Скоро
ИЗДАТЕЛЬСТВО «ВРЕМЯ»


Артур Гиваргизов
Опять о школе. Ну да, а куда от неё денешься? Школу можно любить или не любить... Но если любишь и считаешь её своей, то, наверное, можно и посмеяться. Над школой. Над учителями, учениками, родителями... Над собой. Это будет не обидный смех.
 

Артур Гиваргизов в своих коротких школьных историях отвечает на самые важные вопросы. Какие стихи нужно читать даме, чтобы она перестала плакать? Сколько домашних работ стоит веер из голубиных перьев? Нужно ли верить в законы физики — или они и так работают? Какой предмет самый главный — русский язык или зажигалка? И самое главное — как стать не только выдающимся, но и очень успешным двоечником?

читать дальше

Записки выдающегося двоечника
Лада Кутузова

Лида Петрова учится в девятом классе. Себя она считает самой обычной: в классе полно девчонок, которые гораздо симпатичнее. Но Лиду это не расстраивает, потому что звание самой эрудированной принадлежит ей. Впрочем, однажды все изменилось. Ради незнакомца, с которым случайно столкнулась на улице, Лида решает стать привлекательной. Новая Лида сразу же обращает на себя внимание. И не только незнакомца, но и признанного школьного красавчика. Кого выберет девушка? И что принесет ей первая любовь: радость или горечь?

читать дальше

Звезда имени тебя
Александр Кушнер

«Кушнер — поэт жизни во всех ее проявлениях. И в этом одно из самых притягательных свойств его поэзии», — написал Д. С. Лихачев. Автор десятков книг, лауреат престижных литературных премий, Александр Кушнер на протяжении многих лет входит в число самых читаемых поэтов в нашей стране. Его стихи узнаваемы любителями поэзии по неповторимой интонации, по особой системе образов, по той изящной простоте разговора с читателем на любую тему — будь то культурно-исторические мотивы или заботы и радости маленького человека, — что присуще настоящему таланту. 

читать дальше

Над обрывом
Татьяна Дагович

Сузанне переезжает из отеля в отель, хотя не знает, с кем играет в прятки. Патрик сходит на чужой станции и теряет высокооплачиваемую работу. Катя навещает подругу, чтобы заглянуть за шторку смерти. Нина делает вид, будто она — другая Нина. Марко перемещается в сны. Мария учится просыпаться. Влюбленные живут долго и счастливо. Бог кивает с неба. Место действия: города в разных странах и пространствах, соединенные железнодорожными путями. «Продолжая движение поездов» — книга о вечном поиске: себя, дома и чуда.

читать дальше

Продолжая движение поездов
Татьяна Март

Даша — обычная необычная девочка: учится в школе, не всегда ладит с учителями, переживает из-за развода родителей, мечтает о настоящей любви и пишет стихи. Первый раз за свои пятнадцать лет красит волосы, целуется, побеждает на литературной олимпиаде. А еще нащупывает границы собственного, уникального мира, прежде казавшегося прекрасным и бесконечным. Для чего она, Дашка, живет на свете? Где кончаются книжные мечты и начинается реальная жизнь? «Поэтка» — современная подростковая повесть на вечные темы: любовь, смерть, творчество, смысл жизни. Оригинальный жанр «повесть в рассказах» предлагает свободу чтения: от первой и до последней страницы или с любого рассказа, в любом порядке.

читать дальше

Поэтка: Повесть в рассказах
Андрей Усачёв, Алексей Дмитриев


Это первая книга из серии «Уроки истории». Уже по названию «Как поймать мамонта?» можно понять, что книга эта совершенно бесполезная. Конечно, прочитав её, вы можете узнать, как первобытные люди копали ямы и ловили мамонтов, но поймать их не сможете по той причине, что мамонтов просто нет. Так же, как и саблезубых тигров и шерстистых носорогов. А для чего, спросите вы, написана эта история? Как утверждают авторы, для собственного удовольствия. И, надеемся, для удовольствия читателей.
В общем, вперёд, любознательные читатели! Хотя в отношении истории, правильно было бы сказать: назад, дорогие читатели!

читать дальше

Как поймать мамонта? Первобытная история
Андрей Платонович Платонов

В книгу вошли два произведения Андрея Платонова (1899—1951), которые при его жизни не были да и не могли быть опубликованы. Но именно платоновскому «Котловану» было суждено стать самой ясной и страшной метафорой эпохи «великого перелома», закладки «фундамента социализма». Это книга о том, как землекопы, роющие циклопический котлован невнятного назначения, сами превращаются в расходный материал великой стройки. Иосиф Бродский, прочитав «Котлован», заметил: «Первое, что следовало бы сделать, закрыв данную книгу, это отменить существующий миропорядок и объявить новое время». Относительно новые времена настали, вслед за «Котлованом» (1969) вышла из печати восточная повесть «Джан» (в полном виде в 1999-м), «предвосхитившая многое в мировой литературе, в частности такое явление, как латиноамериканская проза» (Наталья Корниенко). И миропорядок постепенно вроде бы улучшается. Но Андрей Платонов, с его беспощадной честностью и невероятной речью, не дает нам покоя. Он заставляет нас всматриваться в тревоге не столько в запечатленный им жутковатый мир, сколько в наши собственные души.

читать дальше

Котлован
Валентин Катаев

Оба произведения Валентина Петровича Катаева (1897—1986), вошедшие в эту книгу, считаются центральными текстами позднего, «мовистского» периода его творчества. «Алмазный мой венец» (1978) — это череда воспоминаний о главных литературных персонажах ушедшей эпохи. Королевич — Сергей Есенин, птицелов — Эдуард Багрицкий, ключик — Юрий Олеша, синеглазый — Михаил Булгаков, мулат — Борис Пастернак, штабс-капитан — Михаил Зощенко… «Процесс расшифровывания катаевских “крестословиц” … представлял собой чудесное и увлекательное вознаграждение за те неизбежные трудности, которые с этим процессом были сопряжены» (Олег Лекманов и Мария Котова). Оценки романа критикой и читателями были полярными — от восторженных до оскорбительных. Но любые оценки автор мог считать благом, поскольку о повести «Уже написан Вертер» (1980), в которой Катаев «в неверном свете представляет роль ВЧК как инструмента партии в борьбе против контрреволюции», просто было запрещено упоминать в советской печати. К счастью, до снятия этого запрета писатель успел дожить.

читать дальше

Алмазный мой венец
Лев Николаевич Толстой

В книге собраны рассказы и повести Льва Толстого (1828—1910), которые написаны им на исходе ХIХ века и представляют Толстого-психолога, Толстого-философа, Толстого-советчика, размышляющего на темы из частной человеческой жизни: эгоизм и душевная широта, собственность, искушения, насилие, жадность... Словом, те темы, которые волнуют любого, даже самого «маленького» человека, просто проживающего свою жизнь. Обиженного, больного, несчастного, влюбленного, брошенного — и, конечно, смертного. «Прошедшая история жизни Ивана Ильича была самая простая и обыкновенная и самая ужасная». Эту знаменитую толстовскую фразу такой человек ощущает, как укол в сердце, и думает: «Это про меня». Программные повести и рассказы «Смерть Ивана Ильича», «Холстомер» и «После бала» дополнены не столь широко известным «Фальшивым купоном», а также притчевыми «Чем люди живы» и «Сколько человеку земли нужно».

читать дальше

Смерть Ивана Ильича
Федор Михайлович Достоевский

Ранний роман Федора Михайловича Достоевского (1821—1881) «Униженные и оскорбленные» существует как бы в тени его «великого пятикнижия» («Преступление и наказание», «Идиот», «Бесы», «Подросток» и «Братья Карамазовы»). Но именно эта книга, опубликованная в 1861 году, вывела из тени самого Достоевского, позволила ему заново дебютировать — после десятилетия каторги, ссылки и армейской службы. «В романе, — писал автор, — есть полсотни страниц, которыми я горжусь». Можно предполагать, что речь идет о совершенно новом жизненном опыте, размышлениях Федора Михайловича о писательском творчестве (Иван Петрович, главный герой романа, отчетливо автобиографичен), любовных терзаниях, пережитых самим Достоевским в годы ссылки, его нравственных поисках. Оскар Уайльд, оценивая и сравнивая романы Толстого, Тургенева и Достоевского, особо выделял именно «Униженных и оскорбленных», в которых он находил связь с античной трагедией и слышал «отзвук сострадания».

читать дальше

Униженные и оскорбленные
Илья Ильф, Евгений Петров

Роман «Золотой теленок» (1931) является второй частью знаменитой дилогии. Илья Ильф (1897—1937) и Евгений Петров (1902—1942) по требованию публики «воскресили» Остапа Бендера после его трагической гибели в финале «Двенадцати стульев». Но обаятельный и остроумный авантюрист предстает в «Золотом теленке» заметно изменившимся: он поумнел, погрустнел, набрался жизненного опыта. Сегодня, когда мы знаем, насколько легко роман выдержал проверку временем, кажется особенно недалекой и примитивной его оценка современниками-литераторами. «Идея денег, не имеющих моральной ценности» (Евгений Петров) многим из них показалась недостаточно убедительно раскрытой. «Опасное сочувствие» авторов Остапу отметил Анатолий Луначарский, «сукиным сыном» назвал Бендера Александр Фадеев. Сам же Остап к своему очередному поражению отнесся иронично-философски: «Графа Монте-Кристо из меня не вышло. Придется переквалифицироваться в управдомы». Но хоть жив остался, порадовались читатели. И остался самим собой — живым, располагающим к себе героем, одним из самых цитируемых персонажей русской литературы. Он сегодня не просто литературный герой — он часть нашей речи.

 

Сопроводительная статья Вадима Жука

 

Вадим Семенович Жук (р. 1947) — поэт, драматург и актер. Выпускник театроведческого факультета ЛГИТМиКа. Основатель и художественный руководитель сатирического театра-студии «Четвертая стена». Автор пяти поэтических сборников, нескольких сценариев анимационных фильмов. Был художественным руководителем фестиваля юмора и сатиры «Золотой Остап». Автор сценариев и ведущий церемоний ряда анимационных и театральных фестивалей, среди которых «Золотой софит», «Крок», фестиваль анимационного кино в Суздале. Лауреат нескольких литературных премий.

читать дальше

Золотой теленок

« СЮДА   |   ТУДА »

1 2 3 4

    Московские новости

© Издательство «Время», 2000—2017