Книги
ИЗДАТЕЛЬСТВО «ВРЕМЯ»
Александр Галин
Роман Александра Галина вызывает невольные ассоциации с символическим маршрутом русской литературы, проложенным Радищевым из Петербурга в Москву, хотя герои и движутся в обратном направлении — из Москвы в Петербург. В этом повествовании многое написано «наоборот», да и само путешествие совершается не наяву, а во сне, и по анекдотическому поводу. Переведенное с музыкального сленга на язык вербальный, название романа (отсылающее читателя к известной по книгам Михаила Бахтина «территории телесного низа»), определяет сюжет этого увлекательного, очень смешного и местами пронзительно-грустного сочинения и намерения автора — расшифровать тайный маршрут сегодняшней российской жизни, который прокладывается вслепую — и тоже как будто во сне и порой в жанрах и стилях, прежде неведомых.

читать дальше

До-ре-ми-до-ре-до
Александр Башлачев
«Я подхожу к музыке безусловно с точки зрения литературной», — так в одном из интервью сказал о своем творчестве Александр Башлачев. Легенда и звезда русского рока, если бы он почти два десятка лет назад не ушел из жизни, ему исполнилось бы сейчас всего 45. По нынешним меркам считался бы начинающим поэтом. Но — «Поэты в миру после строк ставят знак кровоточия»…
Эта книга — наиболее полное собрание песен и стихов Александра Башлачева. Тексты, помеченные знаком (*) публикуются по автографу, в авторской правке. Остальные тексты приводятся по последнему исполнению. Разбивка на шесть циклов произведена на основании авторских пометок.

читать дальше

Как по лезвию
Александр Баунов
Миф похож на мир тем, что в него можно вселиться и жить. Есть авторы, которые помогают человеку обустроиться в этом доме. А Александр Баунов делает все, чтобы человек не принял узор на обоях за пейзаж. В мире политической литературы он представляет ее живую, художественную часть. Этот жанр можно назвать художественным обществоведением. "Александр Баунов пишет умно. Александр Баунов пишет тонко и художественно. Казалось бы, это пишут два разных человека? Нет, это все тот же Александр Баунов" (Татьяна Толстая).

читать дальше

Миф тесен
Александр Архангельский

Книга прозы «Коньяк Ширван» сшита на живую нитку, в прямом смысле слова — на живую. Все это истории про обычных людей, столкнувшихся с грандиозной Историей. И сумевших пройти сквозь нее.

читать дальше

Коньяк Ширван: Книга прозы
Александр Амчиславский

Поэзию нередко уподобляют молитве. Книга Александра Амчиславского — яркое доказательство верности этого сравнения. Оставаясь слабым, неуверенным в себе человеком, этот «быстроглазый остряк, хохотун,беззаботный сластёна, профессор по женским коленям» не пропускает дня, чтобы прямо или косвенно не обратиться к Господу, нимало не сомневаясь в Его существовании, величии и непознаваемости. Прочитав эту книгу, честный атеист позавидует, верующий укрепится в своей правоте, агностик задумается и вздохнёт. И слава Богу.

читать дальше

За тонким  полотном
Александр Нежный

Найдется — я знаю — немало охотников объявить мое сочинение ядовитой ложью, преследующей разрушительные для Православной Церкви и, стало быть, для России цели. Тотчас расползется слух о моей несомненной причастности к жидо-масонскому заговору, а какая-нибудь из мерзких газетенок, громадное количество которых есть наивернейший признак распространившегося повсюду духовного педикулеза...

читать дальше

Там, где престол сатаны (том 1)
Александр Нежный

Заранее смеюсь. Хотя от зловеще-постных физиономий, выглядывающих из газетного листа (формат, как правило, А2, в половину увядающей «Правды»), иногда становится не по себе. Раскалывая топором набитую еретической заразой голову, православные мстители обретают ни с чем не сравнимое блаженство честно выполненного религиозного долга. На шестую заповедь им плевать. Они совершенно уверены в том, что…

читать дальше

Там, где престол сатаны (том 2)
Александр Давыдов

Эта книга — цельное произведение, объединенное общей темой и единым героем. Ее автора современная критика относит к «трудным» писателям. Однако труден он в первую очередь именно для филологов, поскольку, при безусловном уважении к его творчеству, им никак не удается вместить писателя в рамки нынешнего мейнстрима. Притом что, по мнению одного из интервьюеров Давыдова, Ю. Проскурякова, «пожалуй, ни о ком другом (из современных интеллектуальных писателей. — Ред.) не было столько высказываний рецензентов и критиков». Однако внимательный, непредвзятый читатель вполне способен воспринять и почувствовать эту действительно нетривиальную прозу, которой почти невозможно найти аналогов в современной литературе. Тому доказательство — многие сочувственные, а иногда и восторженные отзывы читателей, как не слишком искушенных, так и весьма именитых. Сам Давыдов в своих статьях отрицает собственную «элитарность», подчеркивая, что избегает каких-либо не общеизвестных контекстов; наоборот — адресуется ко всем и каждому, призывая к сотворчеству в разрешении краеугольных проблем бытия. Но при этом, уважая читателя, не упрощает трудноразрешимые вопросы, тем потакая сложившимся литературным вкусам и расхожим понятиям. В своей новой книге «Бумажный герой», своевольной и странной, он продолжает следовать этим принципам.

читать дальше

Бумажный герой
Алан Черчесов
Шорт-лист премии "Букер-2006"
"Настоящий интеллектуальный роман. Сказал бы "западный", кабы не богатство и свобода русского языка" (Андрей Немзер). В начале прошлого века мадам Лира фон Реттау пригласила на виллу трех писателей, предложив сочинить по новелле о Бель-Летре. Едва познакомившись с приглашенными, Лира исчезает с виллы навеки, но писатели, следуя уговору, создают по новелле, из которых ясно, что последнюю ночь хозяйка виллы провела... с каждым из них?
Новые герои виллы, как и их предшественники, — это три писателя из России, Франции и Англии. Общество друзей Лиры фон Реттау предлагает им временно поселиться в месте прошловековой фрамы, с тем чтобы в созданных на основе личных изысканий художественных текстах хоть немного приблизиться к правде об исчезновении хозяйки Бель-Летры... Книга о том, как и почему писателем быть невозможно. И о том, что писательство не иссякнет.

читать дальше

Вилла Бель-Летра
Ворота Расёмон
У российского читателя имя Акутагавы неразрывно связано с великим фильмом Акиры Куросавы, снятым по рассказу Акутагавы «В чаще», а название получившим из другого его рассказа, «Ворота Расёмон». «Расёмон» стал мировым символом, а японский классик Рюноскэ Акутагава (1892—1927) вошел в круг любимых писателей русской интеллигенции. Он был абсолютно своим и потому, что подпитку творчеству получал из русских источников. Рассказ «Бататовая каша» вдохновлен повестью Гоголя «Шинель», «Нос» — одноименной повестью Гоголя, а «Сад» — пьесой Чехова «Вишневый сад». В рассказе «Вальдшнеп» главные герои — Толстой и Тургенев. Да и из Достоевского много чего Акутагаве пригодилось — незадолго до самоубийства написанная новелла называется «Жизнь идиота». Но давайте в память о гении воскрешать его образ в минуты не слабости, а силы, перечитывая, например, рассказ «В чаще» — «поразительное литературное произведение, совершенно уникальное в истории литературы, поднявшее откровенный алогизм до высочайшего художественного уровня» (Аркадий Стругацкий).
 
Перевод с японского Аркадия Стругацкого, Людмилы Ермаковой, Наталии Фельдман-Конрад. Сопроводительная статья Алисы Ганиевой
 
Ганиева Алиса Аркадьевна — прозаик, эссеист, лауреат премий «Дебют» и «Триумф», финалист премий имени Юрия Казакова за лучший рассказ года (2010), имени Ивана Петровича Белкина за лучшую повесть года (2010), «Ясная Поляна» (2013), «Русский Букер» (2015). Автор книг «Салам тебе, Далгат!» (2010), «Праздничная гора» (2012), «Жених и невеста» (2015), «Оскорбленные чувства» (2018).


читать дальше

Акутагава Рюноскэ

Поддержка Правительства Москвы

© Издательство «Время», 2000—2017