Время на non/fiction-2013
ИЗДАТЕЛЬСТВО «ВРЕМЯ»


Михаил Афанасьевич Булгаков
Повесть «Собачье сердце» написана М. А. Булгаковым в январе-марте 1925 года, в СССР впервые опубликована в журнале «Знамя» в 1987 году, но до публикации широко ходила в самиздате. История введения «Собачьего сердца» в «официальный оборот» подробно описана в статье М. О. Чудаковой, завершающей эту книгу. Огромная популярность пришла к булгаковским героям после чрезвычайно удачной экранизации книги в 1989 году. Шарик-Шариков, профессор Преображенский, доктор Борменталь, председатель домкома Швондер стали нарицательными персонажами. А история о бездомной собаке, принявшей после хирургической операции человеческий облик, но затем под влиянием идей о классовой вражде пролетариата и буржуазии вновь утратившей его, обрела почти фольклорную известность. Сегодня обращенное к человеку определение «Шариков» — синоним глупости, жадности и неблагодарности. Пес Шарик, между прочим, таким не был — это чисто людские свойства.
Собачье сердце. Похождения Чичикова. Китайская история
Чарльз Диккенс
Роман Чарльза Диккенса (1812—1870) «Большие надежды», печатавшийся из недели в неделю в журнале «Домашнее чтение» с декабря 1860-го по август 1861-го и в том же году выпущенный отдельным изданием, до сих пор пользуется популярностью во всем мире. Переводы на все языки, множество экранизаций, ведущих свою историю с 1917 года, постановок и даже мультфильм… «"Большие надежды” получились самым цельным из всех произведений Диккенса, ясным по форме, с сюжетом, согласующим глубину мысли с замечательной простотой изложения», — писал знаменитый в Англии романист и исследователь творчества Диккенса Энгус Уилсон. Редко кто из читателей и зрителей «Больших надежд» — даже и в столь не похожей на викторианскую Англию России — не примерял на себя историю обычного мальчишки Пипа, волею судеб превратившегося в джентльмена и на всю жизнь покоренного холодной красавицей Эстеллой. Глубокое проникновение во внутренний мир, в психологию человека, увлекательный сюжет, изрядная толика юмора — нет сомнений, эту знаменитую книгу всегда будут читать и перечитывать.
Большие надежды
Алексей Константинович Толстой
Когда «Князь Серебряный» увидел свет (1862), тогдашние ревнители общественного блага сочли «повесть времен Иоанна Грозного» литературно архаичной, этически ничтожной и политически вредной. Честному писателю надлежит клеймить сегодняшние безобразия, а не баснословного царя. Стыдно отвлекать общество от важных дел сказками о княжеских страданиях, порушенной любви, верности слову, муках совести и прочей ерунде. Граф А. К. Толстой отвлекал. Он написал книгу о том, как презрение к личности неизбежно оборачивается отпадом от Бога и истовым зверством. О том, как самодостаточная власть обрекает каждого на выбор — забвение совести и чести или гибель. О том, как смиренное терпение усиливает зло. О том, как деспотизм взращивает будущие преступления и готовит национальную катастрофу. Толстой развернул эти печальные истины в сюжетно увлекательном романе, который полнится любовью к России — к тому светлому русскому духу, в который Толстой верил так же крепко, как в свободу и искусство.
Князь Серебряный
Юлий Хоменко
Стихи Юлия Хоменко по праву можно отнести к изящной словесности. Однако «лёгкое письмо» отнюдь не означает легковесности предлагаемых автором строк. Напротив, в гармоничной лирике поэта ясно просматривается его «эстетическая и этическая позиция» (А. Алёхин), а в лаконичных, воздушных произведениях нередко звучат философские нотки. И каждое стихотворение — словно облако, опустившееся с небес на ладонь.
Облако на ладони
Борис Шапиро
Лирика Бориса Шапиро возникает по большей части из музыкально-фигуративных, досмысловых переживаний, которые поэт развивает и доводит до такой степени зрелости, что они будто бы сами одеваются в слова. Его новая поэтическая книга "Три дуры" о том, что мир иной, или вторая реальность — она же суть явления литературы — расслаивается на надземное и на подземное небо. По словам автора, его поэзия — это и мостки для преодоления глупости и смерти, и подмостки, с которых поэт показывает, что и глупость, и самого себя можно преодолеть..
Быть может, поэтому в его стихах, отражающих трагику и абсурдность бытия, нередко звучат нотки юмора и персифляжа.
Три дуры, Си-Бемоль
Владимир Куроносенко
Творчество Владимира Курносенко (1947—2012) знакомо читателям в основном по толстым журналам: «Дружба народов», «Новый мир», «Москва», «Сибирские огни» и другим. Отдельными изданиями произведения писателя, к сожалению, выходили нечасто, тем не менее его проза не осталась незамеченной (читать дальше)
Совлечение бытия
Роман Сенчин
«Господствует мнение, что как бессмысленно копаться в статуях, стоящих на площадях, так же бесполезно и открывать книги, исследован- ные, изученные до последнего слова сотнями тысяч людей десятков предыдущих поколений». Споря с этим своим наблюдением, Роман Сенчин делится впечатлениями от чтения стихотворений Гавриила Державина, статей Виссариона Белинского (читать дальше)
Конгревова ракета
Александр Амчиславский

Поэзию нередко уподобляют молитве. Книга Александра Амчиславского — яркое доказательство верности этого сравнения. Оставаясь слабым, неуверенным в себе человеком, этот «быстроглазый остряк, хохотун,беззаботный сластёна, профессор по женским коленям» не пропускает дня, чтобы прямо или косвенно не обратиться к Господу, нимало не сомневаясь в Его существовании, величии и непознаваемости. Прочитав эту книгу, честный атеист позавидует, верующий укрепится в своей правоте, агностик задумается и вздохнёт. И слава Богу.

За тонким  полотном
Наталья Арбузова
В новой книге Натальи Арбузовой главная героиня и рассказчица Татьяна — ведьма. Но свою сверхъестественную силу она использует для того, чтобы противостоять большому злу, которое окружает маленький мир ее семейства. Она устраивает жизнь так, чтобы быт и стяжательство не поглотили душу. И в этом ее сила. Арбузова погружает нас в современную сказку (читать дальше)
Можете звать меня Татьяной: Рассказы
Татьяна Щербина

В название «Хроники» Татьяна Щербина вложила сразу несколько смыслов, проявляющихся по мере чтения книги. Тут и бег собственной жизни («Усталкер прогорклого времени, в котором и я горчу»), и общий поток истории («Державчина разъела Отечества движок»), и не прерывающийся диалог поэта с таким живым и таким изменчивым русским языком (читать дальше)

Хроники
« СЮДА   |   ТУДА »

1 2 3 4 5

    Московские новости

© Издательство «Время», 2000—2017

холодильное оборудование цены в петербурге . пультовая охрана квартир в Москве . Сегодняшний выпуск программа пусть говорят смотреть.