Скоро
ИЗДАТЕЛЬСТВО «ВРЕМЯ»


Максим Горький
Максим Горький (Алексей Максимович Пешков, 1868—1936) был самым издаваемым советским писателем. А роман «Мать» был самым издаваемым и самым изучаемым в школе произведением Горького. Удивительно, как советскому литературоведению при таком внимании к роману удавалось десятки лет затуманивать его смысл. Как «широким полотном борьбы пролетариата за свои права» загораживалось новое Евангелие, в котором «религией Павла становится не традиционное историческое христианство, а “новое христианство” — социализм» (Павел Басинский). Апостол новой веры, совсем не случайно названный Павлом, должен был проповедовать не смирение перед властью, перед величием мира, а активную переделку этого мира, начало новой истории человечества. При этом Горький широко использовал библейские образы, первомайскую демонстрацию назвал «крестным ходом», главного героя автор сравнивал с Христом, за что даже удостоился уголовного дела с обвинением в богохульстве. И, конечно, он написал роман трагический. «Но в этом поражении такое величие, такая эмоциональная мощь, что когда мы читаем “Мать”, мы как бы приобщаемся действительно к великому, приобщаемся к настоящей трагедии» (Дмитрий Быков).
 
Сопроводительная статья Павла Басинского
 
Павел Валерьевич Басинский (р. 1961) — российский писатель, литературовед и критик. Выпускник Литинститута, кандидат филологических наук. В настоящее время работает обозревателем «Российской газеты». Входит в постоянное жюри премии Александра Солженицына. Лауреат премии правительства РФ в области культуры за книгу «Святой против Льва. Иоанн Кронштадтский и Лев Толстой: история одной вражды» и многих литературных премий, среди которых «Большая книга» за документальный роман «Лев Толстой: бегство из рая».

читать дальше

Мать
Гай Юлий Цезарь
Наверное, современному молодому человеку интересно узнать, что «Записки о Галльской войне» Гая Юлия Цезаря (100—44 до н. э.) еще в начале ХХ века российские гимназисты кусками заучивали в оригинале — по ним учили латынь. На протяжении веков по ним обучали будущих офицеров, их и сейчас считают обязательным чтением в американских и британских военных академиях. Тем более что по стилю они «ближе всего к докладам генштабовских офицеров» (Александр Гольц). Для тех же, кто не собирается воевать, — этнографов, географов и историков — записки Цезаря до сих пор служат бесценными свидетельствами старины. А то и сам Цезарь сквозь невообразимую толщу лет увидится нам в новом свете — как, например, первый в истории блогер. Ведь это именно он положил начало систематическому общению по переписке, причем мог одновременно диктовать секретарям по пять-семь писем. Что же касается тактики боя и военной техники, то да, они радикально изменились. Но заданный Цезарем стандарт поведения командира неизменен: «…тогда Цезарь выхватил щит у одного из солдат задних рядов и прошел в первые ряды; там он лично поздоровался с каждым центурионом и, ободрив солдат, приказал им идти в атаку». Только так. И идущие на смерть тебя не забудут.
  
Перевод с латинского Михаила Покровского; Сопроводительная статья Александра Гольца
 
Александр Матвеевич Гольц (род. в 1955) — журналист, политолог. Окончил факультет журналистики МГУ. С 1980 по 1996 год работал в газете «Красная звезда», где вел рубрику «Тема недели». С 1996 года — военный обозреватель журнала «Итоги», редактор отдела политики, заместитель главного редактора «Еженедельного журнала» (в интернете — «Ежедневный журнал»). Автор многих публикаций на темы военной реформы в России, в том числе монографий «Армия России: одиннадцать потерянных лет» (1994) и «Военная реформа и российский милитаризм» (2017). Лауреат премии имени Герда Буцериуса «Свободная пресса Восточной Европы».

читать дальше

Записки о Галльской войне
Алексей Николаевич Толстой

Научно-фантастический роман «Гиперболоид инженера Гарина» Алексея Николаевича Толстого (1882—1945) — это, говоря сегодняшним языком, «легкое чтиво», почти сценарий сериала. Он и писался частями, и публиковался с продолжением, и с 1927 по 1939 год несколько раз бестрепетно переписывался автором в русле текущей политики. Что мы имеем на выходе: талантливый инженер, обуянный жаждой власти над миром, создает убийственный аппарат, с помощью которого добывает из земных глубин немеряное количество золота. Богатство и авантюризм приводят негодяя сначала к всевластию, а затем к краху. В основе заполярных глав романа лежат реальная работа и быт знаменитого геолога Николая Урванцева, разведавшего месторождения сегодняшнего «Норникеля». А вот нынешние реальные лазеры к придуманному гиперболоиду никакого научного отношения не имеют. И главное: «Роман этот, сам того не желая, вобрал в себя пульс и трепет эпохи — нервную мировую политику, знаменитые экономические крахи, технологические фантазии, слом и сдвиг модернистских исканий, ужас и наивность послевоенного (или, как говорилось тогда, послеверсальского) мира» (Иван Толстой).

читать дальше

Гиперболоид инженера Гарина
Гайто Газданов

Перед вами зрелая проза писателя-эмигранта Гайто Газданова (1903 — 1971). Загадочный роман «Призрак Александра Вольфа» (1947—1948) и философская, отчасти детективная книга «Возвращение Будды» (1949— 1950). Именно эти два текста принесли Газданову прижизненную известность. Также в небольшой том вошли поздние рассказы: «Письма Иванова», «Панихида» и «Нищий», — все они в свое время получили хорошую критику. Но объединяет эти рассказы и романы еще и глубина философских рассуждений писателя о жизни, смерти и смысле человеческого бытия.

читать дальше

Возвращение Будды
Дэвид Герберт Лоуренс

Судьба романа «Любовник леди Чаттерли» печальна и прекрасна. Его автор Дэвид Герберт Лоуренс (1885—1930), казалось, смолоду поставил перед собой задачу эпатировать английское общество всеми доступными ему способами. Критика регулярно обвиняла его в безнравственности, пацифизме, порнографии, пропаганде разврата и подрыве моральных устоев. Пик обвинений пришелся на финал жизни и творчества, роман «Любовник леди Чаттерли». В 1928 году, сразу после выхода, роман был запрещен. Тридцать лет он распространялся разными полулегальными путями — и, во многом благодаря запрету на родине писателя, во всем мире известность его росла. Наконец в 1960 году, после громкого судебного процесса, роман был разрешен и в Англии. К этому моменту он уже был причислен к безусловной классике английской литературы ХХ века. По заслугам ли? Сегодняшний читатель спокойно воспримет страницы, некогда возмущавшие чопорную публику, и, думается, по достоинству оценит тонкий психологизм, драматизм сюжета и литературное мастерство автора. А может быть, даже поставит себя на место какого-нибудь из героев этого невероятного любовного треугольника и посочувствует ему. Потому что сочувствия заслуживает каждый.

читать дальше

Любовник Леди Чаттерли
Андрей Жвалевский

Популярный сериал «Черное зеркало» мрачно — под стать названию — фантазирует о современных технологиях, общественных отношениях и их взаимном влиянии. Сборник «Серое зеркало» Андрея Жвалевского — тоже, в общем-то, об этом, хотя одноименный рассказ и был написан задолго до выхода сериала. О смертельно опасном погружении в видеоигры — и не менее опасной «геймификации» реальной войны. О войне информационной, которая очень легко перерастает в гибридную, где победителей нет по определению, зато всегда есть пострадавшие. О зависимостях вредных и зависимостях приятных — но все равно жутковатых. Но в «Сером зеркале», в отличие от «Черного», есть просвет — разножанровые истории Жвалевского объединены не только серьезным поводом для раздумий, но и легким слогом, динамичным сюжетом и отличным чувством юмора. И прозрачным гуманистическим посылом, который только так — легко, динамично и с юмором — и можно считать, воспринять и взять на вооружение.

читать дальше

Серое зеркало

« СЮДА   |   ТУДА »

1 2 3

    Московские новости

© Издательство «Время», 2000—2017