Время на non/fiction-2013
ИЗДАТЕЛЬСТВО «ВРЕМЯ»


Владимир Цай
В своей четвертой книге (до этого в издательстве «Время» вышли «Я нашел смысл жизни», «Кто в армии служил», «Психотерапевты прописывают секс и музыку») Владимир Цай — математик, доктор технических наук — продолжает исследование «собственной Вселенной», в котором мировоззренческие поиски органично сочетаются с бытовыми биографическими подробностями. «Было такое государство — Советский Союз, и в нем жили люди, — пишет автор. — Как и везде, кому-то эта жизнь нравилась, кому-то нет. Эта книга — достоверное свидетельство каких-то сторон той жизни, без идеологии, без злопыхательства». Владимир Цай как бы суммирует все, что написал ранее.
Я, юный пионер Советского Союза
Михаил Однобибл
Обостренный интерес книжников сфокусировал на этой книге литературный критик Лев Данилкин: он в рукописи выдвинул «Очередь» на премию «Национальный бестселлер». Имеет ли вообще рукопись право на звание бестселлера? Вот чуть не получила, была одним из двух главных претендентов на лавры. А когда победителем, с перевесом в один голос, был назван Леонид Юзефович (читать дальше)
Очередь
Андрей Жвалевский, Игорь Мытько
Как-то раз авторы этой книги пошутили — что если бы Гарри Поттер был, скажем, Порри Гаттером? И мечтал не вонючие зелья волшебной палочкой помешивать, а изучать физику, химию и математику… Так, слово за слово, шутка разрасталась и выросла в уморительную пародию (читать дальше)
Порри Гаттер. ВСЁ! Новое издание. Все книги в одном томе!
Софья Прокофьева
В счастливой стране короля Унгера случилась беда: злой колдун заменил память принцессы Мелисенды на чужую, чтобы заставить её стать его женой, и юная принцесса поверила в совершённое ею страшное преступление. Муки совести и страх тюрьмы заставляют её бежать — прямо в расставленные чёрным женихом ловушки. Приключения Мелисенды полны опасностей (читать дальше)
Босая принцесса
Виктор Мартинович
История взросления девушки Яси, описанная Виктором Мартиновичем, подкупает сочетанием простого человеческого сочувствия героине романа и жесткого, трезвого взгляда на реальность, в которую ей приходится окунуться. Действие разворачивается в Минске, Москве, Вильнюсе, в элитном поселке и заштатном районном городке. Проблемы наваливаются, кажется, все против Яси — и родной отец, и государство, и друзья… Но она выстоит, справится. Потому что с детства запомнит урок то ли лунной географии, то ли житейской мудрости: чтобы добраться до Озера Радости, нужно сесть в лодку и плыть — подальше от Озера Сновидений и Моря Спокойствия…
Оценивая творческую манеру Виктора Мартиновича, американцы отмечают его «интеллект и едкое остроумие» (Publishers Weekly, США). На другом берегу Атлантики считают, что «Виктор Мартинович — настоящая находка для европейской литературы» (Радио WDR 3, Германия). Наверняка и российский читатель проникнется симпатией к «новой Скарлетт О'Хара» — она этого заслуживает.
Озеро Радости: Роман
Исаак Бабель

«Беня говорит мало, но он говорит смачно». Замечательный русский писатель Исаак Бабель (1894—1940), как и его легендарный герой Беня Крик, говорил и писал смачно — так до него не умел никто. Свои яркие и лаконичные новеллы он старался собирать в циклы и книги. Однако его замыслы зачастую не были доведены до конца. Поэтому о них приходится догадываться, а книги — реконструировать. Основой этого сборника является собранный автором цикл «Одесские рассказы» с примыкающими к нему новеллами, пьесой «Закат» и киноповестью «Беня Крик», в которых досказываются истории бабелевских персонажей. «История мой голубятни» — реконструкция незавершенной автобиографической книги. «Он говорит мало, но хочется, чтобы он сказал еще что-нибудь». Увы, не сказал — расстрелян в Бутырской тюрьме по ложному обвинению в «антисоветской заговорщической террористической деятельности».

Сопроводительная статья и примечания Игоря Сухих

Игорь Николаевич Сухих (род. 1952) — российский литературовед, критик, доктор филологических наук, профессор кафедры истории русской литературы СПбГУ. Работал в качестве приглашенного профессора в университетах Гронингена, Хельсинки, Пловдива, Чонана. Автор более 500 работ по истории русской литературы и критики XIX—XX вв. Составитель и комментатор собраний сочинений И. Бабеля, М. Булгакова, М. Зощенко, А. Чехова, научный руководитель учебно-методического комплекса по литературе для 5—11 классов. Лауреат Гоголевской премии (2005) за книгу «Двадцать книг ХХ века».

Одесские рассказы
Стефан Цвейг

Австрийский писатель Стефан Цвейг — одна из ключевых фигур художественного направления, которое принято называть «венский модерн» и которое на два с половиной десятилетия на рубеже XIX и XX веков превратило Вену в самую притягательную для людей искусства столицу Европы. Как и многие его ровесники-литераторы, Цвейг принадлежал и новой, и старой Европе одновременно, но его надежды на Новое время были уничтожены двумя мировыми войнами. Спасаясь от наступления национал-социализма, Цвейг эмигрировал в Бразилию, но в 1942 году покончил с собой, поскольку утратил надежду на возвращение той Европы, которая была его исторической и литературной родиной. Цвейг — автор стихов, пьес, исторических и биографических романов. Но центральным жанром в его творчестве всегда оставалась новелла — лаконичные истории, насыщенные психологическими подробностями, парадоксальными эмоциональными и сюжетными поворотами. В сборник вошли самые известные новеллы Стефана Цвейга: «Жгучая тайна», «Амок», «Письмо незнакомки», «Двадцать четыре часа из жизни женщины», «Закат одного сердца», «Лепорелла», «Мендель-букинист», «Шахматная новелла».

Письмо незнакомки
Иван Гончаров

«Обрыв» (1869) — завершающий роман трилогии, которую И. А. Гончаров (1812—1891) воспринимал как единое целое. «Двадцать лет тянулось писание этого романа, — иначе и быть не могло. Он писался, как тянулся период самой жизни», — так отозвался автор об «Обрыве», подводя итоги своей творческой деятельности. Герой романа художник Райский — артистическая натура, стремящаяся реализовать свой идеал в произведениях искусства. Но проблема у него вполне «обломовская» — неспособность согласовать идеал и действительность, отделить собственную жизнь от искусства. Для Гончарова это — опасный симптом болезни русского общества, так и не сумевшего освоиться в бурной эпохе политических и экономических реформ. Критика встретила «Обрыв» прохладно. «Неловким и несвоевременным подвигом» назвал его Салтыков-Щедрин. Насчет несвоевременности он, пожалуй, оказался прав: даже самой литературной формой — «матрешкой» (роман автора о том, как его герой пытается написать роман) — «Обрыв» сильно опередил свое время. «Такой “Обрыв” кажется романом не из прошлого литературы, а из ее далекого будущего — чем-то в духе скорее “Дара” Набокова, чем прозы Тургенева» (Кирилл Зубков).

Обрыв
Федор Михайлович Достоевский

Достоевский часто чувствовал себя одиноким среди современников. К его творчеству со скепсисом относился Тургенев («обратное общее место»). Лев Толстой ценил лишь «Записки из Мертвого дома», усматривая в романах «серьезное отношение к делу и дурную форму». Однако «Преступление и наказание» (1866) — первый из романов так называемого пятикнижия Достоевского — безусловно, встает в один ряд с другими великими романами ХIХ века. Уголовная фабула, идеологические поединки главного героя с проницательным следователем, пьяненькие, нигилисты, бесшабашные студенты, кроткие блудницы-святые, картины сжигаемого летним солнцем Петербурга — непримиримые контрасты, какофония и симфония бытия — определяют структуру созданного Достоевским жанра философского полифонического романа. С необычайной остротой ставит он ключевые вопросы человеческого существования: о праве на «кровь по совести», вере и неверии, жертве, покаянии и прозрении. «Мой идеализм — реальнее ихнего. Господи! Порассказать толково то, что мы все, русские, пережили в последние 10 лет в нашем духовном развитии, — да разве не закричат реалисты, что это фантазия! А между тем это исконный, настоящий реализм! <...> Ихним реализмом — сотой доли реальных, действительно случившихся фактов не объяснишь. А мы нашим идеализмом пророчили даже факты. Случалось» ( письмо А. Н. Майкову, 11 декабря 1868).

Преступление и наказание
Михаил Лермонтов

«Я сердцем твой, — всегда и всюду твой!» Не к женщине обращена эта строка великого русского поэта Михаила Юрьевича Лермонтова (1814—1841) — к Кавказу. «Кавказ делается его поэтической родиной» (Белинский). Именно там, на Кавказе, реалии жизни и величественная природа удивительным образом совпали с юношескими романтическими мечтами поэта. Ведь и «Демон», и «Мцыри» были задуманы им едва ли не в детстве, но после знакомства с Кавказом поэмы многократно переделывались, шлифовались, доводились до совершенства. Надо ли объяснять, что сегодня, когда известна трагическая судьба поэта, так много личного прочитывается и в одиночестве Демона посреди мироздания, и в бешеной жажде жизни Мцыри. Поразительно актуально для потомков высказался Лермонтов в кавказских стихах и поэмах — «Черкесы», «Кавказский пленник», «Хаджи Абрек» и другие сегодня читаются то как репортаж с передовой, то как гимн свободе и протест против деспотии.

Демон: поэмы и повести в стихах
« СЮДА   |   ТУДА »

1 2 3 4 5 6 7

    Московские новости

© Издательство «Время», 2000—2017

холодильное оборудование цены в петербурге . пультовая охрана квартир в Москве . Сегодняшний выпуск программа пусть говорят смотреть.