Скоро
ИЗДАТЕЛЬСТВО «ВРЕМЯ»


Франц Кафка

Роман Франца Кафки (1883—1924) «Замок», как и большинство произведений великого чешско-немецко-еврейского писателя (все три народа равно чтут его память), появился на свет вопреки воле автора — друг и душеприказчик писателя Макс Брод не выполнил условия его завещания и не сжег хранившиеся у него рукописи. Так в мировую культуру вошел «кафкианский абсурд», одно из самых противоречивых, загадочных, но и самых плодотворных литературных направлений ХХ века. Даже попытки пересказать сюжет выглядят абсурдно: «Композиция романа не поддается какому-либо анализу в силу незаконченности и особого сюжетного развития», «место действия нельзя вписать в конкретные географические реалии, поскольку оно вбирает в себя весь мир», «время действия не имеет исторических точек опоры. О нем известно лишь то, что сейчас зима и продлится она, скорее всего, целую вечность». Но вот свойство гения: бессмысленная, казалось бы, жизнь неудавшегося землемера господина К. вобрала в себя столько общечеловеческих смыслов, что над ней размышляют, ужасаются, обливаются слезами, примеряют ее на себя одно читательское поколение за другим.

Перевод с немецкого и сопроводительная статья Михаила Рудницкого

Михаил Львович Рудницкий (род. в 1945) — филолог-германист, литературовед и переводчик, кандидат филологических наук, автор книг и статей по проблемам зарубежных литератур. В его переводах опубликованы романы и повести Франца Кафки, Томаса Манна, Роберта Музиля, Генриха Белля, Гюнтера Грасса, философская проза Фридриха Ницше, стихи Генриха Гейне и Райнера Марии Рильке, а также многие произведения современных немецкоязычных авторов. Переводческие работы М. Л. Рудницкого неоднократно удостаивались литературных премий.

читать дальше

Замок
Федор Сологуб

Про свой роман «Мелкий бес» Федор Сологуб (1863—1927) написал, что это «…зеркало, сделанное искусно... Уродливое и прекрасное отражаются в нем одинаково точно». Шлифовалось это зеркало больше десяти лет, а потом рукопись еще пять лет мыкалась по редакциям российских журналов — собственное отражение обществу явно не нравилось, роман казался «слишком рискованным и странным». История провинциального учителя Передонова, мелкого садиста и сладострастника, выглядела приговором всей российской системе воспитания, основанной на обезличивании и насилии, превращающей человека в винтик, сводящей с ума. Понадобились потрясения первой русской революции, чтобы образованное общество очнулось и вчиталось в предсказания «невеселого человека» (Владимир Гиппиус). Опубликованный отдельной книгой в 1907 году, «Мелкий бес» стал едва ли не самой популярной книгой в России начала ХХ века.

 

Сопроводительная статья Александра Федуты

 

Александр Иосифович Федута (р. 1964) — журналист и литературовед. Окончил филфак Гродненского пединститута. Доктор филологических наук, автор восьми научных книг и сборников эссе, почетный член ПЕН-центра Литвы, лауреат ряда литературных и журналистских премий Белоруссии и России.

читать дальше

Мелкий бес
Джек Лондон

Несмотря на свое американское происхождение, Северная глушь Джека Лондона (1876—1916) вошла в число наших национальных мифов, продолжившись в русской литературе XX века — от шаламовской Колымы до «Белого безмолвия» Высоцкого. Гордый человек, бросающий вызов вечной природе, движущийся наперегонки со смертью, стремящийся к преодолению любой человеческой слабости — это ли не русская тема со свойственным ей климатическим и метафизическим холодом? Повесть Лондона «Белый клык» и цикл рассказов «Любовь к жизни», составившие эту книгу — пожалуй, самые известные произведения о событиях золотой лихорадки, свидетелем и участником которых писатель был сам. В сущности, Лондон писал о себе.

Перевод с английского Наталии Волжиной, Нины Дарузес, Марии Богословской, Лидии Кисловой, Марии Абкиной, Татьяны Озерской, Дмитрия Горбова. Сопроводительная статья Елены Погорелой

Елена Алексеевна Погорелая — поэт, литературный критик, редактор отдела современности в журнале «Вопросы литературы». Сфера научных интересов — русская поэзия XX—XXI веков, современная русская литература, возрастная психология и педагогика. Автор ряда статей о творчестве русских писателей и поэтов конца XX — начала XXI века, в том числе И. Бродского, Л. Лосева, Б. Слуцкого и др.; лауреат премии «Дебют» в номинации «Эссеистика» (2012).

читать дальше

Белый клык. Любовь к жизни
Владимир И. Козлов

«Рассекающий поле» — это путешествие героя из самой глубинки в центр мировой культуры, внутренний путь молодого максималиста из самой беспощадной прозы к возможности красоты и любви. Действие происходит в середине 1999 года, захватывает период терактов в Москве и Волгодонске — слом эпох становится одним из главных сюжетов книги. Герой в некотором смысле представляет время, которое еще только должно наступить. В то же время это роман о зарождении художника, идеи искусства в самом низу жизни в самый прагматичный период развития постсоветского мира. Книгу питают различные жанровые традиции мировой литературы — литературное путешествие, поэма, роман воспитания, роман о художнике и даже рыцарский роман. Культурной рифмой к образу героя делается рыцарь Персеваль, появление которого некогда изменило всю европейскую литературу.

читать дальше

Рассекающий поле: Роман
Виталий Мелик-Карамов

Эта книга целиком посвящена кино. Таинство кинопроцесса для миллионов куда интереснее любых политических новостей. Именно в него нас погружает первая история этой книги, записанная очевидцем. Два следующих текста не имеют жанрового определения. В прежние времена их назвали бы киноповестями. Обозначим наши истории как подробные сюжеты, из которых может, при диком стечении самых различных фактов, родиться фильм. В первом сюжете на излете советских времен дружная кавказская компания, состоящая из армян, азербайджанцев и грузин (сейчас это звучит фантастически), попадает из горного села на французский Лазурный берег… Надо ли дальше продолжать? Во втором российские руководители спецслужб решили использовать в своих интересах жену американского президента. Все было продумано, рассчитано, но…

читать дальше

Неснятое кино: киноповести
Борис Минаев

«Ковбой Мальборо, или Девушки 80-х» — новая книга известного российского писателя Бориса Минаева. «Жизнь любой женщины — это практически всегда остросюжетный, эпический, великий роман», — считает автор. В данном случае под одной обложкой собраны двадцать три истории из жизни молодых женщин, каждая из которых — воистину героиня своего времени. Того времени, когда начался великий разлом двух эпох и когда сформировался характер целого поколения.

читать дальше

Ковбой Мальборо, или Девушки 80-х: роман в рассказах
Игорь Гельбах

Новый роман Игоря Гельбаха рассказывает о драматических событиях последних десятилетий в жизни нескольких петербургских семей из мира театра, живописи и коллекционирования произведений искусства. В центре повествования — отношения братьев, принадлежащих к разным ветвям семьи Стэнов. Петербуржец Николай Стэн рассказывает о себе, о семье и скитаниях его старшего брата и друга, художника Андрея Стэна, чей жизненный путь оборвался в Австралии. Усилия Николая по возвращению картин брата в Россию оборачиваются рискованным для его семьи решением, не принять которое он не может. Развитие событий приводит героев романа в самые разные места и страны, создавая насыщенную яркими и неожиданными деталями панораму происходящего.

читать дальше

Музейная крыса: роман
Юрий Тынянов

Юрий Николаевич Тынянов (1894—1943) — выдающийся прозаик и литературовед — внешне был похож на Пушкина, о чем ему говорили со студенческих лет. Кто знает, может, именно это сходство помогло ему так сжиться со своим героем, что многие страницы романа читаются как подлинный пушкинский дневник или монолог. Общее мнение: лучше, чем Тынянов, Пушкина не понял никто — да никто и не написал о нем лучше. И даже трагические развязки их жизней чем-то схожи. Какая разница — дуэль или болезнь, если у обоих романы не дописаны… Злой рок? Есть предположение Дмитрия Быкова (его статья — в конце тома), что «эту книгу завершить было невозможно: трагедия последних лет жизни Пушкина не может быть описана с позиций зрелого сталинизма, а ничего другого уже не разрешалось. Поэта убила светская чернь, и точка. Драма вынужденного конформизма, попытка лояльности, окончившаяся бунтом и фактическим самоубийством, — не ложились в официальную биографию, а писать тщательно кодированную книгу с замаскированными параллелями было немыслимой пошлостью». Тыняновский «Пушкин» остался незавершенным, как и пушкинская «История Петра».
 

читать дальше

Пушкин
Джек Лондон

Каждая историческая эпоха ищет собственного героя — способного ответить на ее главные вызовы. В Америке начала XX века таким героем своего времени стал Мартин Иден — гениальный прозаик, пришедший к писательству от фабричного станка и прачечного катка, бывший моряк, всколыхнувший уютный мирок буржуазных гостиных, alter ego самого Джека Лондона (1876—1916). «Боже мой, — думал Мартин, — а я тогда голодал, ходил оборванцем! Почему они меня в то время ни разу не пригласили обедать? Ведь всё это вещи, написанные давным-давно. Если вы теперь кормите меня обедами за то, что я сделал давным-давно, то почему вы не кормили меня тогда, когда я действительно в этом нуждался? Ведь я не изменил ни одного слова. Нет, вы меня угощаете вовсе не за мою работу, а потому, что меня угощают все, и потому, что угощать меня теперь считается за честь». Историей любви и победы Мартина Идена зачитываются миллионы по всему миру, а его гибель предзнаменовала трагедию поколений начала XX века.

читать дальше

Мартин Иден
Виктор Гюго

Роман одного из величайших французских писателей XIX века Виктора Гюго «Собор Парижской Богоматери» пересказывает нам старинную сказку о любви чудовища к красавице. Только сказка эта представлена у него в реальных исторических интерьерах средневекового Парижа, и действуют в ней не только вымышленные, но и реальные герои. И в сказке добро и любовь всегда побеждают смерть, а в жизни и романе — не всегда. Это грустно. Но когда читаешь такую книгу, сам становишься немного лучше и чище.


читать дальше

Собор Парижской Богоматери
Александр Грин

Александр Грин, по сей день в глазах многих являясь приключенческим автором и фантастом, сам себя считал символистом и имел для этого достаточно веские основания. Его знаменитый роман «Бегущая по волнам» со своим захватывающим сюжетом по сути, конечно, тоже символичен. И выстроен так, что самые характерные гриновские мотивы, те, что угадываются во многих других его сочинениях, проявлены здесь особенно наглядно. Внимательному взгляду за пестротой образов и событий здесь открывается движение упорной мысли в поисках сути вечных — и вечно ускользающих — вопросов, которые небезболезненно касаются основ жизни каждого из нас.

читать дальше

Бегущая по волнам

« СЮДА   |   ТУДА »

1 2 3 4

    Московские новости

© Издательство «Время», 2000—2017