Время на non/fiction-2013
ИЗДАТЕЛЬСТВО «ВРЕМЯ»


Дмитрий Щедровицкий
Дмитрий Щедровицкий — широко известный библеист, автор многотомного «Введения в Ветхий Завет», трудов по истории и философии иудаизма, христианства и ислама — и в то же время удивительный поэт неоклассического направления. Его творчество характеризуется «сгущённой» метафорикой, позволяющей переда-вать черты оригинального мистико-философского мировидения, и богатством культурно-исторических ассоциаций. Стихи неоднократно получали высокую оценку критиков, включались в сборники лучших произведений отечественной поэзии, некоторые из них положены на музыку. Ему принадлежат переводы английской (Дж. Донн, Шекспир и др.), немецкой (Гейне, Рильке и др.), литовской поэзии, гимнов Кумрана, арабских и древнееврейских поэтов, персидских суфиев (книга притч Руми).
Любовь и история, природа и мифология, экстаз и размышление, облекаясь в поэтическое слово, предстают в стихах Дмитрия Щедровицкого в исконном, нерасторжимом единстве. В книгу вошли избранные произведения многих лет.

Стихотворения и поэмы
Илья Семененко-Басин

 

Первая книга И. Семененко-Басина, состоящая из стихотворений 2006—2011 гг., открывает сложившегося поэта. Наследник русской не официальной поэзии 1920—1960-х гг., Семененко-Басин сочетает поиск неисследованных ресурсов восприятия со способностью видеть мир символистично. Незримое присутствие тематики самосозидания личности заставляет вспомнить также традиции романтизма. Автор приглашает в путешествие по одушевленным ландшафтам личной истории, к соприкосновению с энергией природы и социальных движений, запечатленных в речи.

 

 

Ручьевинами серебра
Анна Гедымин

Стихи Анны Гедымин знакомы читателям еще с 1980-х годов, когда подборки в «Московском комсомольце», журналах «Юность», «Смена», «Работница», а также первая книга «Каштаны на Калининском» и выступления в Политехническом музее сделали ее одной из наиболее заметных фигур тогдашней молодой поэзии. Потом были сотни публикаций в периодике, еще четыре поэтических сборника, несколько литературных премий, в том числе «Литературной газеты» и радиостанции «Немецкая волна». Со временем менялся круг тем, более драматичной становилась интонация стихов, но поэтический голос Анны Гедымин всегда сохранял свою узнаваемость и неповторимость. В настоящее издание вошли как уже опубликованные, так и новые произведения поэтессы.



Осенние Праздники
Зинаида Миркина

«Чистая страница» — одиннадцатая книга стихов Зинаиды Миркиной,  значительной и самобытной русской поэтессы, в стихах которой  «синтез мировой культуры органичен, как живое дерево» (Вольфганг Казак). Зинаида Миркина — автор многих книг стихотворных переводов, эссе и художественной прозы. Среди писателей, с наследием которых органично «рифмуется» творчество Миркиной, Цветаева, Достоевский, Пушкин…  В числе ее переводческих предпочтений — Рильке и арабская суфийская поэзия. Выбор переведённых стихов не случаен — мистическая поэзия, обращенная к глубине бытия, кружащаяся вокруг Бога (по выражению Рильке) — основная линия всех стихотворных книг Зинаиды Миркиной.

 

Чистая страница
Ольга Кучкина

«Численник» — четвертая поэтическая книга известнейшего журналиста «Комсомольской правды», прозаика, сценариста и драматурга Ольги Кучкиной. В сборник вошли новые стихи нового тысячелетия, избранное из трех предыдущих книг («Сообщающий сосуд», «Итальянская бабочка», «Високосный век») и маленький роман в стихах «В деревянном доме».

«Обаятельный и оригинальный поэт», «обнаженное сердце, странный мир» «почти невозможная концентрированность», «непредсказуемые стихи» — так отзываются о поэзии Ольги Кучкиной лучшие поэты России.

Численник
Михал Влад

В виртуальном остатке, присутствующем ровно тот миг аннигиляции улетающей души только что представленного Театром поэтического действия, таится и колеблется, жонглируя переливающимися и завораживающими флюидами, — она!
В тонком флёре, ещё покрывающем явленную и мгновение тому назад умолкшую речь, в тайком приникшем
к пространству сцены и ждущем своего завершающего набега занавесе, в ожидании, укрывшемся в тени софитов, в темноте зрительного зала — воцаряется наконец реальная суть всего увиденного, услышанного, понятого и принятого — знающая всему истинную цену, капризная и коварная дама — последняя пауза…
Предтеча — аплодисментов! — бурных, с криками «Браво! Бис! Анкор, анкор!», или вежливо-сдержанных, редких аплодисментов. Или — совсем без аплодисментов.
Такова цена, злат-золотник, мгновенно предъявляемый
к расчёту, к обмену за постижение той философии
и эквивалента Творчества, того сокровенного, что предложил Поэт и Театр — Зрителю.
Стоит дождаться ответа внимательного читателя суггестивной лирической поэзии Михала Влада, сегодня представленной им в его конволюте «CITTADELLA».

 

Роман Виктюк

 

 

Cittadella
Елена Лобачева

Елена Николаевна Лобачёва, член Союза писателей России, член-корреспондент Академии поэзии, доктор экономических наук, профессор. Автор научных публикаций, книг стихов и прозы. На XXIII Московской международной книжной ярмарке (2010) был представлен роман Е. Лобачёвой «Хроники Птеродактиля», отличающийся оригинальной идеей сюжета, он вызвал значительный интерес читателей.
В тонком психологическом повествовании чувствуется влияние Лобачёвой-поэта на Лобачёву-прозаика.
За последнее десятилетие вышли в свет её поэтические сборники «Без камня на сердце», «Мужи и музы»,
«Но этот грех, как чудное вино», «От цветущей весны до метели». Печатается в поэтических альманахах
и антологиях Академии поэзии.

Ключ
Юрий Влодов

Б о р и с   П а с т е р н а к —

Каждое стихотворение поэта Юрия Влодова есть кирпич, заложенный в основание современной русскоязычной поэзии. Доброго пути, брат мой, Юрий.


А л е к с а н д р  С о л ж е н и ц ы н —

Мощь этого поэта в том, что он идёт не от книг, а от самой жизни и потому, несмотря на вневременные темы, всегда современен. А что до поэтической школы, то она у него своя, что в литературе большая редкость.                                                       

Р а в и л ь  Б у х а р а е в —

Эта книга, которая столько лет ждала своего читателя, вся исполнена выстраданного света, ибо свет миру чаще всего исходил из страдания и сострадания, и не иначе.                                                       

 

Отзывы о книге:

 

Евгений Степанов о книге Юрия Влодова «Люди и боги»:

«Я поздравляю всех любителей поэзии с выходом этой поэтической книги, поздравляю сам себя, что у меня такая книга теперь есть и очень здорово, что имя Влодова остается актуальным и по сей день в современной русской литературе» (читать дальше)

 

Рецензия в "Exlibris" на книгу Юрия Влодова "Люди и боги"


ЛЮДМИЛА ОСОКИНА
«Я ДУМАЮ, ИСУС ПИСАЛ СТИХИ…»

Юрий Влодов.
Люди и боги.
В издательстве «Время» вышла книга легендарного поэта-диссидента Юрия Влодова (1932–2009) «Люди и боги». Эта книга является визитной карточкой Влодова, стихи для нее он писал всю свою жизнь, но издать ее удалось только сейчас.
О чем она? О Боге и Дьяволе, о Христе и Иуде, о Деве Марии и о Марии Магдалине, Иосифе плотнике и других, а также о любви и ненависти, верности и предательстве, о поисках Бога, правды, истины, себя…О вечных вопросах, которые волновали человечество во все времена.
И хотя в основе книги лежат библейские сюжеты, это не религиозные стихи, их нельзя причислить к так называемой духовной литературе. Это философская поэзия, ведь с помощью библейских образов и персонажей поэт пытается осмыслить и разгадать великие тайны Бытия. Он по-новому смотрит на историю с Христом, на всем известные и привычные события. Юрию Влодову в этой книге удалось создать такие поэтические картины, которые по своей силе и живописности стоят на одном уровне с творениями великих мастеров прошлого.
Думается, что стихи в этой книге, может быть, и вовсе не стихи, а некие пророческие тексты, они просто написаны в виде стихов, но возможно имеют к ним весьма условное отношение. Еще предстоит разгадать заложенный в них философский смысл, пророческую тайну. Поэт берет на себя в этой книге роль пророка, духовного мессии, как, впрочем, и наделяет этой ролью самого Христа, делая его собратом по перу, указывая на то, что Христос тоже писал стихи, ведь все его откровения, притчи первоначально были изложены в стихах. Поэтому одним из главных стихотворений в книге можно считать именно это.
«Я думаю,  Исус писал стихи.  Плел сети из волшебной чепухи. А жизнь Христа – была душа поэта, Иначе – как? Откуда бы все это? В кругу слепых, болезненных племен, Он, как слепец, питал себя обманом,  И не был ли Иуда – графоманом? Неузнанным Сальери тех времен?».
Книгу предваряют фрагменты из эссе Тимура Зульфикарова «Первосвидетель».
«Юрий Влодов, – пишет Зульфикаров, – создает свой миф о Моисее, о Христе, о Божьем замысле и промысле. Таков сладкий и страшный удел трагических поэтов… Они хотят быть первосвидетелями главных событий в жизни человечества. Они, гордецы, хотят говорить с самим Господом, минуя Пророков…Иль из такого теста, из такой вопиющей глины Господь и лепил своих пророков – апостолов, провидцев, поэтов?.. кто знает…Но вот перед нами такой поэт! Послушаем же его новые гимны…Быть может, их лучше бы высекать на камнях и скалах, а не на бренной бумаге…»
На четвертой сторонке обложки расположены высказывания Бориса Пастернака, Александра Солженицына, Равиля Бухараева.  Это серьезные фигуры, писатели с мировым именем, двое из них, как всем известно, лауреаты Нобелевской премии.
«Каждое стихотворение, написанное поэтом Юрием Влодовым, есть кирпич, заложенный в основание современной русской поэзии. Доброго пути, брат мой. Юрий!» – писал еще во годы оны о стихах молодого Влодова Борис Пастернак.
Его поддержит впоследствии Александр Солженицын: «Мощь этого поэта в том, что он идет не от книг, а от самой жизни. И поэтому, несмотря на вневременные темы, всегда современен. А что до поэтической школы, то она у него своя, что в литературе большая редкость».
«Эта книга, которая столько лет ждала своего читателя, вся исполнена выстраданного света, ибо свет миру исходил и исходит только из страдания и сострадания, и никак не иначе», –писал Равиль Бухараев.

В аннотации упоминается и всем известная политическая шутка Влодова времен застоя: «Прошла зима. Настало лето. Спасибо партии за это!». Но шутка эта всего лишь ступенька для вхождения в настоящую, истинную поэзию Юрия Влодова, которая представлена именно в этой книге.


http://exlibris.ng.ru/poetry/2012-08-16/6_vlodov.html


Дмитрий Артис о книге Юрия Влодова


ВСЁ-ТАКИ СОЗИДАНИЕ


Юрий Влодов. «Люди и Боги». Многокнижие: Стихи. – Москва: «Время», 2012 г.


Зачастую поиск смысла существования сводится к тому, что люди начинают примерять на себя одежды богов, ровно, как и боги примеряли на себя одежды людей. Если абстрагироваться от общехристианской морали и ценностей, которыми она апеллирует (а это нужно сделать, поскольку иначе продолжение разговора невозможно, то есть, необходим обряд очищения от вероисповедания), и взглянуть на Религию (здесь Религия – с большой буквы, как нечто самоценное), на её историю незамутнённым глазом, допустим, атеиста или на худой конец какого-нибудь вечно копающегося в мозгах окружающих агностика, то можно увидеть иную картину мира, сравнимую разве что с лучшими полотнами нидерландского живописца Иеранима Босха, когда смотришь и не понимаешь, «кто есть кто» на самом деле: боги ли, ангелы, демоны, мифические животные или просто люди со всеми своими тайными желаниями, страстями.


Господь смиренно взор скосил,
И встал в своей одёжке жалкой,
и приказал, как попросил:
«Не бейте палкой!»

 

 

Всё-таки язычество, жившее в нашем сознании многие тысячелетия и занявшее теперь наиболее выигрышную позицию, из которой её вряд ли удастся когда-нибудь выковырять, – подсознание, – неискоренимо. И креативные постеры нового поколения «бог один, а провайдеры разные» с изображением на них представителей четырёх мировых религий, говорящие о якобы единобожии – обычная склонность человека к политеистическому мировоззрению, язычеству, многобожию.


Когда всосала водяная яма
Весь белый свет, все тяготы его,
Последний ангел захлебнулся: «Ма-ма!..»
Последний демон задохнулся: «Ма-ма!..»
И — на земле не стало никого...

 

 

Я не говорю «хорошо» это или «плохо». Я говорю только о том, что она (обычная склонность, ставшая такой привычной, что уже практически незаметна) существует, несмотря на то, что абсолютно недоказуема, даже когда навязчиво ощутима.


Когда Христос, иль кто он там еще,
Готовился принять земную кару,
Он как бы уподобился Икару,
Свой птичий лик склоняя на плечо.

 

 

С такого ракурса книга стихотворений Юрия Влодова «Люди и Боги» (изд-во «Время», 2012 г.) для меня – больше, чем просто событие, стихи, философия, взгляд одного отдельно взятого автора. Скорее, в ней метания эпохи, где она (эпоха) представляется не коротким промежутком времени, имеющем незначительные характерные особенности, но той, которая определяется существованием всего человечества. Мы же не будем отрицать, что первобытные люди, окружённые идолами, танцевавшие вокруг деревьев, огня, поклонявшиеся воде или… Чему они только не поклонялись! Так вот, не будем же мы отрицать того, что первобытные люди являлись такими же божьими тварями, какими являемся сейчас мы? Не будем. А эти, скакавшие вокруг деревянного или глиняного фаллоса, древние греки – они, чем они отличались от нас? Только тем, что носили иную одежду, пели иные песни, читали иные книги, вставали с правой ноги и ложились с левой. Только и всего.


Он хищно улыбнулся нам с креста,
Когда рабы вколачивали гвозди...
Мы, в этом мире, все христовы гости,
Хотя, по сути, не было Христа.

 

 

Если я люблю одну женщину, а какой-нибудь Фёдор Иванович – другую, то это никак не значит, что я принадлежу к человеческому роду, а несчастный Фёдор Иванович к нему совсем не принадлежит. Так и с вероисповеданием.


Венера ударила бога
за то, что лобзался убого.

 

 

Автор «Людей и Богов» опирается на христианскую символику. Но все общепринятые в этой религии образы: кресты, сыны божьи, блудницы, дьяволы – несут в себе функции языческих идолов. У каждого своя «иепархия» и они ничем между собой не связаны. Каждый из них отвечает только за вверенное ему (автором) пространство, подобно древнегреческим божкам. Господь и Сатана являются братьями-близнецами и предаются дионисийским забавам – пьют вино, говорят между собой «за уважение». Христос уподобляется Икару. Венера отличается от Марии Магдалины только тем, что не может покаяться, вознести руки к небу, поскольку их нет. Бог отнял за то, что, как говорится, дала, а вот удовольствие забыла получить.


Исусов было семеро –
В глазах стояла стынь.
Пришли Исусы с Севера,
Из северных пустынь.
Сошли в пустыни южные
Вселенной лепестки…
За ними плыли вьюжные
Смиренные пески.

 

 

В своей книге Юрий Влодов (1932-2009) рисуется первобытным интеллигентом или интеллигентным первобытийцем, в данном случае, от перемены мест эпитетов смысл не меняется. Юрий Влодов, для тех, кто не знает – тот самый автор, который сумел одной ироничной репликой «Прошла зима. Настало лето. Спасибо Партии за это» описать жизнь многомиллионной ныне канувшей в лету страны под названием СССР.


Пришли Исусы с Севера,
Где ни снегов, ни льдин.
Исусов было семеро,
А облик-то – един!
И в том едином облике -
Зерцале бытия,
Как в нелюдимом облаке,
Таится боль моя…

 

 

Стихи являют собой наиболее продуктивный способ выражения внутренних противоречий автора. (Берём слово «автор», как определение человека творящего, создающего, стало быть, равного ясно кому). Можно уйти в алкоголь, наркотики, блуд, что также является одним из показателей душевной разладицы, но стихи, согласитесь, даже если в них воспевается что-то ужасающее, несут в себе неистребимую тягу автора ко всему прекрасному, к производству и воспроизводству (слова из лексики экономистов) духовных ценностей. Пусть идущее через саморазрушение, но всё-таки созидание.


Когда тащила римская военщина
Хмельную Магдалину под кусты,
Она уперлась, в ней восстала женщина
Почти непостижимой чистоты.

Она вскричала: "Эти груди тленные
Сам Божий сын вылизывал, как пес!..”
Услышал Некто. Сплюнул во вселенные
И оскорбился, видимо, всерьез.

И тут же застучали топоры
До срока, до положенной поры.
И, устрашая глупого Христа,
Над миром воспарила тень креста.

 

Люди и боги
Владимир Алейников

Владимир Дмитриевич Алейников, известный поэт, прозаик, художник, родился в 1946 году в Перми. Вырос на Украине, в Кривом Роге. Окончил искусствоведческое отделение исторического факультета МГУ. Работал в экспедициях, в школе, в газете. Основатель и лидер легендарного литературного содружества СМОГ. С 1965 года стихи публиковались на Западе. При советской власти на родине не издавался. Более четверти века тексты его широко распространялись в самиздате. В восьмидесятых годах был известен как переводчик поэзии народов СССР. Издаваться в отечестве стал в период перестройки. Автор многих книг стихов и прозы — воспоминаний об ушедшей эпохе и своих современниках. Лауреат премии Андрея Белого, Международной Отметины имени Давида Бурлюка, журнальных премий. Член ПЕН-клуба, Союза писателей Москвы, Союза писателей XXI века. С 1991 года живёт в Коктебеле и Москве. В книге «Быть музыке» представлены избранные стихи 1964—2011 годов.

Быть музыке
Глеб Шульпяков

 

«Письма Якубу» — третья книга поэта. Короткие, уводящие читателя в лабиринты сознания, стихи соседствуют с крупными лирическими высказываниями, чей сюжет разворачивается на фоне Марракеша и Рима, Стамбула и Москвы. Перед читателем поэтический взгляд на «вечного» человека в сиюминутном, современном мире, примирить которых друг с другом может только «Искусство поэзии». Глубина этого взгляда прирастает вторжением поэзии на территорию прозы — и успешным присвоением этой территории. «Письма Якубу» — новая книга одного из лучших поэтов, состоявшихся в своем поколении.

 

Письма Якубу
« СЮДА   |   ТУДА »

1 ... 4 5 6 7 8 9 10 11 12 ... 21

    Московские новости

© Издательство «Время», 2000—2015

доставка алкоголя ночью