Время на non/fiction-2013
ИЗДАТЕЛЬСТВО «ВРЕМЯ»


Алла Ярошинская

За предыдущую книгу-расследование "Чернобыль. Совершенно секретно" Алла Ярошинская удостоена в 1992 году "альтернативной Нобелевской премии". Прошло уже двадцать лет с момента самой страшной техногенной катастрофы XX века, но далеко не вся правда о ней известна.

В новой книге Алла Ярошинская публикует многие прежде тайные чернобыльские материалы: документы Политбюро ЦК КПСС, шокирующую своей циничностью переписку медицинских и партийных чиновников, документы "чернобыльского сопротивления" властям, результаты исследований независимых ученых.
В той или иной степени от ядерной катастрофы уже пострадали девять миллионов человек в Белоруссии, Украине и России. Но число это далеко не окончательно - Чернобыль продолжает угрожать каждому из нас.

Чернобыль. 20 лет спустя. Преступление без наказания
Цецилия Воскресенская
Цецилия Воскресенская рассказывает о своей семье, об отчиме, известном советском поэте Илье Сельвинском, о знакомстве с Б.Пастернаком и К.Чуковским, о дружбе с детьми немецких антифашистов, о любви, которую она пронесла через всю жизнь. В книге приводятся трогательные письма Ильи Сельвинского к жене и детям.
Мои воспоминания
Нина Рябова
Чеченские события... боевые действия... В официальных сводках не пишут о том, сколько горя они принесли, сколько матерей, жен, невест живут с печалью в сердце... Среди них Нина Александровна Рябова, мать солдата, прошедшего Чечню. Она - не литератор, ее книга - не художественный вымысел. И по сути, и по форме - это дневниковые записи матери о трагической судьбе сына.
Чеченский шрам. Из дневников матери
Анатолий Рубинов
Знаменитый журналист "Литературной газеты" Анатолий Рубинов, очерками и расследованиями которого зачитывалась вся страна, написал книгу, которая наверняка в очередной раз поразит читателей. Как так?! Оказывается, Москва в конце XIX - начале XX веков, не входя в печально известную "черту оседлости", была вполне "еврейским городом".
Оказывается, многие известные промышленники, писатели, поэты, врачи, художники, прославившие родину, были евреями. Одни из них не скрывали своего происхождения и открыто гордились им, другие особо его не афишировали, не без основания опасаясь преследований со стороны антисемитов...
Документальные очерки написаны главным образом на основе исторических материалов, хранящихся в Московском городском объединении архивов (Фонд генерал-губернатора Москвы).
Такова еврейская жизнь
Сергей Тютюнник
"Сергей Тютюнник становится одним из тех русских писателей, которые не хотят мириться с кашей в голове, бардаком в стране и хаосом в армии" (Лев Аннинский). Судьба забросила его в Афганистан, потом в Абхазию, в Чечню, Дагестан и опять в Чечню... Из этих переделок он вышел полковником Российской Армии, с орденом Мужества и медалью "За Отвагу", с ранением и рукописями очерков. Война и водка, война и наемники, война и награды, война и секс, война и эстрада... Энциклопедия солдатской жизни, написанная прямо с натуры.
12 пуль из чеченской обоймы
Вадим Речкалов
Киншка - чеченское слово. В переводе - книга, том, фолиант. Герои киншки военного корреспондента "Известий" Вадима Речкалова знать друг друга не хотят, едва собираются вместе - между ними тут же возникает конфликт. Единственное, что их объединяет, - все они живут в Зоне КТО - зоне контртеррористической операции. Все - от террористок-смертниц со взрывчаткой на талии до гламурных барышень в "лексусах". У каждого своя война, своя любовь, своя правда. Каждый в отдельности - в принципе, хороший человек. Одна проблема - как их всех, таких хороших, помирить.
Живых смертниц не бывает
Александр Колчинский
"В этой книге я хотел рассказать не только о себе, но и о людях, взрослых и сверстниках, окружавших меня в детстве и отрочестве. Мне хотелось рассказать о Москве и московской жизни, какими я запомнил их в те давние годы. Хочется надеяться, что мой рассказ будет интересен читателям разных поколений: моим ровесникам, их родителям и детям".
Александр Колчинский
Москва, г.р. 1952
Николай Мамулашвили
Эту книгу военный корреспондент "Радио России" Николай Мамулашвили написал спустя шесть лет после чеченского плена. В марте 1997 года трех сотрудников "Радио России" - Юрия Архипова, Льва Зельцера, Николая Мамулашвили, и корреспондента ИТАР-ТАСС Николая Загнойко захватили боевики. Эта четверка провела в плену 94 дня. Все это время страна следила за их поисками, родные, друзья и коллеги вели переговоры с боевиками, а сами пленники не знали, что случится с ними завтра. Теперь читатель получит возможность узнать эту историю из первых уст.
Моя чеченская война. 94 дня в плену
Томас Айгнер
Ее звали Ольга Смирнитская, она была одной из первых русских женщин, сочинявших музыку. Он - всемирно известный композитор Иоганн Штраус, приглашенный ко двору русского царя. 30 сентября 1858 года он включил ее польку-мазурку в программу собственного концерта в Павловске - таким изысканным способом объяснившись ей в любви. Вспыхнувший роман они были вынуждены скрывать. Иоганн, "мечущийся между надеждой и отчаянием", пытался получить согласие на брак сначала у самой Ольги, потом у ее родителей, потом у собственной матери... Замышлялась даже "романтическая свадьба с похищением невесты и побегом"... В 1993 году автор этой книги обнаружил в венском архиве любовные письма Иоганна и Ольги, считавшиеся уничтоженными.
Иоганн Штраусс - Ольга Смирнитская. 100 писем о любви
Марина Влади
Знаменитая французская актриса Марина Влади написала историю собственной семьи с помощью необычного литературного приема — она продлила жизнь героев чеховского "Вишневого сада", наделив их реальными судьбами своих родных и близких. Сюжет завязывается в 1894 году в Париже, куда уезжает бабушка героини (у бабушки Марины действительно был до революции вишневый сад под Курском). А завершается семейная сага в Москве, куда мать писательницы, кстати, приезжала познакомиться с женихом дочери — Владимиром Высоцким...
Мой вишневый сад
« СЮДА   |   ТУДА »

1 2 3 4 5 6 7

    Московские новости

© Издательство «Время», 2000—2015