Документальный роман
ИЗДАТЕЛЬСТВО «ВРЕМЯ»
Лев Хургес

Автор этих воспоминаний, Лев Лазаревич Хургес (1910, Москва — 1988, Грозный), был человеком своего времени: технарем, романтиком, послушным слугой революции. В 14 лет его поразила первая и всепоглощающая, на всю жизнь, «любовь» — страсть к радиоделу, любовь, которая со временем перешла и в «законный брак», став профессией. Эта любовь завела его далеко — сначала, в 1936 году, в Испанию, где он, радист-интернационалист, храбро воевал на стороне республиканцев, и уже в 1937 году — в ГУЛАГ. Львиную долю своего 8-летнего срока он отмотал на Колыме. Между романтизмом Испании и соцреализмом Колымы — тысячи связующих нитей: взаимная слежка, взаимный страх доносительства, взаимные предательства, весь тотальный бесчеловечный советский социум. Читать эти воспоминания интересно и легко: в них и история, и люди, и мужественная борьба за выживание и за достоинство человека в нечеловеческих условиях, и озорной блеск в вечно юношеских и влюбленных глазах.

читать дальше

Москва — Испания — Колыма: Записки радиста и зэка
Виктор Лазерсон. Тамара Лазерсон-Ростовская

Дневники узников Каунасского гетто Тамары и Виктора Лазерсонов имеют не так уж много аналогов. Возраст писавших (13-15 лет!), сочетание как исторических, так и бытовых событий, а также интимных переживаний сближает их особенно тесно с дневником их амстердамской ровесницы — Анны Франк. Дневник Тамары при этом вобрал в себя драматические события не только периода ее жизни в гетто, но и того времени, когда она скрывалась от немцев в литовской глубинке под вымышленным литовским именем, а также тех нескольких тяжелейших лет сразу же после окончания войны, когда в Литве установилась советская власть. Помимо дневников Тамары и Виктора в книгу включены очерки и стихи каждого из них, написанные как во время войны, так и в мирные годы. Завершают книгу выдержки из писем, полученных Тамарой Лазерсон от ее литовских спасительниц, а также адресованное ей стихотворение. Эта уникальная книга будет интересна всем, кого волнует история Второй мировой войны и Шоа, но в особенности детям, ведь и автор — а сегодня ей за восемдесят — когда-то была самым обыкновенным домашним городским ребенком, любящим читать книжки и получать хорошие отметки, играть со сверстниками и разбираться в своих чувствах к некоторым из них.

читать дальше

Записки из Каунасского гетто (Катастрофа сквозь призму детских дневников). Дневники. Очерки. Стихи
Ольга Кучкина

Свободная любовь — на первый взгляд, вещь довольно сомнительная. Обычно за этими словами скрывается внебрачная, а то и продажная любовь. Ею занимались жрицы любви, чью профессию именовали второй древнейшей. Потеряв флер загадочности и даже величия, она  дожила до наших дней в виде банальной торговли телом. Не о ней речь. Свободная любовь — вымечтанный личный и общественный идеал.

читать дальше

Свободная любовь
Людмила Иванова

«Людмила Иванова артистка прекрасная!» — с этими словами Эльдара Рязанова нельзя не согласиться. Она талантлива, естественна, самозабвенно любит свой «Современник», одним из основателей которого она является наряду с Олегом Ефремовым, Галиной Волчек, Олегом Табаковым…

читать дальше

Мой «Современник»
Михаил Богословский

Дневники М. М. Богословского (1867—1929), одного из виднейших представителей московской школы историков, ученика и преемника В. О. Ключевского на кафедрах русской истории в Московском университете и Духовной академии, впервые публикуются в полном объеме. Основу составляют ежедневные записи с июля 1915 г. по ноябрь 1917 г., публикуются также сохранившиеся фрагментарные записи 1913 г. и дневник за два месяца 1919 г. Многочисленные сведения о событиях и лицах, с которыми М.М. Богословского сталкивала судьба, стремление вписать свои наблюдения в контекст русской истории делают его дневники ценнейшим историческим источником, важным для понимания университетской и интеллигентской среды в эпоху кризиса всех традиционных ценностей. Дневниковые записи позволяют также лучше понять внутренний мир крупного ученого, его мировоззрение, оценить его вклад в историческую науку и вместе с тем ощутить обаяние его личных, человеческих качеств. Для историков и всех интересующихся отечественной историей.

читать дальше

Дневники. 1913—1919. Из собрания Государственного Исторического музея
Ольга Мариничева

Понятие «тайна исповеди» к этой «Исповеди…» совсем уж  неприменимо. Если какая-то тайна и есть, то всего одна — как Ольге Мариничевой хватило душевных сил на такую невероятную  книгу. Ведь даже здоровому человеку… Стоп: а кто, собственно, определяет границы нашего здоровья или нездоровья?

читать дальше

Исповедь нормальной сумасшедшей
Александр Купер

Чечня. Вторая война, официально именуемая контртеррористической операцией. В центре повествования противостояние между друзьями-врагами подполковником спецназа ВДВ Октавианом Шрамом и одним из лидеров чеченских боевиков Хусаином Кунгаевым. Лихо закрученный детективный сюжет не помешал Александру Куперу поставить острые вопросы войны и мира на Кавказе. Личная жизнь героев тесно переплетена с новейшей историей страны, в романе даны правдивые картины фронтовой жизни федеральных войск, чеченских обычаев и традиций. Глазами автора читатели даже могут заглянуть за высокую Кремлевскую стену, где решается судьба страны.

читать дальше

Ангел мой
Зоя Светова

Что может быть хуже, чем явная несправедливость? Имитация, симуляция справедливости — считает корреспондент журнала «The New Times» Зоя Светова. Герои ее «документального романа», московский ученый и чеченская девушка (у них есть вполне узнаваемые прототипы в реальной жизни), стали жертвами неправого суда. Как, почему и в чьих корыстных интересах судейскими мантиями прикрывается явная несправедливость — в этом и пытается разобраться автор. «Книга Зои Световой никак не „закрывает тему". Она высвечивает проблему, выхватывает ее из темноты» (Николай Сванидзе).

читать дальше

Признать невиновного виновным
Валерий Кичин

«Многие критики сегодня пишут, чтобы показать себя, и критикуют, часто не вникая в суть, не понимая замысла. Валерий же как профессионал оценивает всю картину: подмечает детали... Я всегда с большим интересом читаю его публикации. Конечно, для меня важно, что он думает о моих работах, но и когда речь идет о работах коллег, я знаю, что могу доверять его оценке» (Петр Тодоровский).

читать дальше

Там, где бродит Глория Мунди: Лента встреч
Лидия Чуковская

Книга Лидии Чуковской об Анне Ахматовой — не воспоминания. Это — дневник, записи для себя, по живому следу событий. В записях отчетливо проступают приметы ахматовского быта, круг ее друзей, черты ее личности, характер ее литературных интересов. Записи ведутся «в страшные годы ежовщины». В тюрьме расстрелян муж Лидии Чуковской, в тюрьме ждет приговора и получает «срок» сын Анны Ахматовой. Как раз в эти годы Ахматова создает свой «Реквием»: записывает на клочках бумаги стихи, дает их Чуковской — запомнить — и мгновенно сжигает. Начинается работа над «Поэмой без героя». А вслед за ежовщиной — война... В качестве «Приложения» печатаются «Ташкентские тетради» Лидии Чуковской — достоверный, подробный дневник о жизни Ахматовой в эвакуации в Ташкенте в 1941 — 1942 годах.
Книга предназначается широкому кругу читателей.

читать дальше

Записки об Анне Ахматовой: В 3 томах

« СЮДА   |   ТУДА »

1 2 3 4 5 6 7

    Поддержка Правительства Москвы

© Издательство «Время», 2000—2017