Скоро
ИЗДАТЕЛЬСТВО «ВРЕМЯ»


Фазиль Искандер

Готовится к выходу в свет новое издание!

читать дальше

Человек и его окрестности
Уильям Шекспир

Вот уже пятое столетие знаменитые трагедии Шекспира остаются наиболее востребованными литературными произведениями, спектакли «Отелло» и «Макбет» идут на многочисленных театральных подмостках по всему миру, сделаны десятки экранизаций, написаны оперы, поставлены балеты. В чем секрет огромной популярности Шекспира? Известно, что сюжеты для пьес великий драматург заимствовал у своих предшественников, почему же именно шекспировские версии стали культовыми? Быть может, потому, что именно он смог показать высший накал низких страстей человеческих — будь то помутившая рассудок Отелло жгучая ревность или необузданная жажда власти тщеславного Макбета. Разбуженные и разбушевавшиеся эти страсти несут гибель, но сквозь ужас событий и судеб у Шекспира всегда проглядывает «скрытый в трагедии смысл» (А. Блок), понуждающий человека к познанию самого себя.

читать дальше

Отелло. Макбет
Рой Медведев

В настоящем томе собрания сочинений Жореса и Роя Медведевых представлены две книги известного историка и публициста Роя Медведева о революции 1917 года и Гражданской войне в России, а также отдельные главы из книги «Жизнь и гибель Филиппа Кузьмича Миронова», ставшей результатом многолетних исследований становления советской власти на Дону, проведенных совместно с участником Гражданской войны С. П. Стариковым. Общепризнано, что революционный шквал, прокатившийся по стране, не только привел к краху монархического режима и сложившего уклада жизни в самой России, но и существенно повлиял на ход мировой истории, о чем немало написано научных и публицистических работ и художественных произведений, однако, нередко дающих однобокую характеристику происходившего. Рой Медведев выстраивает свое повествование, опираясь только на факты, подтвержденные многочисленными архивными материалами, что позволяет показать объективную картину событий тех грозных лет.

читать дальше

Революция и Гражданская война в России 1917—1922
Владимир Короленко

Владимир Галактионович Короленко (1853—1921) известен в первую очередь своими хрестоматийыми повестями «Слепой музыкант» и «Дети подземелья». Книга же его воспоминаний, которую сам он считал главной в своей творческой биографии, широкому читателю знакома существенно хуже. «История моего современника» описывает детство и молодость писателя — вплоть до его возвращения из череды ссылок в 1885 году, и выдержана в духе лучших образцов русской мемуарной прозы: от «Былого и дум» Александра Герцена до «Записок революционера» Петра Кропоткина. Однако от этих классических текстов «Историю...» отличает примечательное отсутствие эгоцентризма: Короленко пишет не столько о себе на фоне времени, сколько о времени как таковом. Благодаря авторской установке на предельную честность и объективность воспоминания Короленко оказываются волшебным окошком во времена царствования Александра II, позволяющим увидеть эту далекую от нас эпоху во всем ее разнообразии, многолюдьи и парадоксальном сходстве с современностью.


читать дальше

История моего современника
Борис Пастернак

Для современного молодого читателя ранняя проза классика русской литературы ХХ века Бориса Леонидовича Пастернака (1890—1960) нередко бывает заслонена знаменитым романом «Доктор Живаго». Между тем, повести «Детство Люверс» (1918) и «Охранная грамота» (1930) также принадлежат к вершинным произведениям русской литературы, сравнимым с трилогией Льва Толстого о детстве, отрочестве и юности. (Вспомним, кстати, что и первоначальное название «Доктора Живаго» — «Мальчики и девочки».) Повесть о взрослении «придуманной» девочки Жени Люверс и автобиографическая исповедь великого поэта едины в главном: «Пастернак не изображал мир ребенка, а выражал его изнутри» (Александр Архангельский). Все его произведения словно освещены воспоминаниями о детских радостях — рождественских елках, золотых шарах, имбирных пряниках — и о неподдельных детских горестях и драмах. Вот квинтэссенция этой высокой прозы, строки из финала «Охранной грамоты»: «Все мы стали людьми лишь в той мере, в какой людей любили и имели случай любить... Любить самоотверженно и беззаветно, с силой, равной квадрату дистанции, — дело наших сердец, пока мы дети».

 

читать дальше

Детство Люверс. Охранная грамота
Аркадий Аверченко

Говорят, самые лучшие юмористы мрачны и неулыбчивы в быту. Аркадий Тимофеевич Аверченко (1880—1925) к их числу определенно не относился. Даже свою автобиографию он писал, смеясь, — и включил ее в первый свой сборник. «Литературная моя деятельность была начата в 1904 году, и была она, как мне казалось, сплошным триумфом. Во-первых, я написал рассказ. Во-вторых, я отнес его в “Южный край”. И в-третьих (до сих пор я того мнения, что в рассказе это главное), в-третьих, он был напечатан!» И были затем напечатаны сотни рассказов, фельетонов, юморесок, шуток. И был завоеван титул «короля смеха». И был основан лучший юмористический журнал России — «Сатирикон», слава и имя которого (пусть в названии не журнала, а райкинского театра) живы и сегодня. Вообще-то к началу ХХ века Россия привыкла к другому смеху — «сквозь невидимые миру слезы». «“Сатирикон” раскрепостил русский юмор. Снял с него оковы незримых слез. Россия начала смеяться» (Тэффи). Эта сборник составлен из рассказов, написанных в разные годы — с 1910-го по 1923-й.

читать дальше

Осколки разбитого вдребезги
Мигель де Сервантес Сааведра

С книги Мигеля де Сервантеса (1547—1616) «Хитроумный идальго Дон Кихот Ламанчский» (1605, 1615) началась новая история европейской прозы. Переведенный, и довольно быстро, на множество языков, он оказал большое влияние на литературу многих народов; на русскую литературу — просто огромное. Достоевский говорил, что «Дон Кихот» принадлежит к числу книг, написанных на много столетий вперед. При этом из разнообразных толкований книги и ее главного образа выкристаллизовалась, стала основной одна трактовка. Взгляд на Дон Кихота как на воплощение идеи о высоком предназначении человека, как на героя, жертвующего собой во имя добра и справедливости. Таким он вошел и в массовую культуру, став мгновенно считываемым мемом.
Но в действительности роман о Рыцаре Печального Образа намного сложней, интересней, глубже. «Про Дон Кихота надо сказать: жил безумным, умер мудрым. “Дон Кихот” рассказывает, какая должна быть женщина и как должен любить мужчина. Люди думают, что “Дон Кихот” — это пародия, а “Дон Кихот” — это наибольшая добродетель» (Виктор Шкловский).

читать дальше

Хитроумный идальго Дон Кихот Ламанчский
Максим Горький

«Дело Артамоновых» (1925) Максим Горький (1868—1936) написал в эмиграции, в Италии. Романное время — всего 56 лет, с 1861 по 1917 год. По меркам истории ничтожный промежуток, но для российского предпринимательства — вся его эпоха, «от рассвета до заката». Многие годы в России роман прочитывался как политизированный, идеологически злободневный текст от «великого пролетарского писателя». Однако сегодня вполне понятно, что глубокие наблюдения Горького над природой человека, над трансформацией людских характеров позволяют причислить его к самым значительным модернистам в мировой и отечественной литературе ХХ века, поставить в один ряд с Фолкнером, Андреем Белым, Джойсом и Томасом Манном.

читать дальше

Дело Артамоновых
Артур Конан Дойл

Шерлок Холмс — это не просто сыщик, это еще и удивительный человек, ставший родным и близким для людей разных эпох и всех континентов. Его создатель Артур Конан Дойл (1859—1930) вряд ли думал, что истории о частном детективе ждет столь долгая и счастливая судьба, — всю жизнь ему хотелось написать что-то «посерьезнее». Однако получилось так, что рассказы о Шерлоке Холмсе Артура Конан Дойла — не только и не столько классика детективного жанра, сколько удивительное чтение на все времена, несущее в себе черты гуманизма, веры в человека, рыцарского следования долгу. Между прочим, Конан Дойл был действительно посвящен в рыцари, причем не за литературные заслуги, а за службу военным врачом в годы англо-бурской войны. На его надгробной плите выгравирован рыцарский девиз — «Верен как сталь, прям как клинок». Этими качествами Конан Дойл сполна наделил и своих самых известных и любимых персонажей — Холмса и его помощника и биографа, бывшего военврача Ватсона, прототипом которого не без оснований считают автора. Лучшие и самые типичные из рассказов о Шерлоке Холмсе собраны в этой книге.

читать дальше

Рассказы о Шерлоке Холмсе
Варлам Шаламов

Когда Варлам Тихонович Шаламов (1907—1982) писал свою прозу, еще земля дышала братскими могилами лагерей. Первым читателям, потрясенным этой эксгумацией, этой разверзшейся перед ними адской воронкой, было не до художественных оценок. Иосиф Бродский, прочитав «Архипелаг ГУЛАГ» Солженицына, сказал: «Возможно, через две тысячи лет чтение “ГУЛАГа” будет доставлять то же удовольствие, что чтение “Илиады” сегодня». Но чтобы читать «Колымские рассказы», как «Илиаду», не нужно ждать две тысячи лет. Вслед за моральным потрясением приходит и понимание всей уникальности Шаламова-художника. Его «новая проза» — диковинный сплав русского постсеребряного века и золотых приисков Колымы. Как известно, великое видится на расстоянии. В случае Шаламова это расстояние оказалось минимальным.

читать дальше

Колымские рассказы
Борис Берлин

Эту книгу можно назвать антологией обреченных. Обреченных друг на друга. Двоих, у которых иногда получается, а иногда нет — как у всех, вот только красок в их жизни гораздо больше. А значит, и счастья, за которое все равно приходится платить…

читать дальше

Цимес

« СЮДА   |   ТУДА »

1 2 3 4

    Московские новости

© Издательство «Время», 2000—2017