Самое время!
ИЗДАТЕЛЬСТВО «ВРЕМЯ»
просмотров: 8 402 | Версия для печати | Комментариев: 0 |


Это первый роман из цикла "южносибирских" историй Сергея Солоуха и первая оригинальная попытка в традиционном жанре представить групповой портрет своего собственного вызывающе нетрадиционного поколения, юность которого пришлась на золотую середину семидесятых. Создать своего рода эпическое полотно, стиль которого адекватно выражает стиль самой жизни этих "гадких детей", холодно отвергающих мораль "суетливых предков" и признающих исключительно "кайф-облом-кайф" как единственную формулу своего существования. Детей, смешных возможно, ныне не одной уже только всеведущей судьбе.

"Какая "Свобода", если речь о 197... годе!" - готов воскликнуть в тон одноименному персонажу Н.Г.Чернышевского наш вполне проницательный читатель. Но рецензент не оговорился. "Шизгара" — роман о том, как "вдруг" пропала свобода, которую славные (и не слишком) тинейджеры начала семидестых считали данностью...

Андрей Немзер
 

Я здесь другое вижу: за тотальной иронией и желчным сарказмом, за идиотской ухмылкой и итээровским ерничанием — боль, страх и жалость ко всем "несчастненьким". И слышу безмолвный, детский, почти заячий крик, перекрываемый воплями "шизгары": что сделали с нашей страной, с нашей Сибирью не ставшей Америкой и не оставшейся Россией? Зачем? За что? И осенит ли когда-нибудь Божья Благодать это веселое "языческое племя"...

Евгений Попов

Появись этот роман лет десять назад, он вполне мог приобрести армию поклонников и даже стать на какое-то время культовым. Солоух сделал моментальный снимок, запечатлел целое поколение, поколение 70-х, влюбленное в рок-н-ролл и свободу.

Андрей Урицкий 

Катастрофически запоздавшая "Асса" от литературы

Начало семидесятых. Двое молодых людей из города Южносибирска ( что-то вроде Новосибирска, но еще восточнее) сбегают из дома, чтобы разными маршрутами оказаться в Москве, где якобы должен состояться концерт не то The Beatles, не то Deep Purple, не то Led Zeppelin — в виде послания капитана Гранта здесь циркулирует вырезка из  какой-то газеты, где довольно туманно анонсируется нечто подобное.

Набор блоков предсказуемый, как тексты русских рок-групп: алкоголи, кодекс неформала, лирические отступления размером в главу, пластинки, «очередной шедевр Райт-Ковалевой», математические олимпиады, стальной браслет «Славы», сленг, много слов на английском и псевдоанглийском языке… «Шизгара» — это не совсем то, что строчка «Yeah, baby, she’s got it», — это настроение семидесятых в СССР, что-то вроде свинга для Парижа 60-х; Zeitgeist, воплощенный скорее в музыке, чем в  чем-либо еще.

Роман не то что тотально смешной, но тотально остроумный, и это именно англосаксонская ирония — пусть с  хохмаческо-мэнээсовскими обертонами, пусть слишком сибирская, — но это гораздо ближе к сибирскому Нику Хорнби, чем к сибирскому валенку.

Может быть, если б роман издали книгой в  1989-м, он стал таким же терминатором, как «Асса»; но проворонили, и теперь это просто железяка фигурного литья, которую сдвинет с места разве что бульдозер. Эта крупнотоннажная махина: монумент языку, стилю, эпохе — и великому заблуждению. Заблуждению поколения, стремившегося на нерест западной рок-культуры — и упустившего время для собственного творчества; какое колоссально ложное движение — в Новосибирск, в Москву, в Лондон; какая колоссальная неэкономность. Это роман про людей, которые фатально не угадали. «Шизгара» кончается сценой из  1986-го — когда герой обнаруживает, что в Москве можно свободно купить пластинку The Beatles, и берет «Вечер трудного дня» на все; это ведь очень плохой гешефт — но кто может сказать, что это плохой финал?

Трудно советовать кому-нибудь, кроме Севы Новгородцева и Маргариты Пушкиной, взяться за этот идеологический анахронизм, слишком пышный, кишащий непереваренными цитатами от Пушкина до The Doors, вдвое больший по размерам, чем стандартные романы нулевых, да еще посвященный тому, чего нет, нет, нет. Роман виртуозный — это такая же поэма, как «Мертвые души», и такой же роман в стихах, как «Онегин» (или просто вещь, где доминирует стиль), но роман по большей части состоит из фраз такого рода: «Несколько часов спустя, около полудня, когда под звяканье подстаканников проводник купейного вагона скорого поезда Южносибирск-Москва Сережа Кулинич по прозвищу Винт с ленивой любезностью сообщил заглянувшему в его тесный служебный пенал пассажиру: «Барабинск, стоянка десять минут», — в этот самый момент, когда Мишка Грачик, наглотавшись гордо раздирающего благовонного дыма, сидел, тяжелую, кайфа, правда, с первого раза не словившую, голову положив на плечо Бочкаря, Эбби Роуда, в этот самый момент в трехстах километрах к востоку Саша Мельников впервые за утро остался один»; и вряд ли после такого анонса кто-то ринется в книжный, чтобы взять «Шизгар» на все.

Однако это настоящий литературный памятник, и никто не убедит меня в том, что памятники можно игнорировать потому, что созданы они семнадцать лет назад, а события, которым они посвящены, гарантированно не повторятся ни на каком витке мировой истории.

 Афиша, Лев Данилкин

Сегодня я хочу порекомендовать нашим слушателям роман Сергея Солоуха «Шизгара», выпущенный издательством «Время» в книжной серии с многозначительным названием «Самое время!». Именно этим романом Сергей Солоух некогда обратил на себя внимание и литературных критиков, и читателей. Время действия – пресловутые «годы застоя», герои – те, кого сейчас называют тинейджерами, а в те баснословные года называли (вполне справедливо) «трудными подростками». Вот как сам Сергей Солоух с ностальгической иронией описывает эту разновидность советских людей:

«Поколение автора, беззаботное поколение детей with eyes turned within верило в мечту. В некое всеобщее счастье, кайф, если угодно праздник. И знаете, во-первых, смеяться над несчастными нехорошо, а во-вторых, на самом деле тогда, в безоблачной середине семидесятых, некий всеобщий и вечный праздник, казалось вот-вот в самом деле наступит. Праздник желания. Он был здесь, тут, не за горами, за углом, этот волшебный день, когда оковы тяжкие падут и свободный полет желания к единственной достойной цели – всеобщему и полному удовлетворению – не потревожит, не оборвет ни занудливый папаша, ни истеричная мамаша».

И еще одна цитата на сей раз из рецензии Андрея Немзера: «Шизгара» - роман о том, как «вдруг» пропала свобода, котору славные (и не слишком) тинейджеры начала семидесятых считали данностью».

Я думаю всем, кто интересуется современной русской словесностью следует обратить внимание на роман Сергея Солоуха «Шизгара», выпущенный издательством «Время».

Тимур Кибиров, радио "Культура"

 
Одно дело – исторический роман, написанный современным автором о далеком прошлом. Совсем другое дело – роман о семидесятых годах, написанный очевидцем по свежим следам, но свет увидевший только в 1990-е годы в уральском журнале, а книжную форму обретший лишь сейчас, в начале 2006 года. Помимо всего прочего «Шизгара» – еще и очень полезная книга. Полезная, как правдивое напоминание о том, как убога была жизнь восемнадцатилетних в зените брежневского застоя, среди комсомольского идиотизма, гэбэшных провокаций, начальственного хамства и идеологической туфты. Жизнь была убога – но зато вещи, по-настоящему любимые, на этом фоне казались особенно прекрасными. Такой прекрасной была музыка – настоящая, современная музыка, доносящаяся с недоступного Запада, – прежде всего, конечно, Битлы. Именно на любви к ним и строится роман Сергея Солоуха. Вдруг прокатился по всей огромной стране слух, что в Москве, в Лужниках, они – Джон, Пол, Джордж и Ринго – дадут концерт. И поверив этому невозможному слуху, едут в Москву, едут вопреки безденежью, родительским запретам и прочим сложностям дети разных – не народов, но городов, а автору этот слух позволяет вывести целую галерею нелепых и прекрасных сибирских битломанов. И неважно, что слух оказался наполовину фокусом фарцовщиков, наполовину выдумкой кэгэбэшников, важны те чувства, которые сорвали с места солоуховских героев.

«Какой, на фиг, товар, какие еще, к черту, деньги? Кайф-облом-кайф, кайф-ништяк-кайф, кайф-кайф-кайф. (Без кайфа нет лайфа, хоть фейсом об тейбл.) Вот это действительно формула, вот уж действительно смысл бытия.... Но кто, кто тот кудесник, сумевший материализовать простой чередой аккордов эту детскую мечту об исполнении желаний? Кто сделал чудо, кто дал музыке смысл? Дети. Дети, придумавшие себе смешное имя The Beatles. Четыре невоспитанных мальчика крикнули: “Невоспитанные дети всех стран, unite!”».

Солоух пишет не столько хронику, сколько растянувшееся на пять сотен страниц стихотворение в прозе, строящееся на переплетении и контрасте разных стилей – от молодежного сленга до стилизованной архаики авторской, от грубости до нежности, от иронии до высокопарности. В более поздних вещах Солоух довел эту тенденцию до крайности (и, пожалуй, это пошло текстам не на пользу), но в «Шизгаре» все пропорции соблюдены.

Книжное обозрение


другие книги этого автора:
Шизгара
Тираж: 2000 экз.
ISBN 5-9691-0093-5
70x108/32, 640 страниц, иллюстрации: Нет.
Купить бумажную книгу
в «Лабиринте»
Поддержка Правительства Москвы

© Издательство «Время», 2000—2017