Время на non/fiction-2013
ИЗДАТЕЛЬСТВО «ВРЕМЯ»


Андрей Усачев
Как известно, Козьма Прутков — литературная маска, под которой в 50—60-е годы XIX века выступали поэты Алексей Толстой и братья Жемчужниковы. В предисловии к этой книге сообщается, что детские произведения Козьмы Пруткова были недавно найдены в архиве одной из правнучек писателя (читать дальше)
Козьма Прутков - детям. Из собрания Андрея Усачева
Марк Берколайко
Четыре музыкальных инструмента — скрипка работы великого мастера Якоба Штайнера; две губные гармошки, сестрички-близняшки; турецкий барабан, tamburo grande, gran cassa, — не только звучащих, но и думающих, «слышащих» мысли и чувства своих Исполнителей и многое понимающих даже лучше них, обычных людей (читать дальше)
Инструменты: Роман
Игорь Свинаренко
Игорь Свинаренко — прозаик, журналист и редактор — еще одним своим профессиональным занятием сделал застольную беседу. А с кем в России поговорить по душам и со вкусом? Конечно, с ВПЗР, «Великими писателями Земли Русской». Аббревиатура эта иронична лишь отчасти, многие литераторы применяют ее к себе всерьез, особенно если разговор застольный (читать дальше)
ВПЗР. Великие писатели Земли Русской
Артур Гиваргизов
Авторский стиль Артура Гиваргизова невозможно описать, но узнаётся он с первых строк — на сей раз это строки о Диме. Вы что, не знаете Диму? Вот же он: «Дима. Главный герой. Сначала он не очень хотел быть главным героем, стеснялся. Купил себе шапку-невидимку, отключил телефон, взял псевдоним... Но потом привык. Ничего не поделаешь. Ну и: Серёжу из ямы вытащил, шпагу проглотил, забил гол сборной Германии... Герой».
Дима, Дима и Дима
Екатерина Тимашпольская

Когда Екатерина Тимашпольская писала книгу «Митя Тимкин, второклассник», то прототипом главного героя видела своего сына и некоторые сюжеты «подсмотрела» у него. «Когда ‘‘Тимкин’’ вышел, — рассказывает писательница, — сын необычайно возгордился, и первое время было совершенно непонятно, кто из нас двоих написал историю о Мите. Он, конечно, отождествил себя с главным героем и пару недель даже отлично учился! Прошло несколько месяцев, и сын попросил написать продолжение: ‘‘Мам! А что же было дальше?’’ Я задумалась и...» А дальше приключения Мити Тимкина продолжались — иначе и быть не может, если ты взрослый, самостоятельный почти-четвероклассник, а впереди всё лето. Лето — это куча возможностей: покататься в Африке на настоящем слоне, провести месяц в лагере рыцарей, поехать с родителями на Чёрное море, завести новых друзей и, конечно, ни минуты не скучать.

Митя Тимкин. Приключения продолжаются
Яна Дубинянская
Что если у каждого из нас будет своё, собственное, не связанное с другими людьми время? Даже «если» никакого не нужно, не нужно фантастического допущения — мы и так давно живём в своём собственном ритме. Не верите? Неужели вы сами никогда не ловили себя на мысли, что время тянется невыносимо медленно, когда окружающие его даже не замечали? (читать дальше)
Свое время: Роман
Виктор Мартинович
История взросления девушки Яси, описанная Виктором Мартиновичем, подкупает сочетанием простого человеческого сочувствия героине романа и жесткого, трезвого взгляда на реальность, в которую ей приходится окунуться. Действие разворачивается в Минске, Москве, Вильнюсе, в элитном поселке и заштатном районном городке. Проблемы наваливаются, кажется, все против Яси — и родной отец, и государство, и друзья… Но она выстоит, справится. Потому что с детства запомнит урок то ли лунной географии, то ли житейской мудрости: чтобы добраться до Озера Радости, нужно сесть в лодку и плыть — подальше от Озера Сновидений и Моря Спокойствия…
Оценивая творческую манеру Виктора Мартиновича, американцы отмечают его «интеллект и едкое остроумие» (Publishers Weekly, США). На другом берегу Атлантики считают, что «Виктор Мартинович — настоящая находка для европейской литературы» (Радио WDR 3, Германия). Наверняка и российский читатель проникнется симпатией к «новой Скарлетт О'Хара» — она этого заслуживает.
Озеро Радости: Роман
Марина Аромштам
Есть ли у яблок память? И о чём они могут помнить? Если вóрон — не муж ворóны, то как назвать жену вóрона? И что означает слово «натюрморт»? С такими вопросами и ответами на них вы встретитесь на страницах этой книжки. Только не думайте, что перед вами познавательная энциклопедия из разряда «Сто вопросов — сто ответов». Это весёлая сказка. Такая весёлая, что временами хочется плакать. Её герои (читать дальше)
Ворон Клара и яблочный год
Валерий Залотуха
Роман «Свечка» сразу сделал известного киносценариста Валерия Залотуху знаменитым прозаиком — премия «Большая книга» была присуждена ему дважды — и Литературной академией, и читательским голосованием. Увы, посмертно — писатель не дожил до триумфа всего нескольких месяцев. Но он успел подготовить к изданию еще один том прозы, в который включил как известные читателю киноповести.
Отец мой шахтер: Избранное
Хуберт Зайпель
«Хуберт Зайпель имеет лучший доступ к Путину, чем любой другой западный журналист» («Spiegel»). В этом одно из принципиально важных достоинств книги — она написана на основе многочисленных личных встреч, бесед, совместных поездок Владимира Путина и немецкого тележурналиста. 
Путин: Логика власти
« СЮДА   |   ТУДА »

1 2 3 4

    Московские новости

© Издательство «Время», 2000—2015

Пиломатериалы, хвоя, дуб www.erbrus.ru . Полотенце купить онлайн - бумажные полотенца. . базовая станция dect