Книги
ИЗДАТЕЛЬСТВО «ВРЕМЯ»
​Новая книга А. Давыдова написана в его любимом жанре философской притчи, изложенной на страницах дневника предположительно российского бизнесмена из «бывших интеллигентов». Переживаемый кризис ему кажется не только личным, но и кризисом всей мировой, «запутавшейся в мнимостях». Чтоб избавиться от надоевшего быта и приевшихся обязанностей, он находит убежище в пансиончике «для творцов любого профиля» в неназванной стране, в которой, однако, угадывается Италия. Увлеченный местной легендой, он пускается на поиски ее постоянно ускользающего героя, некоего Французика, по его мнению, способного лишь своим чистосердечием отвратить всемирную катастрофу. Этот образ безусловно навеян автору личностью Франциска Ассизского, но не исторического, а словно обитающего во всех временах, «а также и наклонениях».​

читать дальше

Мечта о Французике: Роман в трех блокнотах
Многие из тех, кому повезло раньше вас прочесть эту удивительную повесть Марианны Гончаровой о Лизе Бернадской, говорят, что не раз всплакнули над ней. Но это не были слезы жалости, хотя жизнь к Лизе и в самом деле не всегда справедлива. Скорее всего, это те очистительные слезы, которые случаются от счастья взаимопонимания, сочувствия, нежности, любви. В душе Лизы такая теплая магия, такая истинная открытость и дружелюбие, что за время своей борьбы с недугом она меняет жизнь всех, кто ее окружает. Есть в повести, конечно, и первая любовь, и ревность, и зависть подруг, и интриги, и вдруг вспыхивающее в юных душах счастливейшее чувство свободы. Но не только слезы, а еще и неудержимый смех вызывает у читателей проза Гончаровой. Чуть ли не каждый рассказ из второй части этого сборника вам захочется прочитать близким вслух. И вы сделаете это — сами при этом хохоча, захлебываясь словами, отчего-то становясь счастливее…


читать дальше

Тупо в синем и в кедах
Однажды меня попросили написать о вежливости: «Это очень серьёзная тема. Объясни, пожалуйста, детям, что такое вежливость. Ты же работал учителем?» Да, работал. У меня сначала плохо получалось, дети на моих уроках спали с открытыми глазами. Я разуверился в своих способностях, стал над собой подшучивать... А дети вдруг проснулись и начали внимательно слушать. Тогда я схитрил, придумал для серьёзной темы весёлый пример, рассказ «Прекрасный урок». С «Прекрасным уроком» урок прошёл — прекрасно. Вот из таких примеров и состоит книжка «Вопрос номер двадцать пять».

читать дальше

Вопрос номер двадцать пять: рассказы-пьесы

В романе Лермонтова соединены пять историй о молодом человеке, которого автор назвал «героем нашего времени». С выхода романа в свет (1840) не прекращаются споры о том, иронично или серьезно заглавие? Насколько схож вызывающий весьма противоречивые чувства герой с великим поэтом? Придумал Лермонтов странствующего офицера или, пристально вглядевшись в русскую жизнь, создал портрет поколения? И попросту: является Печорин сознательным носителем зла или жертвой дурного уклада бытия? Чуждаясь прямых ответов, Лермонтов предъявляет пять ипостасей Печорина — разочарованный беглец из мира цивилизации; пресыщенный барин; бестолковый искатель приключений; рефлектирующий интеллектуал; мыслитель, любой ценой стремящийся разрешить вопрос о свободе воли. Писатель дал понять, что сказано о герое далеко не все, но полуобещания развернуть историю Печорина не исполнил. Только ли из-за того, что погиб через год с небольшим по издании романа? Ответ на последний из печоринских вопросов мы ищем по сей день.

читать дальше

Герой нашего времени
Творчество известной московской поэтессы Анны Гедымин неизменно вызывает интерес среди читателей разных поколений и стилистических пристрастий. Привлекает ее интонация, теплая и доверительная, — словно стихи обращены лично к каждому, кто берет в руки книгу. Поэзии Анны Гедымин свойственны неожиданные повороты в развитии сюжета стихотворения, мелодичность слова и главное — внутренний свет, присущий даже самым печальным строкам. В настоящий сборник вошли наиболее значимые стихи и баллады прошлых лет и новые, впервые публикуемые произведения.

читать дальше

При свете ночи
Керим Волковыский пишет в рифму и верлибром, а когда и почти прозой, иногда переводит полюбившихся ему поэтов (например, Гёте, Верлена, Лорку). В своих стихах он разговаривает не только с близкими или менее знакомыми людьми, как здравствующими, так и ушедшими, но и с городами и природой, порой выбирая себе в собеседники птиц или собак. Но по большей части в стихах, то в шутку, то всерьез, К. Волковыский разговаривает сам с собой, настойчиво пытаясь найти ответ на вопрос: что такое поэзия. Вместе с автором читатель побывает в Германии и Швейцарии, в Италии и Шотландии, в Израиле и Грузии, — приятных путешествий!

читать дальше

Раньше книги сжигали…

В своей четвертой книге (до этого в издательстве «Время» вышли «Я нашел смысл жизни», «Кто в армии служил», «Психотерапевты прописывают секс и музыку») Владимир Цай — математик, доктор технических наук — продолжает исследование «собственной Вселенной», в котором мировоззренческие поиски органично сочетаются с бытовыми биографическими подробностями. «Было такое государство — Советский Союз, и в нем жили люди, — пишет автор. — Как и везде, кому-то эта жизнь нравилась, кому-то нет. Эта книга — достоверное свидетельство каких-то сторон той жизни, без идеологии, без злопыхательства». Владимир Цай как бы суммирует все, что написал ранее.

читать дальше

Я, юный пионер Советского Союза
История взросления девушки Яси, описанная Виктором Мартиновичем, подкупает сочетанием простого человеческого сочувствия героине романа и жесткого, трезвого взгляда на реальность, в которую ей приходится окунуться. Действие разворачивается в Минске, Москве, Вильнюсе, в элитном поселке и заштатном районном городке. Проблемы наваливаются, кажется, все против Яси — и родной отец, и государство, и друзья… Но она выстоит, справится. Потому что с детства запомнит урок то ли лунной географии, то ли житейской мудрости: чтобы добраться до Озера Радости, нужно сесть в лодку и плыть — подальше от Озера Сновидений и Моря Спокойствия…
Оценивая творческую манеру Виктора Мартиновича, американцы отмечают его «интеллект и едкое остроумие» (Publishers Weekly, США). На другом берегу Атлантики считают, что «Виктор Мартинович — настоящая находка для европейской литературы» (Радио WDR 3, Германия). Наверняка и российский читатель проникнется симпатией к «новой Скарлетт О'Хара» — она этого заслуживает.

читать дальше

Озеро Радости: Роман

Новая книжка стихов Вероники Долиной продолжает предыдущие две, «Зеленое платье» и «Синий бант». «Серебряный мизинец», на слух еще более жеманное название, — это стихи 2016 года. Снова пять времен года, поток строф изо дня в день. Возможно, последний остекленелый палец цепляется за край проруби. Возможно, палец этот теплый и светится. Возможно, он, мизинец, подает сигналы иным планетам — мы есть, мы тут, все еще пишем стихи. В оформлении этого сборника стихов использованы работы миниатюриста 1930-х годов, художника еврейского происхождения Михаэля Фингестена, преследуемого в Германии перед Второй мировой войной и замученного в одном из концлагерей на территории Италии. Большая благодарность коллекционеру из США Марине Дюссан, оказавшей помощь в поиске и отборе редкостных работ.

читать дальше

Серебряный мизинец: стихотворения

Герой романа «Свечка» Евгений Золоторотов — ветеринарный врач, московский интеллигент, прекрасный сын, муж и отец — однажды случайно зашел в храм, в котором венчался Пушкин. И поставил свечку. Просто так. И полетела его жизнь кувырком, да столь стремительно и жестоко, будто кто пальцем ткнул: а ну-ка испытаем вот этого, глянем, чего стоит он и его ценности.

  

4-е издание 
 

Об авторе

 

Валерий Залотуха родился в 1954 году. 

Писатель, кинодраматург, режиссер документального кино.

Автор двух книг прозы. Его повесть «Последний коммунист» вошла в шорт-лист премии «Русский Букер», издана во Франции и Голландии. Повесть «Мусульманин» издана во Франции и Венгрии.

Лауреат премии российской киноакадемии «Ника» за сценарий фильма «Мусульманин». Автор сценариев более двадцати художественных фильмов, среди которых призеры российских и международных фестивалей — «Садовник», «Рой». «Макаров», «72 метра».

Последние двенадцать лет посвятил работе над романом «Свечка».


Новости, рецензии и отзывы: 

Роман Валерия Золотухи "Свечка" - "Большой роман об интеллигентном герое как жанровая разновидность русской романистики". Скоро выходит в свет 3-е издание "Свечки" Валерия Залотухи. Читательский интерес к нему не угасает, скорее наоборот: о романе спорят, о нем выходят публикации и научные статьи. В литературоведческой работе А. Ю. Колпакова (Красноярск) "Большой роман об интеллигентном герое как жанровая разновидность русской романистики. К постановке проблемы" (Новый филологический вестник, 2017, №2 (41) роман Золотухи "Свечка" ставится в один ряд с замыслом "Жития Великого грешника" Ф. М. Достоевского, романом "Жизнь Клима Самгина" Горького и "Доктором Живаго" Пастернака (Читать дальше) 
  

Ветеринар — профессия тихая, домашняя, уютная. Однако герою романа «Свечка» выпали на долю не менее головокружительные и страшные приключения, чем его прославленному коллеге доктору Айболиту. Как и в мудрой сказке, все закончилось хорошо, но для того, чтобы обрести любовь, дом, внутреннюю свободу и веру, лопоухому идеалисту Жене Золоторотову пришлось пройти сквозь такие испытания, что заставляют вспомнить судьбу Иова. Подлые игры властителей и предательство тех, в кого верил, жестокость почти неразличимых уголовников и стражей порядка и цинизм изощренных умников, глумление над верой и ее пакостная имитация, хамство богачей и душевная опустошенность замордованных обывателей, проклятье братоубийственного прошлого и равнодушие к будущему, самообман и отчаяние — вот та тьма, в которой горит свечка. Горит и не сгорает, потому что рядом с живодерами, трусами, политиканами, фарисеями и ханыгами живут добрые, совестливые, благородные люди, чей душевный склад не зависит ни от социального статуса, ни от безжалостных правил, что навязывает князь мира сего. Они ошибаются и грешат, попадают в трагические и невероятно смешные положения, далеко не всегда успевают помочь друг другу (но и так случается совсем не редко). Им бывает непереносимо больно и страшно, но им же даруется настоящая радость. Словом, в романе Валерия Залотухи все привычно и невероятно. Как у Пушкина, Достоевского, Толстого — как в русской жизни. 

Андрей Немзер 

 

Зачем такая толстая книга? Из-за цены вопроса.

«У тебя есть книга «Пушкин», а книга «Гоголь» у тебя есть?» — ставит вопрос гимназист гимназисту у Леонида Добычина. Зачем «Война и мир» такая же толстая, как сама Россия?

Что кроме великого («правдивого и свободного») языка и непомерного пространства мы имеем? Почему мы до сих пор не можем справиться ни с проблемой выбора, ни с обретением менталитета? Почему не можем сами себя понять?

Каждый настоящий русский писатель, так или иначе, ставил этот вопрос перед собой, осознавая или угадывая.

Автор «Свечки» решился ответить самому себе на него так (надеясь на читателя): хватит разделять советское и русское!

И советское всегда было (и до переворота) и русское никуда не денется.

Надо бы осмелиться себе это сказать, чтобы не сгорать каждый раз , как свечка, в трещине собственной Истории, в которой, как лава, закипает вулканическая власть, в которой мы, как в адском котле, каждый раз перевариваемся.

Кажется, снова (как никогда, как всегда) вовремя поставить сегодня вот так вопрос. 

Андрей Битов

 

 

…Валерий Залотуха публикует великолепный двухтомный (2000 страниц!) роман «Свечка», после которого его сценарии — даже «Макаров», даже «Мусульманин» — рискуют навеки оказаться в тени его страшной и насмешливой прозы.

 

 Дмитрий Быков

  

В читателе, воспитанном великой русской литературой, всегда живет мечта о настоящем романе. Вот он, самый настоящий — современный, полновесный, густонаселенный, остросюжетный, насыщенный большими идеями и небанальными мыслями. Талантливый по самому строгому счету — по толстовским, по достоевским меркам. Рассчитанный на долгое, внимательное, трудное прочтение — когда хочется остановиться, перевести дух, подумать. О чем роман? Обо всех нас, о нашей перевернувшейся жизни, о нашей прекрасной и окаянной эпохе. О несправедливости человечьих судеб и о вечной надежде и шансе на высшую, итоговую справедливость. О тебе, читатель — даже если ты не увидишь в этой книге своей конкретной судьбы, своего дома и своего лица. 

Борис Пастернак

читать дальше

Свечка

« СЮДА   |   ТУДА »

1 ... 5 6 7 8 9 10 11 12 13 ... 123

Поддержка Правительства Москвы

© Издательство «Время», 2000—2017