Новинки
ИЗДАТЕЛЬСТВО «ВРЕМЯ»
«Умная, человечная и нежная книга» (Людмила Улицкая)
«“Проблесковый маячок” — так это у них называется. Всполохи мерцающего сознания: про что была до сих пор твоя жизнь?» Этот вопрос задает себе не только герой новой книги Леонида Никитинского «Белая карета», но и сам автор, известный журналист, сотрудник «Новой газеты». В журналистике категорически запрещено что-нибудь выдумывать — правда и только правда, но в повести или рассказе автор создает целый мир, в котором (если у писателя хватит ума и таланта) та же правда может явиться еще яснее. У Никитинского всего хватило. Хирург Михиладзе, доктор Лиля и анестезиолог Голубь войдут в вашу жизнь, словно бригада неотложки в распахнутую настежь дверь, — войдут и помогут, если вам плохо, если мутит от окружающей действительности, если смысл существования едва брезжит. «Автор ставит замечательный диагноз сегодняшнему времени, в котором звучит и голос поддавшего с утра народа, и растерянность перед жизнью интеллигента, и осмысленность профессионала, и тоска по мировой культуре. Умная, человечная и нежная книга» (Людмила Улицкая).

читать дальше

Белая карета: повесть, рассказы
Однажды меня попросили написать о вежливости: «Это очень серьёзная тема. Объясни, пожалуйста, детям, что такое вежливость. Ты же работал учителем?» Да, работал. У меня сначала плохо получалось, дети на моих уроках спали с открытыми глазами. Я разуверился в своих способностях, стал над собой подшучивать... А дети вдруг проснулись и начали внимательно слушать. Тогда я схитрил, придумал для серьёзной темы весёлый пример, рассказ «Прекрасный урок». С «Прекрасным уроком» урок прошёл — прекрасно. Вот из таких примеров и состоит книжка «Вопрос номер двадцать пять».

читать дальше

Вопрос номер двадцать пять: рассказы-пьесы
Повесть «Баку-Воронеж: не догонишь» можно было бы назвать повестью-воспоминанием, если бы в первых строках ее автор не предупредил читателя, что самое главное для него — выразить свое восхищение родным Баку и той удивительной общностью, которая называется не бакинцами даже, а бакинским народом

читать дальше

Баку — Воронеж: не догонишь: Документальная повесть. Молчание Сэлинджера, или Роман о влюбленных рыбках-бананках
Земную жизнь пройдя до середины и дальше, можно ли не помнить ту часть пути, которая была «до»? Для каждого это самое «до» — свое. Для кого-то перестройка, для кого-то эмиграция или поворотные события. Книга рассказов Ивана Алексеева — кстати, врача по профессии — ведет нас в «до» — в забытое, затоптанное в глубину памяти. Первая любовь, первые данные себе обеты, первые победы. Первые измены и похороны. А первые, выстраданные, вымечтанные джинсы «Супер-Райфл»?

читать дальше

Холода в Занзибаре : повесть, рассказы
Жизнь Альки похожа на калейдоскоп событий! Приключения сами находят её, а если не находят, то она их придумывает, как сочинила и песенку про лосося, которую запела вся школа. Никто не догадывается, как непроста жизнь этой весёлой, остроумной девчонки. Отчего Алька плачет ночами? Что её утешит? Кто станет ей настоящим другом, а кого героиня этой истории потеряет навсегда? Увлекательная и трогательная повесть «Пока, лосось!» даст ответы на все вопросы. Вместе с Алькой ты проживёшь отрезок жизни от восьми до одиннадцати лет и многое прочувствуешь. Да так глубоко, что никогда не забудешь эту девочку… Автор книги — прозаик Юлия Лавряшина, написавшая более сорока книг для детей и взрослых, лауреат Международной детской литературной премии имени В. П. Крапивина.
 
Иллюстрации:
Капыч


читать дальше

Пока, лосось!
​Когда Соня, современная московская девушка, открыла дверь завещанной ей квартиры в Иерусалиме, она и не подозревала о том, что ее ждет. Странные птичьи следы на полу, внезапно гаснущий свет и звучащий в темноте смех. Маленькая девочка, два года прожившая здесь одна без воды и еды, утверждающая, что она Сонина сестра. К счастью, у Сони достаточно здравого смысла, чтобы принять все как есть. Ей некогда задаваться лишними вопросами. У нее есть дела поважнее: искать работу, учить язык, приспосабливаться к новым условиям. К тому же у нее никогда не было сестры! Роман о сводных сестрах, одна из которых наполовину человек, а наполовину бесенок. Об эмиграции и постепенном привыкании к чужой стране, климату, языку, культуре. Об Иерусалиме, городе, не похожем ни на какой другой. О взрослении, которое у одних людей наступает поздно, а у других слишком рано.

читать дальше

Темное дитя

Весь воскресный день Никита мучается с уроками и стихотворением, заданным наизусть. От скуки он рисует в учебнике литературы корову. Мальчик и не предполагает, что корова окажется волшебной и начнет есть слова из книг, принадлежащих не только Никите, но и его друзьям. Удастся ли четвероклассникам разгадать загадку таинственно исчезающих текстов?

читать дальше

Первое слово съела корова!
Российский «король фельетона» и «король репортажа» Влас Михайлович Дорошевич (1865—1922) не смог отказать себе в притязании на еще один титул — создал собственное царство литературно-этнографической сказки. Он много странствовал, в Китае впервые побывал в 1897 году, после путешествия на Сахалин. Его «китайские сказочки», полные восточной экзотики, неподражаемой народной мудрости и юмора, не могли ввести в заблуждение русскую цензуру, доносившую по начальству, что газета «Русское слово», «несмотря на неоднократные замечания, не прекращает печатать аллегорические сказки Дорошевича». Сказка, давшая название этому сборнику, рассказывает о том, как любознательный богдыхан Сан-Ян-Ки вынужден был притвориться мертвым, чтобы впервые в жизни прошествовать по улицам Пекина и хотя бы таким образом узнать, как живет его народ. Первое путешествие стало для него и последним — богдыхана, узнавшего правду, придворные уложили в могилу живьем. А первое, что сделал его наследник на троне, — отрубил голову придворному историку, первому церемониймейстеру и верховному жрецу. И что прикажете делать цензору? Ясное дело, запретить!
 
Иллюстрации: Вера Коротаева




читать дальше

Первая прогулка богдыхана: китайские сказки
Представьте себе, что Лаура отвечает Петрарке не менее изящными сонетами и всё это под одной обложкой, а Эфрон Цветаевой — не менее пронзительными, чем у неё, стихами, и они тоже под одной обложкой. «Навсегда» — именно такая книга, в неё вошли более ста стихотворений двух поэтов, Анны Саед-Шах и Олега Хлебникова, обращённых друг к другу, но ещё и ко всем истинным любителям поэзии. Всё в этой книге — любовная лирика. Роман в стихотворениях «Бесконечный разговор», который продолжается даже после смерти Анны… А завершается сборник написанной «в четыре руки» драматической поэмой «Страсти по Живаго» по мотивам романа Бориса Пастернака.

читать дальше

Навсегда: Бесконечный разговор: роман в стихотворениях
У книги говорящее название — «Зонги», то есть песенки или стихи, которые можно и хочется пропеть, а ведь именно в древних песнопениях лежат истоки поэзии. Однако вовсе не старина, а наша многоплановая современность является камертоном поэзии Влада Маленко, в ней органично переплетены лиризм и гражданственность, напевность и жесткий ритм рэпа. Создатель Московского театра поэтов, выходец из легендарного Театра на Таганке, он своим творчеством словно продолжает разговор с читателем, который вели его знаменитые предшественники — Николай Эрдман, Леонид Филатов, Владимир Высоцкий. Но стихи Маленко не повторы и не ремейки, он говорит о своём, своим голосом и с такой пронзительной откровенностью, что читателю невозможно остаться равнодушным к его зонгам.

читать дальше

Зонги

« СЮДА   |   ТУДА »

1 2 3 4

Поддержка Правительства Москвы

© Издательство «Время», 2000—2017