Время на non/fiction-2013
ИЗДАТЕЛЬСТВО «ВРЕМЯ»


Сергей Чупринин

В эту пеструю, как весенний букет, книгу вошли и фундаментальные историко-литературные работы, и мемуарные очерки, и «сердитые» статьи о том, как устроена сегодняшняя российская словесность. Известный критик, главный редактор журнала «Знамя», как и положено, внимательно разбирает художественные тексты, но признается, что главное для него здесь — не строгий филологический анализ, а попытка нарисовать цельные образы писателей, ни в чем друг на друга не похожих, понять логику и мистику их творческого и жизненного пути. Вполне понятно, что в этой галерее портретов и пейзажей находится место и автопортретам, так что перед нами — самая, может быть, исповедальная и самая «писательская» книга Сергея Чупринина.


Признательные показания
Рой Медведев

Очередной том собрания сочинений Роя и Жореса Медведевых составлен из очерков Роя Медведева о политических деятелях, в разные годы входивших в ближайшее окружение Сталина — Троцком, Каменеве, Свердлове, Молотове, Кагановиче, Микояне, Ворошилове, Маленкове, Суслове, Калинине… И хотя автор считает, что многие «люди из окружения Сталина не были выдающимися личностями или великими политиками», новому поколению россиян безусловно следует знать, какие исторические персонажи десятилетиями находились у власти в стране,  какими методами делались и как рушились государственные и партийные карьеры. Отдельный очерк посвящен семье Сталина.

Они окружали Сталина
Владимир Цай

Своей первой книгой («Я нашел смысл жизни») Владимир Цай доказал, что жанр серьезного философского трактата доступен не только профессиональным ученым. И что от автора этих размышлений можно «ожидать неожиданностей» — они и не замедлили появиться. Если существуют в литературе полюса — они перед вами. Первая часть этой книги — типичная мужская проза об армейской службе. Воспоминания, наблюдения, случаи, судьбы. И вывод: «Армия – это мускулы общества. Даже если нет угрозы войны, они должны быть в хорошей форме. Военные парады – это соревнования по бодибилдингу между государствами». Другая же половина книги — еще одна попытка объяснить мир, проследив, как «гомо сапиэнс эволюционировал в сетевой сапиэнс» и как «человек превращался в терминал Интернета, сначала мобильный, а затем и стационарный».  Что общего с первой частью книги? Вывод: мысли — мускулы мозга. Мозги тоже должны быть в хорошей форме. Чтобы не помереть от скуки.

Кто в армии служил
Юлий Ким

«Горе от ума», как известно, все разобрано на пословицы и поговорки, но эту строчку мало кто помнит. А Юлий Ким не только вспомнил, но и сделал названием своего очередного, четвертого в издательстве «Время» сборника: «Все что-то видно впереди / Светло, синё, разнообразно». Упор, заметим, — на «разнообразно»: здесь и стихи, и песни, и воспоминания, и проза, идраматургия. Многое публикуется впервые. И — согласимся с автором — «очень много очень человеческих лиц», особенно в щемящем душу мемуаре «Однажды Михайлов с Ковалем» — описанием странствий автора свеликими друзьями-писателями на том и на этом свете. И Грибоедов возникнет в книге еще раз: «А ну-ка, что сказал поэт? / Всё врут календари! / А значит, важно, сколько лет / Не с виду, а внутри!». Внутри Юлию Киму по-прежнему очень немного — до смешного мало.


Светло, синё, разнообразно: Стихи, проза, драматургия
сборник

«Иронический человек» — не биография, а собрание разных текстов, формирующих основу настоящей биографии, которая, хочется верить, будет составлена уже в близком будущем. В книгу вошли материалы, написанные автором и составителем Леонидом Гомбергом в период с 1996 по 2009 год, его беседы с видными деятелями российской культуры Е. Евтушенко, Е. Камбуровой, М. Козаковым и О. Николаевой о поэте, а главное, непоэтические тексты Юрия Левитанского; часть из них публикуется впервые. Вниманию читателей представлена также подборка стихов, отражающих некоторые события в жизни поэта.

Иронический человек. Юрий Левитанский: штрихи к портрету
Лев Хургес

Автор этих воспоминаний, Лев Лазаревич Хургес (1910, Москва — 1988, Грозный), был человеком своего времени: технарем, романтиком, послушным слугой революции. В 14 лет его поразила первая и всепоглощающая, на всю жизнь, «любовь» — страсть к радиоделу, любовь, которая со временем перешла и в «законный брак», став профессией. Эта любовь завела его далеко — сначала, в 1936 году, в Испанию, где он, радист-интернационалист, храбро воевал на стороне республиканцев, и уже в 1937 году — в ГУЛАГ. Львиную долю своего 8-летнего срока он отмотал на Колыме. Между романтизмом Испании и соцреализмом Колымы — тысячи связующих нитей: взаимная слежка, взаимный страх доносительства, взаимные предательства, весь тотальный бесчеловечный советский социум. Читать эти воспоминания интересно и легко: в них и история, и люди, и мужественная борьба за выживание и за достоинство человека в нечеловеческих условиях, и озорной блеск в вечно юношеских и влюбленных глазах.

Москва — Испания — Колыма: Записки радиста и зэка
Игорь Кон

«Бить или не бить?» — последняя книга выдающегося российского ученого-обществоведа Игоря Семеновича Кона, написанная им незадолго до смерти. В этой книге, опираясь на многочисленные мировые и отечественные антропологические, социологические, исторические, психолого-педагогические, сексологические и иные научные исследования, автор попытался представить общую картину телесных наказаний детей как социокультурного явления. Каков их социальный и педагогический смысл, насколько они эффективны и почему вдруг эти почтенные тысяче­­­летние практики вышли из моды? Или только кажется, что вышли? Задача этой книги — помочь читателям, прежде всего педагогам и родителям, осмысленно, а не догматически сформировать собственную жизненную позицию по этим непростым вопросам.

Бить или не бить?
Валентин Степанков

Прошло двадцать лет с тех дней, когда группа лиц из высшего руководства СССР, назвав себя «Государственным комитетом по чрезвычайному положению» (ГКЧП), попыталась захватить власть в стране. За эти годы было опубликовано немало мемуаров, в том числе и самих гэкачепистов, но, как правило, такие воспоминания не совсем точны, односторонни и субъективны. В своей новой книге Валентин Степанков, в то время Генеральный прокурор России, возглавлявший следствие по делу ГКЧП, предлагает вниманию читателей достоверную и детальную реконструкцию событий августа 91-го, подкрепленную фактическим материалом — показаниями обвиняемых, свидетелей и другими документами. Цель автора не только беспристрастно рассказать о нашем недавнем прошлом, но и показать, сколь опасен политический авантюризм.

ГКЧП: 73 часа, которые изменили мир
Рой Медведев

Книга Роя Медведева «К суду истории», написанная в 1971 году, не случайно открывает собрание сочинений братьев Роя и Жореса Медведевых. Она и сегодня сохраняет свою актуальность и остаётся главной книгой известного историка Роя Медведева. Это первое серьёзное исследование о Сталине и сталинизме, пришедшее на Запад из России. Книга вызвала интерес не только в политических и академических кругах, но и в левом движении. На неё сразу появилось большое количество рецензий. Это наиболее известная книга автора на Западе, первое и наиболее важное его исследование.

Книга до сих пор издаётся в США и рекомендуется там как учебное пособие по истории СССР в американских университетах. «К суду истории» вышла 20 странах и переведена на 14 языков мира, а в Китае выдержала три переиздания.

К суду истории
Рой Медведев, Жорес Медведев

С распадом СССР были рассекречены многие архивы, у историков появилась возможность ознакомиться с новыми свидетельствами, документами, фактами, что спровоцировало небывалый поток литературы, в том числе на тему "Сталин и сталинизм". Что же отличает "Неизвестного Сталина" Роя и Жореса Медведевых от остальных попыток исследователей раскрыть секреты великого вождя и его эпохи? Объективность. Авторы опираются исключительно на материалы архивов. К ранее изданному "Неизвестному Сталину", который уже переведен на двенадцать языков, добавлены новые разделы.

Неизвестный Сталин
« СЮДА   |   ТУДА »

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 ... 14

    Московские новости

© Издательство «Время», 2000—2017