Время на non/fiction-2013
ИЗДАТЕЛЬСТВО «ВРЕМЯ»


Михаил Юрьевич Лермонтов
В романе Лермонтова соединены пять историй о молодом человеке, которого автор назвал «героем нашего времени». С выхода романа в свет (1840) не прекращаются споры о том, иронично или серьезно заглавие? Насколько схож вызывающий весьма противоречивые чувства герой с великим поэтом? Придумал Лермонтов странствующего офицера или, пристально вглядевшись в русскую жизнь, создал портрет поколения? И попросту: является Печорин сознательным носителем зла или жертвой дурного уклада бытия? Чуждаясь прямых ответов, Лермонтов предъявляет пять ипостасей Печорина — разочарованный беглец из мира цивилизации; пресыщенный барин; бестолковый искатель приключений; рефлектирующий интеллектуал; мыслитель, любой ценой стремящийся разрешить вопрос о свободе воли. Писатель дал понять, что сказано о герое далеко не все, но полуобещания развернуть историю Печорина не исполнил. Только ли из-за того, что погиб через год с небольшим по издании романа? Ответ на последний из печоринских вопросов мы ищем по сей день.
Герой нашего времени
Джером, Джером Клапка
В 1888 году британский автор юмористических эссе и рассказов, Джером Клапка Джером написал приключенческую повесть, в которой три отважных джентльмена с риском для жизни покоряли водную стихию. Правда, речь шла всего лишь о мирной реке Темзе, джентльмены были лондонскими клерками, а опасности и преграды на их пути возникали главным образом оттого, что трое горожан в лодке вели себя как нельзя более нелепо. «Трое в лодке, не считая собаки» — это остроумная пародия на экзотические приключенческие романы и признание в любви обычной жизни, в которой нет места подвигу, зато есть множество маленьких радостей, открытий и приключений. Повесть Джерома стала бестселлером, как только вышла из печати, и за прошедшие почти 130 лет ее популярность во всем мире только выросла.
Трое в лодке, не считая собаки : повесть
Артур Конан Дойл
«Собака Баскервилей» (1900) оказалась не просто первым детективным произведением ХХ века, но и одновременно своего рода каноном классического детектива. Сейчас уже трудно поверить, что Артур Конан Дойл (1859—1930) первоначально не планировал вводить в действие своего прославленного героя — сыщик к тому времени уже погиб от рук профессора Мориарти. Но Холмса пришлось воскресить по требованию его поклонников — и он буквально ворвался в повествование. Это большая удача, ведь в результате читатель получил едва ли не самое увлекатльное расследование великого сыщика, а история литературы — идеальный образец любимого читателями жанра. А еще историки литературы утверждают, что на момент создания «Собаки Баскервилей» Конан Дойл был самым высокооплачиваемым автором в мировой литературе. Что ж, деньги были потрачены не зря.
Собака Баскервилей
Антон Павлович Чехов
Антон Павлович Чехов (1860—1904) — прозаик и драматург, безусловный классик мировой литературы. В этом томе собрана часть наиболее известных рассказов Чехова, представляющих разные периоды его творчества. Блестящий мастер короткой литературной формы, Чехов создал узнаваемый и достоверный мир, в котором, как и в реальной жизни, добру, красоте и любви противостоят пошлость, бездарность и зависть. «Если говорить о литературной моде — Чехов ничей современник, он всем посторонний, и, будучи вполне ясным, был понят не сразу и во многом не понят до сих пор. Однако же, все как-то сразу согласились и убеждены до сих пор, что Чехов — на все времена. Навсегда» (Андрей Дмитриев).
Скрипка Ротшильда
Марк Твен
«Первый по-настоящему американский писатель» — так назвал Марка Твена Уильям Фолкнер. Мастер народных баек и путевых очерков, комических картин нравов и философских притч, историй об ангелах и скачущих лягушках — Твен умел говорить обо всем, что есть на этом (и на том) свете. Если «Приключения Гекльберри Финна» были самой важной книгой Марка Твена для первой половины ХХ века, то «Янки из Коннектикута при дворе короля Артура» (1889) — едва ли не самая актуальная для наших дней. Современники читали роман как пародию на «артуриану», сатиру на «феодальные» нравы викторианской Англии и прославление американской демократии, но спустя почти сто тридцать лет вполне очевидно, что великого юмориста интересовали куда более серьезные вопросы. Может ли один человек изменить ход истории? Возможно ли целую страну, целую эпоху научить думать по-новому, если людей веками учили не думать вообще? И какую цену придется платить за социальные эксперименты? Смешная и трагичная, циничная и трогательная книга Марка Твена — история первого «попаданца» задолго до того, как они заполонили книжные полки.
Янки из Коннектикута при дворе короля Артура
Федор Михайлович Достоевский
«Бедные люди» — дебютный роман Федора Достоевского. Без отчества это имя несколько непривычно смотрится сегодня. Но — 1846 год, Федору всего двадцать пять. Он и сам потрясен публикацией в некрасовском «Петербургском сборнике», и жадно ловит отклики других потрясенных: «Сунул же я им всем собачью кость! Пусть грызутся — мне славу дурачье строят». Про славу он уже все понимает, недаром заставил Макара Девушкина, героя своей книги, прочесть «Станционного смотрителя» и «Шинель»: Пушкин и Гоголь — его ориентиры на будущее. Да, «Бедные люди» — это трогательная история двух одиноких сердец, двух «маленьких» и действительно бедных людей. Но попробуйте в названии романа перенести смысловое ударение на слово «люди» — бедные люди! — и вам станет понятно, что первым же своим произведением в мир вошел будущий великий русский писатель и мыслитель Федор Михайлович Достоевский.
Бедные люди: роман
Бальзак, Оноре де
По произведениям Оноре де Бальзака (1799—1850) можно составить исчерпывающее представление об истории и повседневной жизни Франции первой половины XIX века. Но Бальзак не только описал окружающий его мир, он еще и создал свой собственный мир — многотомную «Человеческую комедию». Бальзаковские герои — люди, объятые сильной, всепоглощающей и чаще всего губительной страстью. Их собственные желания оказываются смертельны. В романе «Шагреневая кожа» Бальзак описал эту ситуацию с помощью выразительной метафоры: волшебный талисман исполняет все желания главного героя, но каждое исполненное желание укорачивает срок его жизни. Так же гибельна страсть художника к совершенству, описанная в рассказе «Неведомый шедевр».
Шагреневая кожа: роман; Неведомый шедевр: рассказ
Олег Ермаков

Магический мир природы рядом, но так ли просто в него проникнуть? Это возможно, если есть проводник. Таким проводником для горожанина и вчерашнего школьника, а теперь лесника на байкальском заповедном берегу, становится эвенк Мальчакитов, правнук великой шаманки. Его несправедливо обвиняют в поджоге, он бежит из кутузки и двести километров пробирается по тайге — примерно так и происходили прежде таежные драмы призвания будущих шаманов. Воображаемая родовая река Мальчакитова Энгдекит протекает между жизнью и смертью. Несет она свои воды и между домиками, населенными отшельниками-учеными, мечтающими о заповеднике нового типа, в котором сохранялись бы не только звери и птицы, но и его работники — трудяги и созерцатели, начертавшие на своем знамени девиз нестяжательства. Обтекаемая рекой Энгдекит, стоит на берегу гора Бедного Света, где ткут свой извечный диалог Адам и Ева. Пара орланов, кабарга и медведь — тоже герои этой книги, получившие в ней право голоса. И эти голоса вместе с голосами людей звучат красочной и драматической песнью, «Песнью тунгуса».

Песнь тунгуса
Владимир Цай
В своей четвертой книге (до этого в издательстве «Время» вышли «Я нашел смысл жизни», «Кто в армии служил», «Психотерапевты прописывают секс и музыку») Владимир Цай — математик, доктор технических наук — продолжает исследование «собственной Вселенной», в котором мировоззренческие поиски органично сочетаются с бытовыми биографическими подробностями. «Было такое государство — Советский Союз, и в нем жили люди, — пишет автор. — Как и везде, кому-то эта жизнь нравилась, кому-то нет. Эта книга — достоверное свидетельство каких-то сторон той жизни, без идеологии, без злопыхательства». Владимир Цай как бы суммирует все, что написал ранее.
Я, юный пионер Советского Союза
Михаил Однобибл
Обостренный интерес книжников сфокусировал на этой книге литературный критик Лев Данилкин: он в рукописи выдвинул «Очередь» на премию «Национальный бестселлер». Имеет ли вообще рукопись право на звание бестселлера? Вот чуть не получила, была одним из двух главных претендентов на лавры. А когда победителем, с перевесом в один голос, был назван Леонид Юзефович (читать дальше)
Очередь
« СЮДА   |   ТУДА »

1 2 3 4 5 6 7

    Московские новости

© Издательство «Время», 2000—2017

Изготовим для вас офисные аксессуары по оптовым ценам, недорого. . Планета сайтов создание сайтов ростов.