Время на non/fiction-2013
ИЗДАТЕЛЬСТВО «ВРЕМЯ»


Саша Филипенко

Свой читатель появился у Саши Филипенко сразу — после успеха «Бывшего сына» и двух следующих романов. «Травля», еще до выхода книгой опубликованная «Знаменем», по данным электронного портала «Журнальный зал», стала в 2016 году самым популярным текстом всех российских «толстых» литературных журналов. Значит, свой читатель понимает, чего ему ожидать и от «Красного Креста». Он не обманется: есть в романе и шокирующая, на грани правдоподобия, история молодого героя; и сжатый, как пружина, сюжет; и кинематографический стык времен; и парадоксальная развязка. Но есть и новость: всю эту фирменную Сашину «беллетристику» напрочь перешибает добытый им и введенный в роман документальный ряд — история контактов Наркомата иностранных дел СССР и Международного Красного Креста в годы войны. 

Саша Филипенко — мастер создавать настроение ассоциативным монтажом. Представляя читателю «Красный Крест», воспользуемся его приемом, процитируем Иосифа Бродского: «От любви бывают дети. / Ты теперь один на свете. / Помнишь песню, что, бывало, / я в потемках напевала? / Это — кошка, это — мышка. / Это — лагерь, это — вышка. / Это — время тихой сапой / убивает маму с папой».

 

Красный Крест
Александр Солженицын
Девятнадцатый том знакомит читателя с Солженицыным — драматургом и сценаристом. Драматическая трилогия «1945 год», состоящая из Комедии, Трагедии и Драмы, представляет нам искрящееся юмором содружество офицеров победоносной армии; трагические судьбы, перемалываемые контрразведкой СМЕРШ (февраль 1945); дикий быт послевоенных советских лагерей. В томе печатаются три киносценария: «Знают истину танки» (о знаменитом лагерном восстании в Кенгире), «Тунеядец» (комедия из советской жизни) и «В круге первом», написанный для одноименного телесериала режиссера Г. Панфилова (2006); последний публикуется впервые.
Собрание сочинений в 30 томах. Том 19. Пьесы и сценарии
Андрей Жвалевский, Евгения Пастернак
Прежде чем отдать рукопись в издательство, соавторы, как всегда, разослали ее своим читателям-испытателям. Кто-то восхитился, кто-то возмутился, кто-то прислал список пожеланий — но ни один не бросил читать. Самая популярная фраза в отзывах — «читал всю ночь, не мог оторваться». Возможно, дело в том, что героиня попала в очень нетипичную ситуацию (читать дальше)

Пока я на краю
Джейн Остин
Освбожденные и равноправные женщины всего мира массово влились в ряды читающей публики. Оказалось, что в книгах британской девицы, никогда не выходившей замуж и не покидавшей родной Хэмпшир, удивительным образом сочетаются достоинства настоящей литературы с особенностями дамского романа: это истории любви и замужества, но написанные столь иронично, наблюдательно и живо, что их по праву считают классикой английского реализма. Что важнее — испытать страсть или сохранить достоинство? Проблемы романа «Чувство и чувствительность» до сих пор оказываются актуальными, хотя нынче девушек и не лишают состояния в пользу наследников мужского пола. Чувства и рассудок по-прежнему не в ладах между собой, а романтическая любовь способна полностью игнорировать доводы разума.
Чувство и чувствительность
Джейн Остин
Романы Джейн Остин стали особенно популярны в ХХ веке, когда освобожденные и равноправные женщины всего мира массово влились в ряды читающей публики. Оказалось, что в книгах британской девицы, никогда не выходившей замуж и не покидавшей родной Хэмпшир, удивительным образом сочетаются достоинства настоящей литературы с особенностями дамского романа: это истории любви и замужества, но написанные столь иронично, наблюдательно и живо, что их по праву считают классикой английского реализма. «Гордость и гордыня» — канонический роман о любви, родившейся из предубеждения, однако богатый красавец-аристократ и скромная, но умная барышня из бедной семьи изображены столь лукаво и остроумно, что вот уже третий век волнуют воображение читателей, а нынче еще и кинематографистов — это, пожалуй, самая экранизируемая книга за всю историю кино.
Гордость и гордыня
Федор Михайлович Достоевский
«Мне бы хоть бы только без большой скуки прочел читатель, — более ни на какой успех и не претендую...» — писал Федор Михайлович Достоевский сразу после публикации романа «Идиот» в номерах журнала «Русский вестник» за 1868 год. И вот прошло почти полтора века. «Меня зовут Наташа, мне 30 лет и я Идиот. Вероятно, моя книгожизнь до Достоевского и после него — это будут две разные жизни. Зря я столько лет боялась Федора Михайловича и отказывала себе в таком замечательном удовольствии. Говорю же, Идиот» (отзыв читательницы на портале Livelib, 2016). «Идиот» сегодня — одно из самых любимых, цитируемых, экранизируемых и инсценируемых произведений русской — да и не только русской! — литературной классики во всем мире. «А насчет недостатков я совершенно и со всеми согласен; а главное, до того злюсь на себя за недостатки, что хочу сам на себя написать критику» (Ф. М. Достоевский, 1869).
Идиот
Иван Гончаров
«Обломов» (1859) — центральная часть трилогии И. А. Гончарова. Писатель был убежден в смысловом единстве трех романов, не связанных сюжетно. «Обыкновенная история» (1846) — о предопределенности жизни среднего порядочного человека: прекраснодушную глупую молодость сменяет трезвая зрелость, а ее — блеклая старость. «Обрыв» (1869) — о том, что людям большой души всегда выпадали тяжкие испытания, но жить все-таки надо. «Обломов» — книга о чистом, добром, предназначенном любви, редкостно умном человеке, который смолоду понял: жить по законам «Обыкновенной истории» и «Обрыва» нельзя. И лег на диван, с которого поднять его не смогли ни любовь, ни дружба, ни ясное сознание собственной неправоты, ни благодарность бесхитростно любящей женщине. Можно согласиться на все — лишь бы сохранить внутренний покой, не замараться, не уподобиться «другим». А о сыне, как и об Обломовке, «другие» позаботятся — лучшие из «других». «Обломов» — книга о странном и страшном родстве просто нищих (лентяев, неумех, прохвостов) и нищих духом.
Обломов
Оскар Уайльд
«Портрет Дориана Грея» (1890) — наиболее известное и, безусловно, самое яркое и успешное произведение английского прозаика, поэта и драматурга Оскара Уайльда. Этот роман не просто сделал писателя знаменитым — он в какой-то мере предвосхитил его соб ственную судьбу. Как жажда наслаждений и тяга к пороку превращают талантливого юношу Дориана Грея в аморальное чудовище, так и «воздаяние за грехи» настигает самого Оскара Уайльда: тюремное заключение, болезнь и мучительная смерть. Но, как и положено истинно талантливому автору,
Уайльд любил и защищал своего противоречивого героя от общественного лицемерия. «Каждый человек видит в Дориане Грее свои собственные грехи. В чём состоят грехи Дориана Грея, не знает никто. Тот, кто находит их, привнес их сам», — пишет он одному из критиков. «Фауст» Гёте, «Шагреневая кожа» Бальзака, «Портрет Дориана Грея» — единый ряд великих творений о муках совести, вечный мотив расплаты за сознательный выбор зла в ущерб добру.
Портрет Дориана Грея
Иван Сергеевич Тургенев
«Отцы и дети» (1862) — этапный, знаковый, культовый роман для своего времени. Но по мере смены исторических эпох он никак не теряет своей актуальности. Конечно, бескомпромиссный Евгений Базаров, главный герой романа, стал образцом для подражания современной ему молодежи — его мировоззрение, убеждения, жизненные принципы и даже манера поведения вдохновили многих будущих «нигилистов». Но в России «в силу ее циклического развития каждые пятнадцать-двадцать лет сменяется идеологическая матрица, и каждое следующее поколение оказывается в идеологическом — да и нравственном — перпендикуляре к "отцам”» (Дмитрий Быков). Драматизм этого противостояния не снижается, и потому вдумчивый современный читатель прочтет эту великую книгу с не меньшим интересом и пользой, чем его сверстник полтора века тому назад. Даже если ее «проходят» в школе.
Отцы и дети : роман
Лев Николаевич Толстой
Толстой попал на Кавказскую войну в 1851 году, в возрасте 23 лет, участвовал во многих боевых стычках и историю Хаджи-Мурата прекрасно знал. Но полностью «пазл» повести о знаменитом наибе Шамиля сложился у писателя лишь спустя полвека, когда Толстой увидел искалеченный тележным колесом, но упрямо встающий репейный куст и написал в дневнике, что он напомнил ему Хаджи-Мурата: «Молодец!» — подумал я... Так и надо, так и надо». Большая часть повести была готова к осени 1902 года, последние правки датируются декабрем 1904 года. Однако при жизни Толстого по решению самого писателя повесть не публиковалась. Впервые она была издана в «Посмертных художественных произведениях Л. Н. Толстого» в Москве в 1912 году с цензурными изъятиями, а без купюр была издана в России в 1917 году. В 1903 году, рассказывая американскому журналисту Джеймсу Крилмену о своей работе, Толстой говорил: «Это — поэма о Кавказе, не проповедь. Центральная фигура — Хаджи-Мурат — народный герой, который служил России, затем сражался против нее вместе со своим народом, а в конце концов русские снесли ему голову. Это рассказ о народе, презирающем смерть».
Хаджи-Мурат : повесть
« СЮДА   |   ТУДА »

1 2 3 4

    Московские новости

© Издательство «Время», 2000—2015

Полотенце купить онлайн - бумажные полотенца. . базовая станция dect . Спин-байки купить cпин байки купить.