Книги
ИЗДАТЕЛЬСТВО «ВРЕМЯ»


Виктор Мартинович
История взросления девушки Яси, описанная Виктором Мартиновичем, подкупает сочетанием простого человеческого сочувствия героине романа и жесткого, трезвого взгляда на реальность, в которую ей приходится окунуться. Действие разворачивается в Минске, Москве, Вильнюсе, в элитном поселке и заштатном районном городке. Проблемы наваливаются, кажется, все против Яси — и родной отец, и государство, и друзья… Но она выстоит, справится. Потому что с детства запомнит урок то ли лунной географии, то ли житейской мудрости: чтобы добраться до Озера Радости, нужно сесть в лодку и плыть — подальше от Озера Сновидений и Моря Спокойствия…
Оценивая творческую манеру Виктора Мартиновича, американцы отмечают его «интеллект и едкое остроумие» (Publishers Weekly, США). На другом берегу Атлантики считают, что «Виктор Мартинович — настоящая находка для европейской литературы» (Радио WDR 3, Германия). Наверняка и российский читатель проникнется симпатией к «новой Скарлетт О'Хара» — она этого заслуживает.

читать дальше

Озеро Радости: Роман
Вероника Долина

Новая книжка стихов Вероники Долиной продолжает предыдущие две, «Зеленое платье» и «Синий бант». «Серебряный мизинец», на слух еще более жеманное название, — это стихи 2016 года. Снова пять времен года, поток строф изо дня в день. Возможно, последний остекленелый палец цепляется за край проруби. Возможно, палец этот теплый и светится. Возможно, он, мизинец, подает сигналы иным планетам — мы есть, мы тут, все еще пишем стихи. В оформлении этого сборника стихов использованы работы миниатюриста 1930-х годов, художника еврейского происхождения Михаэля Фингестена, преследуемого в Германии перед Второй мировой войной и замученного в одном из концлагерей на территории Италии. Большая благодарность коллекционеру из США Марине Дюссан, оказавшей помощь в поиске и отборе редкостных работ.

читать дальше

Серебряный мизинец: стихотворения
Валерий Залотуха

Герой романа «Свечка» Евгений Золоторотов — ветеринарный врач, московский интеллигент, прекрасный сын, муж и отец — однажды случайно зашел в храм, в котором венчался Пушкин. И поставил свечку. Просто так. И полетела его жизнь кувырком, да столь стремительно и жестоко, будто кто пальцем ткнул: а ну-ка испытаем вот этого, глянем, чего стоит он и его ценности.

  

Об авторе

 

Валерий Залотуха родился в 1954 году. 

Писатель, кинодраматург, режиссер документального кино.

Автор двух книг прозы. Его повесть «Последний коммунист» вошла в шорт-лист премии «Русский Букер», издана во Франции и Голландии. Повесть «Мусульманин» издана во Франции и Венгрии.

Лауреат премии российской киноакадемии «Ника» за сценарий фильма «Мусульманин». Автор сценариев более двадцати художественных фильмов, среди которых призеры российских и международных фестивалей — «Садовник», «Рой». «Макаров», «72 метра».

Последние двенадцать лет посвятил работе над романом «Свечка».

 

 



Ветеринар — профессия тихая, домашняя, уютная. Однако герою романа «Свечка» выпали на долю не менее головокружительные и страшные приключения, чем его прославленному коллеге доктору Айболиту. Как и в мудрой сказке, все закончилось хорошо, но для того, чтобы обрести любовь, дом, внутреннюю свободу и веру, лопоухому идеалисту Жене Золоторотову пришлось пройти сквозь такие испытания, что заставляют вспомнить судьбу Иова. Подлые игры властителей и предательство тех, в кого верил, жестокость почти неразличимых уголовников и стражей порядка и цинизм изощренных умников, глумление над верой и ее пакостная имитация, хамство богачей и душевная опустошенность замордованных обывателей, проклятье братоубийственного прошлого и равнодушие к будущему, самообман и отчаяние — вот та тьма, в которой горит свечка. Горит и не сгорает, потому что рядом с живодерами, трусами, политиканами, фарисеями и ханыгами живут добрые, совестливые, благородные люди, чей душевный склад не зависит ни от социального статуса, ни от безжалостных правил, что навязывает князь мира сего. Они ошибаются и грешат, попадают в трагические и невероятно смешные положения, далеко не всегда успевают помочь друг другу (но и так случается совсем не редко). Им бывает непереносимо больно и страшно, но им же даруется настоящая радость. Словом, в романе Валерия Залотухи все привычно и невероятно. Как у Пушкина, Достоевского, Толстого — как в русской жизни. 

Андрей Немзер 

 

Зачем такая толстая книга? Из-за цены вопроса.

«У тебя есть книга «Пушкин», а книга «Гоголь» у тебя есть?» — ставит вопрос гимназист гимназисту у Леонида Добычина. Зачем «Война и мир» такая же толстая, как сама Россия?

Что кроме великого («правдивого и свободного») языка и непомерного пространства мы имеем? Почему мы до сих пор не можем справиться ни с проблемой выбора, ни с обретением менталитета? Почему не можем сами себя понять?

Каждый настоящий русский писатель, так или иначе, ставил этот вопрос перед собой, осознавая или угадывая.

Автор «Свечки» решился ответить самому себе на него так (надеясь на читателя): хватит разделять советское и русское!

И советское всегда было (и до переворота) и русское никуда не денется.

Надо бы осмелиться себе это сказать, чтобы не сгорать каждый раз , как свечка, в трещине собственной Истории, в которой, как лава, закипает вулканическая власть, в которой мы, как в адском котле, каждый раз перевариваемся.

Кажется, снова (как никогда, как всегда) вовремя поставить сегодня вот так вопрос. 

Андрей Битов

 

 

…Валерий Залотуха публикует великолепный двухтомный (2000 страниц!) роман «Свечка», после которого его сценарии — даже «Макаров», даже «Мусульманин» — рискуют навеки оказаться в тени его страшной и насмешливой прозы.

 

 Дмитрий Быков

  

В читателе, воспитанном великой русской литературой, всегда живет мечта о настоящем романе. Вот он, самый настоящий — современный, полновесный, густонаселенный, остросюжетный, насыщенный большими идеями и небанальными мыслями. Талантливый по самому строгому счету — по толстовским, по достоевским меркам. Рассчитанный на долгое, внимательное, трудное прочтение — когда хочется остановиться, перевести дух, подумать. О чем роман? Обо всех нас, о нашей перевернувшейся жизни, о нашей прекрасной и окаянной эпохе. О несправедливости человечьих судеб и о вечной надежде и шансе на высшую, итоговую справедливость. О тебе, читатель — даже если ты не увидишь в этой книге своей конкретной судьбы, своего дома и своего лица. 

Борис Пастернак

читать дальше

Свечка
Вадим Фадин
Вадим Фадин — автор трёх романов, четырёх книг стихов, а также — переводов с итальянского и эстонского языков. Он — лауреат премии им. М. Алданова, номинант премий «Русский Букер» и «Русская премия»

читать дальше

Пейзаж в окне напротив: Рассказы
Булат Окуджава

Эту сказку Булат Окуджава написал для своего сына — крупными буквами, с забавными рисунками отправлял ему отдельные главы по почте. Белла Ахмадулина, увидев эти письма, посоветовала издать сказку книжкой. Философская притча для детей, переведенная и изданная во многих странах мира, обретает новую жизнь и в России с иллюстрациями замечательного художника Евгения Антоненкова.

читать дальше

Прелестные приключения
Борис Минаев
Роман известного российского писателя Бориса Минаева – вторая часть дилогии «Мягкая ткань». События столетней давности активно рифмуются автором с проблемами нынешней эпохи, а частная жизнь обычных людей оказывается под прицелом истории. Знакомые нам по роману «Батист» доктор Весленский, братья Каневские и сестры Штейн, революционные солдаты и вожаки крестьянских армий, следователи НКВД и поэты, дантисты и армейские пекари – все они образуют «мягкую ткань» жизни, которую пытаются рвать на части войны и революции. Главным движителем сюжета в романе оказывается, тем не менее, не история, а человеческие связи и личные события: любовь, разлука, желание уберечься от ненависти и жестокости, попытка «залечь на дно жизни».

читать дальше

Мягкая ткань. Книга вторая. Сукно
Бальзак, Оноре де

По произведениям Оноре де Бальзака (1799—1850) можно составить исчерпывающее представление об истории и повседневной жизни Франции первой половины XIX века. Но Бальзак не только описал окружающий его мир, он еще и создал свой собственный мир — многотомную «Человеческую комедию». Бальзаковские герои — люди, объятые сильной, всепоглощающей и чаще всего губительной страстью. Их собственные желания оказываются смертельны. В романе «Шагреневая кожа» Бальзак описал эту ситуацию с помощью выразительной метафоры: волшебный талисман исполняет все желания главного героя, но каждое исполненное желание укорачивает срок его жизни. Так же гибельна страсть художника к совершенству, описанная в рассказе «Неведомый шедевр».

читать дальше

Шагреневая кожа: роман; Неведомый шедевр: рассказ
Ая эН
«Библия в SMS-ках» не просто получила одну из главных премий «Книгуру» — Первого всероссийского конкурса литературы для подростков — она вызвала самые острые споры и среди сетевых читателей (они же члены детского жюри), и среди взрослых-экспертов. Само столкновение в названии книги столь далеких друг от  друга понятий высекало такие полемические искры, будто речь шла не о конфликте поколений, а о войне двух враждебных цивилизаций. Между тем цивилизация у нас общая, а границы между людьми пролегают вовсе не по возрасту, а там, где и всегда — между добрыми и злыми, искренними и подлыми, доверчивыми и коварными. «Все, как на самом деле», «характеры живые», «я таких знаю» — это из откликов на сетевую рукопись. Теперь книжку можно взять в руки, и наверняка ее читатели, подобно героям романа Аи эН, обменяются не одной сотней SMS-ок — и одобрительных, и негодующих. Главное — чтобы прочли.

 

Могут ли найти общий язык 72-летняя богатая бабушка-паломница Вигнатя и ее 14-летняя боевая внучка Ева, не разделяющая буквально ни одного жизненного принципа своей бабушки? А если Еве поможет ее продвинутый старший брат, начав пересказывать «Библию» весело, коротко, в виде смс-ок? Всё сильно усложняется, когда Ева знакомится со своим сверстником Салимом, который ищет отца и борется за жизнь младшего братика.

 

 

 

 

читать дальше

Библия в SMSках
Артур Конан Дойл

«Собака Баскервилей» (1900) оказалась не просто первым детективным произведением ХХ века, но и одновременно своего рода каноном классического детектива. Сейчас уже трудно поверить, что Артур Конан Дойл (1859—1930) первоначально не планировал вводить в действие своего прославленного героя — сыщик к тому времени уже погиб от рук профессора Мориарти. Но Холмса пришлось воскресить по требованию его поклонников — и он буквально ворвался в повествование. Это большая удача, ведь в результате читатель получил едва ли не самое увлекатльное расследование великого сыщика, а история литературы — идеальный образец любимого читателями жанра. А еще историки литературы утверждают, что на момент создания «Собаки Баскервилей» Конан Дойл был самым высокооплачиваемым автором в мировой литературе. Что ж, деньги были потрачены не зря.

читать дальше

Собака Баскервилей
Артур Гиваргизов
Опять о школе. Ну да, а куда от неё денешься? Школу можно любить или не любить... Но если любишь и считаешь её своей, то, наверное, можно и посмеяться. Над школой. Над учителями, учениками, родителями... Над собой. Это будет не обидный смех.
 

Артур Гиваргизов в своих коротких школьных историях отвечает на самые важные вопросы. Какие стихи нужно читать даме, чтобы она перестала плакать? Сколько домашних работ стоит веер из голубиных перьев? Нужно ли верить в законы физики — или они и так работают? Какой предмет самый главный — русский язык или зажигалка? И самое главное — как стать не только выдающимся, но и очень успешным двоечником?

читать дальше

Записки выдающегося двоечника

« СЮДА   |   ТУДА »

1 ... 3 4 5 6 7 8 9 10 11 ... 111

    Московские новости

© Издательство «Время», 2000—2017