Новинки

ИЗДАТЕЛЬСТВО «ВРЕМЯ»

Этот роман — семейная сага, история братьев, разлученных Гражданской войной. В частных судьбах персонажей преломляются ключевые моменты истории. Следуя за ветхозаветной метафорой братоубийства, автор пытается понять природу зла, осознание содеянного, скупление вины действительной и мнимой, предлагая читателю свое понимание закономерности и случайности преступления и наказания. Повествование охватывает период с начала I мировой войны, «пракатастрофы» XX века, до его трагического финала — крушения нью-йоркских башен-близнецов. То, что начинается как семейная драма в декорациях традиционного еврейского быта, террористического подполья, революции и гражданской войны, эволюционирует в роман авантюрно-приключенческий, а потом и в политический триллер, мастерски закрученный вокруг самых интригующих событий XX века. Но при всех поворотах сюжета главным героем книги остается история. Игра со стилями, смыслами и фактами — важная характеристика писательской манеры автора. Элементами этой игры оказываются образы и тексты, часто чужие, прямые цитаты и отсылки к ним, детали и интонации, заимствованные из разных источников. Активно используя технику коллажа, автор строит повествование из кубиков, найденных в архивах и дневниках, лавках старьевщиков, заброшенных домах, старых книгах и подшивках газет, из хлама, подобранного на обочине дороги.

читать дальше

В поисках Авеля
От этого текста пышет печным жаром и тянет могильным холодом — причем одновременно. В основе романа материалы следственного дела Петра Ильича Нестеренко, директора Московского крематория на территории Донского некрополя. Работая над романом, Саша Филипенко повторил путь главного героя, вслед за ним побывав в Саратове и Париже, в Стамбуле и Варшаве. Огромный объем архивных документов предоставило автору общество «Мемориал». «Кремулятор» — художественная реконструкция совершенно удивительной судьбы. Идея оформления обложки: Роман Филипенко. Оформление и макет: Валерий Калныньш
 

читать дальше

Кремулятор

Авторы собирались написать обычную подростковую повесть. Но что-то пошло не так. Во-первых, повестей получилось четыре. Хотя история одна. Во-вторых, у каждой части свой жанр: школьный хоррор, фэнтези, «твердая» фантастика и антиутопия. Наверное, в сумме этот жанр можно назвать словом «пробудизм». Или «про буддизм» — как вам удобнее. В-третьих, чуть ли не каждый читатель в финале видит свое объяснение описанным событиям и свою главную идею. Хотя авторы думали, что все совершенно однозначно. И только одно предсказание сбылось — как обычно, книга Жвалевского и Пастернак читается запоем. Людьми любого возраста.

Обложка: Елена Ситайло.

12+


читать дальше

Приквел

Вам никогда не хотелось прожить жизнь заново или сделать в ней что-то иначе? Войти в другую дверь? Заняться другой профессией? А может просто выбрать пункт назначения, как приходится делать бегущему из Москвы российскому бизнесмену? И тогда жизнь сложилась бы по-другому. Или нет? Роман «Лестница в небо» полон полифонии — его действие начинается в сегодняшней Москве, потом возвращается в Петербург начала 90-х, и далее смонтированные как кадры фильма главы переносят читателя то в Нью-Йорк 11 сентября 2001 года, то в столкнувшийся с эпидемией ковида-19 Милан, то в Нижний Новгород, то в Америку будущего. На этом фоне причудливо переплелись пути героев: двух друзей и партнеров по бизнесу, балерины Мариинского театра, итальянского священника, морского капитана с Аляски... «Лестница в небо» — не только занимательная история с непредсказуемыми сюжетными ходами, но и попытка автора затронуть вечные «неудобные» вопросы: о ценности в бизнесе и в жизни, о любви и мужской дружбе, о страхе и смерти. И, конечно, о выборе или его иллюзии.

читать дальше

Лестница в небо: роман. Сон Беатриче: рассказ

Главные герои этой мистической истории — бывшая учительница мадам Пэн, подросток Гоша и крысеныш Мартин — вступают в борьбу со злыми силами, чтобы спасти город от заклятий повелителя крыс Магнамурса. Друзья убеждаются в том, как легко озлобиться и потерять человеческий облик. Но если рядом неравнодушные помощники, то можно пре- одолеть любые сложности и разгадать старые тайны. Книга предназначена для тех, кто любит приключения, секреты и клады, а также верит в настоящую дружбу.

читать дальше

Мадам Пэн и ее крыс: мистическая история

Что вы будете делать, если очнетесь в странном месте и осознаете, что ничего не помните? А если таких, как вы, целый Приют и вы деретесь, поете, кричите, танцуете, лишь бы не сознавать, что теперь этот дом и есть ваша жизнь? А если все это происходит в городе среди лесов, и за окном — темнота, и местные жители Приют хотят закрыть? А в вас плещется сила, рыжая или синяя, огонь или река, и вы не знаете, что с ней делать и что делать с собой? Вот в такой ситуации и оказались герои романа «Фуга». Им предстоит вспомнить себя, отстоять Приют и попытаться рассеять темноту — за окном и в чужих снах.

читать дальше

Фуга
Книга А. И. Солженицына «Угодило зёрнышко промеж двух жерновов» (29-й том Собрания сочинений) — продолжение его первой мемуарной прозы «Бодался телёнок с дубом» (28-й том). В годы изгнания (1974—1994) писателю досталось противостоять как коммунистической системе, так и наихудшим составляющим западной цивилизации — извращённому пониманию свободы, демократии, прав и обязанностей человека, обусловленному отходом изрядной части общества от духовных ценностей.

читать дальше

Угодило зёрнышко промеж двух жерновов: Очерки изгнания. Том 29

«Трапецией под самым куполом цирка — вот чем была великая и ужасная страна для самых ярких, смелых и талантливых своих разведчиков, ученых, инженеров, полководцев, наркомов...» — говорит о своей родине сын легендарного советского разведчика, выдающийся ученый преклонных лет, прозванный Доктором Фаустом, который ищет свой вариант философского камня — формулу остойчивости Больших Людских Сообществ. «Я — не ура-патриот, скорее, увы-патриот», — слов- но вторит Доктору Фаусту потомственный квакер, молодой сотрудник Национального университета разведки (США), получивший в наследство эту формулу, чтобы с ее помощью прогнозировать будущее человечества. Почему именно ему передан результат главной работы ученого? Потому что эти двое мужчин любят одну и ту же женщину... И любовь старика-профессора к своей юной ученице во многом перекликается с давней щемящей историей любви семидесятидвухлетнего Гёте и семнадцатилетней Ульрики фон Леветцов. А еще в романе живет «агентура» — ученики Доктора. Они, сделавшие себя сами, пытаются создать что-то по-настоящему жизнеспособное — сначала в сегодняшней России, где их усилия никому не нужны, а потом в далеком Парагвае.

читать дальше

Доктор Фауст и его агентура

Национальный предрассудок: Эссе, дневники, письма, воспоминания, афоризмы английских писателей. Составление, перевод, вступительная статья, комментарии Александра Ливерганта. В «Национальном предрассудке» российский читатель прочтет, причем впервые, все самое интересное и значительное, что было написано в английской нехудожественной литературе за последние 500 лет. А впрочем, можно ли считать литературой нехудожественной дневники Вирджинии Вулф, Генри Джеймса и Ивлина Во, эссе Честертона и Пристли, письма Свифта, Стерна, Китса и Джойса, Хаксли и Лоуренса, путевые очерки Смоллетта, Бернарда Шоу и Грэма Грина — в общей сложности более тридцати крупнейших английских писателей прошлого и настоящего. Издание осуществлено при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

читать дальше

Национальный предрассудок: Эссе, дневники, письма, афоризмы английских писателей

«Добро пожаловать в странное счастливое время, когда в тоталитарном государстве, в городе имени вождя пролетарской революции шла подпольная контркультурная жизнь, сравнимая по плотности и крутости с Лондоном 70-х, когда нам было плевать на деньги, а звёзды болтались так близко, что их можно было достать рукой. Возможно, тогда случилась глобальная авария, которую от нас скрыли, как Чернобыль. Утечка свободы. Свободы, которой мы надышались, как веселящим газом». Повесть Антона Сои «Бездельники» похожа на ее героев — нарочито грубых, бравирующих бесшабашностью малолетних балбесов с нежнейшими сердцами. В ностальгическом 1984 году читатель проведёт с ними неделю между счастливым детством и туманной юностью. Первая любовь и первый секс — не обязательно одновременно, первые драки и первые приводы в милицию, запрещённые вещества и литры дешевого алкоголя, встречи с кумирами на квартирниках и столкновения с дружинниками. Настоящий дневник памяти, ещё один разворот альтернативного учебника истории.


Художник — ВАЛЕРИЙ КАЛНЫНЬШ В оформлении использованы фотографии АСИ ДУБИНИНОЙ, АЛЕКСАНДРА КАНАЕВА, ДМИТРИЯ БАБИЧА, РУСТАМА СУЛТАНОВА Автор благодарит добросердечных ридеров-редакторов МАРИЮ ТОНКОНОГОВУ И АНАСТАСИЮ ШЕВЧЕНКО за скорую филологическую помощь


18+

Книга содержит нецензурную лексику

читать дальше

Бездельники: повесть
< СЮДА|ТУДА > 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 ... 12