Время на non/fiction-2013
ИЗДАТЕЛЬСТВО «ВРЕМЯ»


Елена Минкина-Тайчер
В новую книгу Елены Минкиной-Тайчер, уже известной читателям по романам «Эффект Ребиндера» и «Там, где течет молоко и мед», вошло шесть повестей — шесть человеческих историй, совершенно разных по времени и стилю написания, героини которых — молодая бизнес-леди и мудрая старуха, юная эмигрантка XXI века и девочка времен Великой Отечественной войны, заводской мастер пятидесятых и врач-исследователь из будущего — каждая со своей непростой судьбой, каждая — огромный отдельный мир. И все объединены легким пером и любовью автора.
Женщина на заданную тему
Саша Филипенко

Свой читатель появился у Саши Филипенко сразу — после успеха «Бывшего сына» и двух следующих романов. «Травля», еще до выхода книгой опубликованная «Знаменем», по данным электронного портала «Журнальный зал», стала в 2016 году самым популярным текстом всех российских «толстых» литературных журналов. Значит, свой читатель понимает, чего ему ожидать и от «Красного Креста». Он не обманется: есть в романе и шокирующая, на грани правдоподобия, история молодого героя; и сжатый, как пружина, сюжет; и кинематографический стык времен; и парадоксальная развязка. Но есть и новость: всю эту фирменную Сашину «беллетристику» напрочь перешибает добытый им и введенный в роман документальный ряд — история контактов Наркомата иностранных дел СССР и Международного Красного Креста в годы войны. 

Саша Филипенко — мастер создавать настроение ассоциативным монтажом. Представляя читателю «Красный Крест», воспользуемся его приемом, процитируем Иосифа Бродского: «От любви бывают дети. / Ты теперь один на свете. / Помнишь песню, что, бывало, / я в потемках напевала? / Это — кошка, это — мышка. / Это — лагерь, это — вышка. / Это — время тихой сапой / убивает маму с папой».

 

Красный Крест
Олег Ермаков
Магический мир природы рядом, но так ли просто в него проникнуть? Это возможно, если есть проводник. Таким проводником для горожанина и вчерашнего школьника, а теперь лесника на байкальском заповедном берегу, становится эвенк Мальчакитов, правнук великой шаманки. Его несправедливо обвиняют в поджоге, он бежит из кутузки и двести километров пробирается по тайге — примерно так и происходили прежде таежные драмы призвания будущих шаманов. Воображаемая родовая река Мальчакитова Энгдекит протекает между жизнью и смертью. Несет она свои воды и между домиками, населенными отшельниками-учеными, мечтающими о заповеднике нового типа, в котором сохранялись бы не только звери и птицы, но и его работники — трудяги и созерцатели, начертавшие на своем знамени девиз нестяжательства. Обтекаемая рекой Энгдекит, стоит на берегу гора Бедного Света, где ткут свой извечный диалог Адам и Ева. Пара орланов, кабарга и медведь — тоже герои этой книги, получившие в ней право голоса. И эти голоса вместе с голосами людей звучат красочной и драматической песнью, «Песнью тунгуса».
Песнь тунгуса
Михаил Однобибл
Обостренный интерес книжников сфокусировал на этой книге литературный критик Лев Данилкин: он в рукописи выдвинул «Очередь» на премию «Национальный бестселлер». Имеет ли вообще рукопись право на звание бестселлера? Вот чуть не получила, была одним из двух главных претендентов на лавры. А когда победителем, с перевесом в один голос, был назван Леонид Юзефович (читать дальше)
Очередь
Анар

«Я хочу чувствовать как восточный человек и думать как западный» — вот точный творческий автопортрет Анара, выдающегося прозаика и драматурга. Его книги переведены на 32 языка, миру он интересен — как понятен и интересен ему самому целый мир. В эту книгу Анар включил не только переведенный с азербайджанского роман-воспоминание о родителях, но и написанные по-русски киноповесть (Париж, Иван Бунин, «шамаханская царица» Умм уль Банин), а также воспоминания о русских друзьях (Константин Симонов, Василий Аксенов, Римма Казакова) и отточенные до афористичности «Ночные мысли». «Ум и мудрость — разные вещи. Ум может быть и злым, коварным, жестоким. Мудрость — это всегда доброта, понимание и прощение». Новая книга Анара — по-настоящему мудрая.

Без вас
Юлий Ким
Удостоившись в 2015 году Российской национальной премии «Поэт», Юлий Ким вспомнил о прозе — и подготовил для издательства «Время» очередную книгу своей авторской серии. Четыре предыдущие томика  — «Моя матушка Россия» (2003), «Однажды Михайлов» (2004), «Стихи и песни», (2007), «Светло, синё, разнообразно», (2013) — представили его как иронического барда, лирического поэта, сценариста, драматурга... И вот теперь художественная проза, смешанная, как это всегда и бывает у Кима, с воспоминаниями о родных его сердцу местах и близких людях. Родных мест у него теперь три («так построились мои звезды») — Москва, Камчатка, Израиль. А близких людей не счесть. В этой книге лишь малый их круг, так что будем ждать следующей.

И я там был
Алла Боссарт

«Барабанные палочки» — так называлась в старой игре лото цифра 11. Так называется одна из 11 повестей нового сборника Аллы Боссарт – история о магии чисел и, конечно, о любви и смерти. Каждая из повестей, даже тех, что выходят за рамки реальности, населена персонажами, которых мы встречаем в жизни на каждом шагу. Но кто бы они ни были — бомжи, художники, деревенские старухи, подростки, бизнесмены, даже собаки и коты — это полнокровные люди с уникальными характерами, которые всегда могут рассчитывать на любовь и жалость автора. Как во всех произведениях писателя, здесь неразрывно слиты юмор и драма, фарс и трагедия. Это оптика, которой вооружена Алла Боссарт, что бы она ни писала: публицистику, прозу или стихи.

Барабанные палочки: Повести
Леонид Гиршович

ХХ век — арена цирка. Идущие на смерть приветствуют тебя! Московский бомонд между праздником жизни и ночными арестами. Идеологи пролеткульта в провинциальной Казани — там еще живы воспоминания о приезде Троцкого. Русский Берлин: новый 1933 год встречают по старому стилю под пение студенческих песен своей молодости. «Театро Колон» в Буэнос-Айресе готовится к премьере «Тристана и Изольды» Рихарда Вагнера — среди исполнителей те, кому в Германии больше нет места. Бой с сирийцами на Голанских высотах. Солдат-скрипач отказывается сдаваться, потому что «немцам и арабам в плен не сдаются». Он убил своего противника. «Я снял с его шеи номерок, в такой же, как у меня, ладанке, и надел ему свой. Нет, я не братался с ним – я оставил улику. А себе на шею повесил жернов». «...Вижу некую аналогию (боюсь сказать-вымолвить) Томасу Манну» (Симон Маркиш).

Арена ХХ
Яна Дубинянская
Что если у каждого из нас будет своё, собственное, не связанное с другими людьми время? Даже «если» никакого не нужно, не нужно фантастического допущения — мы и так давно живём в своём собственном ритме. Не верите? Неужели вы сами никогда не ловили себя на мысли, что время тянется невыносимо медленно, когда окружающие его даже не замечали? (читать дальше)
Свое время: Роман
Виктор Мартинович
История взросления девушки Яси, описанная Виктором Мартиновичем, подкупает сочетанием простого человеческого сочувствия героине романа и жесткого, трезвого взгляда на реальность, в которую ей приходится окунуться. Действие разворачивается в Минске, Москве, Вильнюсе, в элитном поселке и заштатном районном городке. Проблемы наваливаются, кажется, все против Яси — и родной отец, и государство, и друзья… Но она выстоит, справится. Потому что с детства запомнит урок то ли лунной географии, то ли житейской мудрости: чтобы добраться до Озера Радости, нужно сесть в лодку и плыть — подальше от Озера Сновидений и Моря Спокойствия…
Оценивая творческую манеру Виктора Мартиновича, американцы отмечают его «интеллект и едкое остроумие» (Publishers Weekly, США). На другом берегу Атлантики считают, что «Виктор Мартинович — настоящая находка для европейской литературы» (Радио WDR 3, Германия). Наверняка и российский читатель проникнется симпатией к «новой Скарлетт О'Хара» — она этого заслуживает.
Озеро Радости: Роман
« СЮДА   |   ТУДА »

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 ... 21

    Московские новости

© Издательство «Время», 2000—2017

По материалам: Радимов: по игре "Валенсия" вполне может конкурировать с "ПСЖ". . Последний выпуск смотреть передачу пусть говорят смотреть онлайн.