Самое время!
ИЗДАТЕЛЬСТВО «ВРЕМЯ»


Егор Фетисов

Цирк на Фонтанке, закрывшийся на ремонт. Молодой художник, выпускник питерской «Мухи», судьбой занесенный в этот цирк на должность завхоза. Ироничное, но вместе с тем трагическое повествование о сплетении двух времен и двух реальностей. Трижды, как в сказке, герой романа попадает в мир знаменитого арт-кафе «Бродячая собака», в котором когда-то собирались поэты и художники Серебряного века. Выпивает с Бенедиктом (Лифшицем), берет книги у Осипа (Мандельштама), раскланивается с Николаем (Гумилевым)… Это в прошлом. А в настоящем… «Эпидемия. Фактически мор. Грипп наподобие испанки. Знающие люди в Сети советуют, пока не поздно, уходить пешком. У властей просто не хватит военных и полиции, чтобы держать кордон вокруг всего города». Или это настоящее — тоже не настоящее?

читать дальше

Ковчег
Михаил Нисенбаум

В волшебной квартире на Маросейке готовят клей для разбитых сердец, из дачной глуши летят телеграммы, похожие на узоры короедов, в Атласских горах бродят боги, говорящие по-птичьи. «Волчок» – головоломка любви, разбегающейся по странам и снам, бестиарий характеров, коллекция интриг. Здесь все неподдельное: люди, истории, страсти. Здесь все не то, чем кажется: японский сад в подмосковных лесах, мужчина во власти влюбленной женщины, итальянское поместье Эмпатико, где деньги добывают прямо из подсознания. Кружится волчок – то пестрый из детской, то серенький из колыбельной. Это современная игра, где выигрыш, равно как проигрыш – чудо и красота.

читать дальше

Волчок: роман
Саша Филипенко

Свой читатель появился у Саши Филипенко сразу — после успеха «Бывшего сына» и двух следующих романов. «Травля», еще до выхода книгой опубликованная «Знаменем», по данным электронного портала «Журнальный зал», стала в 2016 году самым популярным текстом всех российских «толстых» литературных журналов. Значит, свой читатель понимает, чего ему ожидать и от «Красного Креста». Он не обманется: есть в романе и шокирующая, на грани правдоподобия, история молодого героя; и сжатый, как пружина, сюжет; и кинематографический стык времен; и парадоксальная развязка. Но есть и новость: всю эту фирменную Сашину «беллетристику» напрочь перешибает добытый им и введенный в роман документальный ряд — история контактов Наркомата иностранных дел СССР и Международного Красного Креста в годы войны. 

Саша Филипенко — мастер создавать настроение ассоциативным монтажом. Представляя читателю «Красный Крест», воспользуемся его приемом, процитируем Иосифа Бродского: «От любви бывают дети. / Ты теперь один на свете. / Помнишь песню, что, бывало, / я в потемках напевала? / Это — кошка, это — мышка. / Это — лагерь, это — вышка. / Это — время тихой сапой / убивает маму с папой».

 

читать дальше

Красный Крест
Сергей Лебедев

Россия и Германия. Наверное, нет двух других стран, которые имели бы такие глубокие и трагические связи. Русские немцы — люди промежутка, больше не свои там, на родине, и чужие здесь, в России. Две Мировые войны. Две самые страшные диктатуры в истории человечества: Сталин и Гитлер. Образ врага с Востока и образ врага с Запада. И между жерновами истории, между двумя тоталитарными режимами, вынуждавшими людей уничтожать собственное прошлое, принимать отчеканенные государством политически верные идентичности, — история одной семьи, чей предок прибыл в Россию из Германии как апостол гомеопатии, оставив своим потомкам зыбкий мир на стыке культур, опасное наследство немецкого происхождения, немецкой крови; история рока как такового, досягающего от XIX века до наших дней.

читать дальше

Гусь Фриц: Роман
Олег Ермаков

Этот город на востоке Речи Посполитой поляки называли замком. А русские — крепостью на западе своего царства. Здесь сходятся Восток и Запад. Весной 1632 года сюда приезжает молодой шляхтич Николаус Вржосек. А в феврале 2015 года — московский свадебный фотограф Павел Косточкин. Оба они с любопытством всматриваются в очертания замка-крепости. Что их ждет здесь? Обоих ждет любовь: одного — к внучке иконописца и травника, другого — к чужой невесте. И конечно, сражения и приключения на улочках Смоленска, в заснеженных полях и непролазных лесах. Две частные истории, переплетаясь, бросают яркие сполохи, высвечивающие уже историю не частную — историю страны. И легендарная летопись Радзивила, созданная, скорее всего, в Смоленске и обретенная героями романа, дает возможность почувствовать дыхание еще более отдаленных времен, ведь недаром ее миниатюры называют окнами в мир Древней Руси. Ну а окнами в мир современности оказываются еще черно-белые фотографии Павла Косточкина. Да и в них тоже проступают черты той незабвенной России.

читать дальше

Радуга и Вереск
Виталий Мелик-Карамов

Эта книга целиком посвящена кино. Таинство кинопроцесса для миллионов куда интереснее любых политических новостей. Именно в него нас погружает первая история этой книги, записанная очевидцем. Два следующих текста не имеют жанрового определения. В прежние времена их назвали бы киноповестями. Обозначим наши истории как подробные сюжеты, из которых может, при диком стечении самых различных фактов, родиться фильм. В первом сюжете на излете советских времен дружная кавказская компания, состоящая из армян, азербайджанцев и грузин (сейчас это звучит фантастически), попадает из горного села на французский Лазурный берег… Надо ли дальше продолжать? Во втором российские руководители спецслужб решили использовать в своих интересах жену американского президента. Все было продумано, рассчитано, но…

читать дальше

Неснятое кино: повести
Игорь Гельбах

Новый роман Игоря Гельбаха рассказывает о драматических событиях последних десятилетий в жизни нескольких петербургских семей из мира театра, живописи и коллекционирования произведений искусства. В центре повествования — отношения братьев, принадлежащих к разным ветвям семьи Стэнов. Петербуржец Николай Стэн рассказывает о себе, о семье и скитаниях его старшего брата и друга, художника Андрея Стэна, чей жизненный путь оборвался в Австралии. Усилия Николая по возвращению картин брата в Россию оборачиваются рискованным для его семьи решением, не принять которое он не может. Развитие событий приводит героев романа в самые разные места и страны, создавая насыщенную яркими и неожиданными деталями панораму происходящего.

читать дальше

Музейная крыса: роман
Борис Минаев

«Ковбой Мальборо, или Девушки 80-х» — новая книга известного российского писателя Бориса Минаева. «Жизнь любой женщины — это практически всегда остросюжетный, эпический, великий роман», — считает автор. В данном случае под одной обложкой собраны двадцать три истории из жизни молодых женщин, каждая из которых — воистину героиня своего времени. Того времени, когда начался великий разлом двух эпох и когда сформировался характер целого поколения.

читать дальше

Ковбой Мальборо, или Девушки 80-х: роман в рассказах
Владимир И. Козлов

«Рассекающий поле» — это путешествие героя из самой глубинки в центр мировой культуры, внутренний путь молодого максималиста из самой беспощадной прозы к возможности красоты и любви. Действие происходит в середине 1999 года, захватывает период терактов в Москве и Волгодонске — слом эпох становится одним из главных сюжетов книги. Герой в некотором смысле представляет время, которое еще только должно наступить. В то же время это роман о зарождении художника, идеи искусства в самом низу жизни в самый прагматичный период развития постсоветского мира. Книгу питают различные жанровые традиции мировой литературы — литературное путешествие, поэма, роман воспитания, роман о художнике и даже рыцарский роман. Культурной рифмой к образу героя делается рыцарь Персеваль, появление которого некогда изменило всю европейскую литературу.

читать дальше

Рассекающий поле: Роман
Анатолий Курчаткин

«Подозреваетесь. Чревато для вас. Докажите, что подозрения беспочвенны». Такую записку, написанную на четвертушке листа, получает герой романа. И что значат эти слова, что обещают, к чему принуждают его? Он вполне законопослушен, не посягает на устои. Правда, живет он в странном городе, где всё подчинено непреложным правилам тайной и грозной службы стерильности. Легкой завесой фэнтези прикрыто повествование, в центре которого личная драма героя. Получение им нелепой записки поначалу выглядит как неприятное недоразумение, но разделяет его жизнь на «до» и «после». Течение романа чем дальше, тем стремительнее — автор, несомненно, владеет приемами детективного повествования. Роман написан со стилистическим изяществом и метафорической изысканностью.

читать дальше

Минус 273 градуса по Цельсию

« СЮДА   |   ТУДА »

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 ... 23

    Московские новости

© Издательство «Время», 2000—2017

По материалам: Радимов: по игре "Валенсия" вполне может конкурировать с "ПСЖ". . Последний выпуск смотреть передачу пусть говорят смотреть онлайн.