Новинки
ИЗДАТЕЛЬСТВО «ВРЕМЯ»


Юрий Тынянов

«Его книги казались некоторым суховатыми, — писал Илья Эренбург. — Однако никогда не было крупного и притом честного автора, который мог бы хорошо писать о событиях, лежащих вне его душевного мира». Душевный мир Юрия Тынянова (1894—1943) вместил в себя эпоху Грибоедова — Чацкого — лицеистов — декабристов — Пушкина — покорения Персии и Кавказа столь полно и органично, что он сам уже казался современником своих героев — одним из них. Последний год жизни великого писателя и дипломата Александра Сергеевича Грибоедова Тынянов прошел вместе с ним шаг за шагом: подписание мира с Персией, царские милости, «расстрельная» должность посла во враждебном Тегеране, мученическая смерть, последняя встреча с Пушкиным на дороге в Тифлис. «Что везете? — Грибоеда». «Смерть Вазир-Мухтара» — самое известное и яркое произведение выдающегося прозаика и литературоведа и, без сомнения, один из лучших исторических романов в русской литературе ХХ века.

читать дальше

Смерть Вазир-Мухтара
Томас Вулф

Пожалуй, лучшую аннотацию к роману Томаса Вулфа «Взгляни на дом свой, ангел» написал другой знаменитый американский писатель Рэй Брэдбери: «Вот книга, ее написал исполин, который родился в Эшвилле, штат Северная Каролина, в 1900 году. Он давно уже обратился в прах, а когда-то написал четыре огромных романа. Он был как ураган. Он вздымал горы и вбирал в себя вихри. 15 сентября 1938 года он умер в Балтиморе, в больнице Джонса Хопкинса, от древней страшной болезни — пневмонии, после чего остался чемодан, набитый рукописями, и все написаны карандашом». Томас Вулф не делил свой чемодан на отдельные романы, за него это сделали издатели. Он просто написал огромную и подробную автобиографическую Книгу, в которой кроме него самого (Юджин Грант) действуют чуть ли не все жители его родного Эшвилла. Объем «чемодана» — четыре «Войны и мира». Скажете, длинновато? Есть еще один прозаик, который не отличался краткостью, но цену слову знал — Уильям Фолкнер. Вот его рекомендация для того, чтобы открыть том Томаса Вулфа: «Это был, возможно, самый великий талант поколения, который устремлялся выше, чем любой другой писатель».

читать дальше

Взгляни на дом свой, ангел. История погребенной жизни
Ярослав Гашек

Ярослав Гашек (1883—1923) — «совершенно невообразимый, невозможный и невероятный чех» — умер в возрасте сорока лет, так и не додиктовав своего романа про бравого солдата Швейка. «Великий юмористический роман остановился на полуслове, — пишет автор сопроводительной статьи Сергей Солоух. — И мы стоим перед этим недосказанным словом в восхищении». История жизнерадостного саботажника-полудурка, доводящего до абсурда любую команду начальства, сразу же становилась фольклорной в каждой из стран, решавшейся на перевод и издание. И восхищением дело никогда не ограничивалось, поскольку именно фольклор — самое надежное противоядие от милитаристского и полицейского идиотизма. «Если он так легко (и с таким удовольствием!) приспосабливается к правящему режиму, то не потому, что видит в нем какой-то смысл, а потому, что вовсе не видит никакого смысла» (Милан Кундера). О подлинной народности бравого солдата говорит и такой факт: в мире памятников Швейку сегодня больше, чем его создателю, Ярославу Гашеку.

читать дальше

Похождения бравого солдата Швейка во время Мировой войны
Александр Дюма

Александр Дюма (1802—1870) в своей литературной работе не знал устали и не допускал простоев. В результате — больше ста тысяч страниц рукописей за пятьдесят лет непрерывного творчества. Но самая ослепительная вспышка таланта случилась у Дюма в 1844 году, когда он практически одновременно написал два самых известных в мире приключенческих романа — и «Три мушкетера», и «Граф Монте-Кристо». Натура яркая, театральная, увлекающаяся, Дюма, разумеется, жил страстями своих героев. Замок, построенный им для себя в Порт-Марли, он назвал Монте-Кристо, а в двухстах метрах от него соорудил еще и дворец-кабинет под именем замка Иф. Он первым играл в своих героев, а следом за ним в графа Монте-Кристо играет весь мир. «Не бросай ты нас, зловещий красавец Эдмон Дантес, — пишет о своем любимом персонаже Вероника Долина. — Мы на вас смотрим, граф Монте-Кристо. И помним, что вам завещал аббат Фариа, номер двадцать седьмой: “Ты вырвешь зубы дракону и победишь львов”».

читать дальше

Граф Монте-Кристо
Франц Кафка

Роман Франца Кафки (1883—1924) «Замок», как и большинство произведений великого чешско-немецко-еврейского писателя (все три народа равно чтут его память), появился на свет вопреки воле автора — друг и душеприказчик писателя Макс Брод не выполнил условия его завещания и не сжег хранившиеся у него рукописи. Так в мировую культуру вошел «кафкианский абсурд», одно из самых противоречивых, загадочных, но и самых плодотворных литературных направлений ХХ века. Даже попытки пересказать сюжет выглядят абсурдно: «Композиция романа не поддается какому-либо анализу в силу незаконченности и особого сюжетного развития», «место действия нельзя вписать в конкретные географические реалии, поскольку оно вбирает в себя весь мир», «время действия не имеет исторических точек опоры. О нем известно лишь то, что сейчас зима и продлится она, скорее всего, целую вечность». Но вот свойство гения: бессмысленная, казалось бы, жизнь неудавшегося землемера господина К. вобрала в себя столько общечеловеческих смыслов, что над ней размышляют, ужасаются, обливаются слезами, примеряют ее на себя одно читательское поколение за другим.

Перевод с немецкого и сопроводительная статья Михаила Рудницкого

Михаил Львович Рудницкий (род. в 1945) — филолог-германист, литературовед и переводчик, кандидат филологических наук, автор книг и статей по проблемам зарубежных литератур. В его переводах опубликованы романы и повести Франца Кафки, Томаса Манна, Роберта Музиля, Генриха Белля, Гюнтера Грасса, философская проза Фридриха Ницше, стихи Генриха Гейне и Райнера Марии Рильке, а также многие произведения современных немецкоязычных авторов. Переводческие работы М. Л. Рудницкого неоднократно удостаивались литературных премий.

читать дальше

Замок
Иоганн Вольфганг фон Гете

Легенда о докторе Фаусте — один из корневых сюжетов мировой литературы. Из него выросло множество прекрасных творений — вспомним хотя бы Марло, Гуно, Томаса Манна, Пушкина, Булгакова… Но «стволом» фаустианы остается, несомненно, философская трагедия немецкого гения — Иоганна Вольфганга Гете (1749—1832). Причин тому немало. Во-первых, это великая поэзия. Во-вторых, это грандиозный по объему труд, на который ушло более тридцати лет. А, в-третьих, на извечный мучительный вопрос — имеет ли Зло Божественную санкцию? — именно Гете, не богослов, а художник, предложил наиболее убедительный ответ. Собственно, он прямо с этого ответа и начал: Мефистофель заключает пари с Господом — сможет ли мудрый и добрый профессор Фауст устоять перед искушением и спасти свою душу. Фауст перед Злом спасовал, но его философские искания, муки совести и раскаяние приносят ему спасение от ада — ангелы отбирают его душу у выигравшего пари Мефистофеля и уносят ее в рай. Великий и утешительный финал. Один из мефистофелей российской истории написал на книге Максима Горького известную рецензию «Эта штука сильнее, чем “Фауст” Гете». Злой дух в очередной раз ошибся. Книга неплохая, но «Фауст» остается непревзойденным.

читать дальше

Фауст
Лев Николаевич Толстой

«Война и мир» — одно из вершинных достижений не только русской, но и всей мировой литературы. Лев Николаевич Толстой (1828—1910) задумывал создать произведение, которое описывало бы жизнь русского общества в годы войн с Наполеоном. В 1856 году он начал с повести, в 1860-м продолжил ее романом («Декабристы»), а за 1863—1869 годы завершил возведение огромного здания народно-героической эпопеи — беспрецедентной по охвату исторических событий и глубине их философского осмысления. Главной темой эпопеи стала судьба русского народа в Отечественной войне 1812 года. Задолго до завершения работы над «Войной и миром» Толстой написал: «Ежели бы мне сказали, что то, что я напишу, будут читать теперешние дети лет через 20 и будут над ним плакать и смеяться и полюблять жизнь, я бы посвятил ему свою жизнь и все свои силы». Прошло не двадцать, а уж больше ста пятидесяти лет, а эпоха «Войны и мира» все так же далека от заката, и совершенно ясно, что свою жизнь и силы Лев Николаевич потратил на действительно великое дело, рассчитанное на века.

читать дальше

Война и мир: в 4 томах
Александр Солженицын

В романе Александра Исаевича Солженицына (1918—2008) действуют десятки персонажей, наделенных резко индивидуальными характерами и судьбами. Конгломерат историй жестко скрепляют три сюжетных линии. Советский дипломат пытается предотвратить шпионскую акцию, в результате которой Сталин получит атомную бомбу. Ученым, вкалывающим в спецтюрьме («на шарашке»), приказано установить по голосу личность звонившего в посольство США… Нет дней темнее, чем в исходе декабря. Нет в истории России поры беспросветней, чем последние сталинские годы. Семидесятилетний монстр видит себя «императором Земли» и грезит о бессмертии. Действие сжато в три полных дня, 24—27 декабря 1949 года. Это дни Рождества, за которым должно прийти Светлое воскресение. Приблизить его может только слово — свидетельство о жизни, что не подчинилась смерти. Главный герой романа добровольно покидает «уютную» шарашку, чтобы, пройдя ад, сохранить душу и когда-нибудь воскресить словом уничтоженных и униженных. «В круге первом» (1955—1958) — история о том, что значит быть русским писателем и как Солженицын им стал.

читать дальше

В круге первом
Иван Ефремов

Иван Антонович Ефремов (1908—1972) обладал, можно сказать, свойствами сразу нескольких оптических приборов. Как выдающийся ученый-палеонтолог, создатель науки тафономии на стыке геологии и биологии он, словно перевернутыий бинокль, наблюдал глубокое прошлое. Как писатель-фантаст, философ-космист и общественный мыслитель он, словно телескоп, всматривался в далекое будущее. Такая широта взглядов и глубина анализа позволили Ивану Ефремову создать важнейшую для русской фантастики трилогию. «Туманность Андромеды» (1957) — роман о безоблачном коммунистическом будущем, которое неизбежно наступит. «Лезвие бритвы» (1963) — тревожные сомнения в возможности этого светлого будущего. И «Час Быка» (1968) — прямое предупреждение о грозящей миру социальной, экологической и нравственной катастрофе. Центральное место в этой трилогии занимает именно «Лезвие бритвы», поскольку антропологическая эволюция, которая позволила бы человечеству спастись, проходит по «тончайшей грани между диктатурой и анархией, богатством и нищетой, сентиментальностью и зверством» (Дмитрий Быков). Еще есть шанс на выживание, еще не пробил «час быка», еще можно вчитаться в этот текст и остановить зло.

читать дальше

Лезвие бритвы
Джон Голсуорси

«Конец главы», последняя трилогия грандиозной «Саги о Форсайтах» Джона Голсуорси (1867—1933) — это повествование о семье Черрелов, тесно связанных родственными узами с Форсайтами. Долг, традиции, честность, служение стране — вот девиз этих людей. Однако в мире изменчивых ценностей послевоенной Англии эти качества остаются невостребованными. Главная героиня, Динни Черрел — обаятельная, теплая, искрящаяся юмором, — сразу вызывает отклик, сопереживание и любовь читателя. Сердце ее открыто для любви и счастья, но любовь оборачивается трагедией, которая вот-вот унесет жизнь девушки. Безошибочное знание человеческих характеров, а главное — глубокое понимание общества и законов его развития делают книгу итогом всей монументальной эпопеи. Подошла к концу последняя глава, поставлена точка. «Концом главы» завершено было и дело всей жизни писателя. За год до смерти Голсуорси получил Нобелевскую премию по литературе за «высокое искусство повествования, вершиной которого является “Сага о Форсайтах”».

 

читать дальше

Конец главы: трилогия

« СЮДА   |   ТУДА »

1 2 3 4 5 6 7

    Московские новости

© Издательство «Время», 2000—2017