Время на non/fiction-2013
ИЗДАТЕЛЬСТВО «ВРЕМЯ»


Яна Дубинянская
Что если у каждого из нас будет своё, собственное, не связанное с другими людьми время? Даже «если» никакого не нужно, не нужно фантастического допущения — мы и так давно живём в своём собственном ритме. Не верите? Неужели вы сами никогда не ловили себя на мысли, что время тянется невыносимо медленно, когда окружающие его даже не замечали? (читать дальше)
Свое время: Роман
Виктор Мартинович
История взросления девушки Яси, описанная Виктором Мартиновичем, подкупает сочетанием простого человеческого сочувствия героине романа и жесткого, трезвого взгляда на реальность, в которую ей приходится окунуться. Действие разворачивается в Минске, Москве, Вильнюсе, в элитном поселке и заштатном районном городке. Проблемы наваливаются, кажется, все против Яси — и родной отец, и государство, и друзья… Но она выстоит, справится. Потому что с детства запомнит урок то ли лунной географии, то ли житейской мудрости: чтобы добраться до Озера Радости, нужно сесть в лодку и плыть — подальше от Озера Сновидений и Моря Спокойствия…
Оценивая творческую манеру Виктора Мартиновича, американцы отмечают его «интеллект и едкое остроумие» (Publishers Weekly, США). На другом берегу Атлантики считают, что «Виктор Мартинович — настоящая находка для европейской литературы» (Радио WDR 3, Германия). Наверняка и российский читатель проникнется симпатией к «новой Скарлетт О'Хара» — она этого заслуживает.
Озеро Радости: Роман
Екатерина Тимашпольская

Когда Екатерина Тимашпольская писала книгу «Митя Тимкин, второклассник», то прототипом главного героя видела своего сына и некоторые сюжеты «подсмотрела» у него. «Когда ‘‘Тимкин’’ вышел, — рассказывает писательница, — сын необычайно возгордился, и первое время было совершенно непонятно, кто из нас двоих написал историю о Мите. Он, конечно, отождествил себя с главным героем и пару недель даже отлично учился! Прошло несколько месяцев, и сын попросил написать продолжение: ‘‘Мам! А что же было дальше?’’ Я задумалась и...» А дальше приключения Мити Тимкина продолжались — иначе и быть не может, если ты взрослый, самостоятельный почти-четвероклассник, а впереди всё лето. Лето — это куча возможностей: покататься в Африке на настоящем слоне, провести месяц в лагере рыцарей, поехать с родителями на Чёрное море, завести новых друзей и, конечно, ни минуты не скучать.

Митя Тимкин. Приключения продолжаются
Артур Гиваргизов
Авторский стиль Артура Гиваргизова невозможно описать, но узнаётся он с первых строк — на сей раз это строки о Диме. Вы что, не знаете Диму? Вот же он: «Дима. Главный герой. Сначала он не очень хотел быть главным героем, стеснялся. Купил себе шапку-невидимку, отключил телефон, взял псевдоним... Но потом привык. Ничего не поделаешь. Ну и: Серёжу из ямы вытащил, шпагу проглотил, забил гол сборной Германии... Герой».
Дима, Дима и Дима
Валерий Залотуха
Роман «Свечка» сразу сделал известного киносценариста Валерия Залотуху знаменитым прозаиком — премия «Большая книга» была присуждена ему дважды — и Литературной академией, и читательским голосованием. Увы, посмертно — писатель не дожил до триумфа всего нескольких месяцев. Но он успел подготовить к изданию еще один том прозы, в который включил как известные читателю киноповести.
Отец мой шахтер: Избранное
Хуберт Зайпель
«Хуберт Зайпель имеет лучший доступ к Путину, чем любой другой западный журналист» («Spiegel»). В этом одно из принципиально важных достоинств книги — она написана на основе многочисленных личных встреч, бесед, совместных поездок Владимира Путина и немецкого тележурналиста. 
Путин: Логика власти
Александр Солженицын
В восемнадцатый том 30-томного собрания сочинений А. И. Солженицына вошли его повесть в стихах «Дороженька», неоконченная повесть «Люби революцию», стихи. 
Собрание сочинений в 30 томах. Том 18. Раннее
Андрей Жвалевский, Евгения Пастернак
Авторы давно и крепко полюбившихся всем — взрослым, детям, библиотекарям, учителям и жюри литературных премий — повестей «Время всегда хорошее», «Я хочу в школу», «Правдивая история Деда Мороза» и многих других написали новую книгу. В ней Андрей Жвалевский и Евгения Пастернак берут читателя за руку и уводят со школьных занятий... Куда? Чем занимаются старшеклассники после школы? Много чем — например, танцуют. Сюжет каждой из глав стремительно закручивается вокруг одного из воспитанников студии бального танца. Каждому из них есть о чём переживать — от безответной любви и проблем с родителями до поиска своего места в жизни. Но в финале личные проблемы героев отступают перед общей бедой: под угрозой судьба их тренера — человека жесткого, но всей душой преданного своему делу. Некоторые ошибки будут исправлены, а некоторые нет — открытый финал не решит всех проблем и не даст готовых ответов на главные вопросы. Но герои этой истории выйдут из нее другими людьми — и читатель, скорее всего, тоже.
Открытый финал
Валерий Залотуха

Герой романа «Свечка» Евгений Золоторотов — ветеринарный врач, московский интеллигент, прекрасный сын, муж и отец — однажды случайно зашел в храм, в котором венчался Пушкин. И поставил свечку. Просто так. И полетела его жизнь кувырком, да столь стремительно и жестоко, будто кто пальцем ткнул: а ну-ка испытаем вот этого, глянем, чего стоит он и его ценности.

  

Об авторе

 

Валерий Залотуха родился в 1954 году. 

Писатель, кинодраматург, режиссер документального кино.

Автор двух книг прозы. Его повесть «Последний коммунист» вошла в шорт-лист премии «Русский Букер», издана во Франции и Голландии. Повесть «Мусульманин» издана во Франции и Венгрии.

Лауреат премии российской киноакадемии «Ника» за сценарий фильма «Мусульманин». Автор сценариев более двадцати художественных фильмов, среди которых призеры российских и международных фестивалей — «Садовник», «Рой». «Макаров», «72 метра».

Последние двенадцать лет посвятил работе над романом «Свечка».

 

 

Ветеринар — профессия тихая, домашняя, уютная. Однако герою романа «Свечка» выпали на долю не менее головокружительные и страшные приключения, чем его прославленному коллеге доктору Айболиту. Как и в мудрой сказке, все закончилось хорошо, но для того, чтобы обрести любовь, дом, внутреннюю свободу и веру, лопоухому идеалисту Жене Золоторотову пришлось пройти сквозь такие испытания, что заставляют вспомнить судьбу Иова. Подлые игры властителей и предательство тех, в кого верил, жестокость почти неразличимых уголовников и стражей порядка и цинизм изощренных умников, глумление над верой и ее пакостная имитация, хамство богачей и душевная опустошенность замордованных обывателей, проклятье братоубийственного прошлого и равнодушие к будущему, самообман и отчаяние — вот та тьма, в которой горит свечка. Горит и не сгорает, потому что рядом с живодерами, трусами, политиканами, фарисеями и ханыгами живут добрые, совестливые, благородные люди, чей душевный склад не зависит ни от социального статуса, ни от безжалостных правил, что навязывает князь мира сего. Они ошибаются и грешат, попадают в трагические и невероятно смешные положения, далеко не всегда успевают помочь друг другу (но и так случается совсем не редко). Им бывает непереносимо больно и страшно, но им же даруется настоящая радость. Словом, в романе Валерия Залотухи все привычно и невероятно. Как у Пушкина, Достоевского, Толстого — как в русской жизни. 

Андрей Немзер 

 

Зачем такая толстая книга? Из-за цены вопроса.

«У тебя есть книга «Пушкин», а книга «Гоголь» у тебя есть?» — ставит вопрос гимназист гимназисту у Леонида Добычина. Зачем «Война и мир» такая же толстая, как сама Россия?

Что кроме великого («правдивого и свободного») языка и непомерного пространства мы имеем? Почему мы до сих пор не можем справиться ни с проблемой выбора, ни с обретением менталитета? Почему не можем сами себя понять?

Каждый настоящий русский писатель, так или иначе, ставил этот вопрос перед собой, осознавая или угадывая.

Автор «Свечки» решился ответить самому себе на него так (надеясь на читателя): хватит разделять советское и русское!

И советское всегда было (и до переворота) и русское никуда не денется.

Надо бы осмелиться себе это сказать, чтобы не сгорать каждый раз , как свечка, в трещине собственной Истории, в которой, как лава, закипает вулканическая власть, в которой мы, как в адском котле, каждый раз перевариваемся.

Кажется, снова (как никогда, как всегда) вовремя поставить сегодня вот так вопрос. 

Андрей Битов

 

 

…Валерий Залотуха публикует великолепный двухтомный (2000 страниц!) роман «Свечка», после которого его сценарии — даже «Макаров», даже «Мусульманин» — рискуют навеки оказаться в тени его страшной и насмешливой прозы.

 

 Дмитрий Быков

  

В читателе, воспитанном великой русской литературой, всегда живет мечта о настоящем романе. Вот он, самый настоящий — современный, полновесный, густонаселенный, остросюжетный, насыщенный большими идеями и небанальными мыслями. Талантливый по самому строгому счету — по толстовским, по достоевским меркам. Рассчитанный на долгое, внимательное, трудное прочтение — когда хочется остановиться, перевести дух, подумать. О чем роман? Обо всех нас, о нашей перевернувшейся жизни, о нашей прекрасной и окаянной эпохе. О несправедливости человечьих судеб и о вечной надежде и шансе на высшую, итоговую справедливость. О тебе, читатель — даже если ты не увидишь в этой книге своей конкретной судьбы, своего дома и своего лица. 

Борис Пастернак

Свечка
Марина Аромштам
Есть ли у яблок память? И о чём они могут помнить? Если вóрон — не муж ворóны, то как назвать жену вóрона? И что означает слово «натюрморт»? С такими вопросами и ответами на них вы встретитесь на страницах этой книжки. Только не думайте, что перед вами познавательная энциклопедия из разряда «Сто вопросов — сто ответов». Это весёлая сказка. Такая весёлая, что временами хочется плакать. Её герои (читать дальше)
Ворон Клара и яблочный год
« СЮДА   |   ТУДА »

1 2 3 4

    Московские новости

© Издательство «Время», 2000—2015

Пиломатериалы, хвоя, дуб www.erbrus.ru . Полотенце купить онлайн - бумажные полотенца.