своих стихов, другие – при более драматических обстоятельствах.
Алейников работал в археологических экспедициях, в школе, разнорабочим, грузчиком, дворником, литературным сотрудником многотиражной газеты и так далее. Писал иногда, если давали возможность, передачи о литературе для радио и ТВ. Писал стихи и сказки для детей, были публикации и книги. Приходилось иногда писать пьесы и сценарии за других, чтобы заработать. Графику и живопись Алейникова приобретали коллекционеры, любители и ценители современного авангардного искусства. Приобретали и его самиздатовские книги, зачастую оформленные им. Несколько лет он писал внутренние рецензии в различных московских издательствах, для заработка. Некоторое время работал редактором в издательстве. Состоял в восьмидесятых в группкоме литераторов.
С конца семидесятых и в восьмидесятых Алейников много переводил поэзию народов СССР. К Алейникову стояла очередь национальных авторов, желающих, чтобы их тексты перевёл именно он. Было множество публикаций его переводов – в различных московских и республиканских периодических изданиях.
В 1990 году переводить Алейников сознательно прекратил.
После периода в четверть столетия, когда стихи Алейникова на родине не издавали, вышло в начале девяностых, по настоянию друзей, хорошо понимавших, сколь тяжёл для поэта был груз написанных и неизданных текстов, целое Собрание его стихотворений и поэм – девять томов: «Путешествия памяти Рембо» (в двух книгах), «Возвращения», «Отзвуки праздников», «Ночное окно в окне», «Звезда островитян», «Скифские хроники», «Здесь и повсюду» (в двух книгах). Это примерно половина написанного Алейниковым за 47 лет работы..
С 1991 года Алейников живёт в основном в Коктебеле, бывая иногда в Москве. Пишет стихи, прозу, воспоминания. Много рисует. Изредка участвует в литературной жизни Москвы, в литературных коктебельских фестивалях.
Стихи и проза Алейникова опубликованы в различных журналах («Новый мир», «Знамя», «Дети Ра», «Огонёк», «НЛО», «Крещатик», «Волга», «Октябрь», «Континент», «Шо» и других), в различных альманахах, сборниках, газетах и прочих отечественных и зарубежных изданиях.
В 2002 году вышли восемь книг прозы Алейникова на Украине – цикл «Тадзимас».
С 2004 года – вышли восемь книг прозы Алейникова (пять томов и три небольшие книги) в Москве – «Голос и свет», «Имя времени», «Добрый пастырь», «Что и зачем», «СМОГ», «Пир», «И пр.», «Довлатов и другие».
Книга «Пир» – номинант лонг-листа премии Букера. Книга «Голос и свет» – номинант лонг-листа премии Большая книга.
Алейников – лауреат литературной премии Андрея Белого (1980). В 1996 году рассматривался вопрос о выдвижении Алейникова на Нобелевскую премию по литературе; в 2009 году этот вопрос обсуждается снова.
На стихи Алейникова написаны разными авторами песни.
Алейников награждён медалью Кирилла и Мефодия – за выдающиеся достижения в отечественной словесности (1996), медалью Циолковского – за космический масштаб его поэзии (2006). Владимир Алейников также отмечен:

•  Человек года (2010) 

•  Лауреат журнала "Персона ПЛЮС" за 2011 год 

•  Международная отметина имени Давида Бурлюка (2011) 

•  Награждён орденом «За заслуги перед городом» (Кривой Рог, 2011)

Лауреат "Бунинской премии - 2012".

Алейников – член ПЕН-клуба и Союза писателей Москвы.


 

Алейников Владимир Дмитриевич


Книги этого автора:

добавить комментарий
    Московские новости

© Издательство «Время», 2000—2015

Эней плюс постельное белье Киев - только от украинских производителей