Самое время!

ИЗДАТЕЛЬСТВО «ВРЕМЯ»

Вержавск — древний город Смоленской земли, исчезнувший под натиском польско-литовских завоевателей в XVII веке. Друзьям из большого села Каспля — Ане, Илье и Арсению — в названии города слышится, что это град великой державы не только прошлого, но и будущего

читать дальше

По дороге в Вержавск: роман цикла «ЛѢсъ трьхъ рѢкъ»

Представленные в сборнике произведения объединяет мысль, отражающая творческое кредо автора, — писать просто о сложном. Ясность и изящный слог Владимира Гржонко, дважды лауреата Литературной премии им. Марка Алданова, делают его прозу привлекательной и для приверженцев постмодерна, и для почитателей классической русской словесности.

читать дальше

Время сурка

«Моя задача не объяснять действительность, а описывать ее, как она есть», — уверяет автор. Поверишь, начнешь читать — и сам не заметишь, как из реального мира тебя перенесет в вымысел, в зазеркалье. «И это мой мир, он настоящий, я в нем живу», — подтверждает один из героев. Мир этот может оказаться планетой, которую придумала девочка, или высохшим колодцем, где спокойно течет счастливая жизнь и люди не знают, что такое голод. Размывается, исчезает грань между мечтой и действительностью, выдумкой и страшной правдой. Анна Агнич — талантливый мастер, она точна в выборе слова, правдива в деталях, ее цвета и оттенки строго выверены. Чувство языка не изменяет ей, кем бы она ни предстала: ребенком или взрослым, ученым или художником, писателем или драконом. И читатель догадается, кто герой рассказа «Я — ангел»: это и есть автор, искусный штукарь, ведь писатель — это творец. Анна Агнич родилась в Харькове, жила в Киеве, Москве, Нью-Йорке, Бостоне. Там же был издан сборник «Девочка в окне». Ее рассказы и повести печатались в журналах России, Украины, Израиля, Канады, США. Свою новую книгу Анна Агнич, к сожалению, не увидит — ее не стало в 2019 году. Художник: Валерий Калныньш



читать дальше

Натюрморт с селедкой и без
Как взрослые умные женщины, дружившие с университетских лет, должны реагировать на глупые письма шантажиста? Выбросить и забыть. Или все-таки попробовать понять, нет ли разумного объяснения казавшимся дурацким розыгрышем угрозам? Особенно если одна из приятельниц почти тут же попадает под машину... Вместе со взявшейся за расследование героиней мы переносимся и в начало 1990-х, и во вторую половину 1970-х, и в более отдаленные времена. Новейшие события сложно переплетаются с историями, случившимися давным-давно, нежданные злосчастья — с бедами, казалось бы, похороненными много лет назад. Воспоминания и помогают, и мешают разобраться: кто же виноват в полузабытых загадочных трагедиях и как они связаны с опасностями, обрушившимися на тех, кто некогда составлял веселую студенческую компанию. Детективный роман перерастает в исследование нашего отношения к прошлому и заставляет задуматься о весьма болезненных этических проблемах.
 

читать дальше

Медуза

«Лис» — крошечный студенческий театр, пытающийся перехитрить руководство университета. Всего один из сюжетов, которым посвящен роман. Книга охватывает три десятилетия из жизни российского вуза, в метаморфозах этого маленького государства отражаются перемены огромной страны. Здесь борьба за власть, дружбы, интриги, влюбленности, поединки, свидания, и, что еще важнее, ряд волшебных изменений действующих лиц, главные из которых — студенты настоящие, бывшие и вечные. Кого тут только не встретишь: отличник в платье королевского мушкетера, двоечник-аристократ, донжуаны, шуты, руферы, дуэлянты. Здесь масса подробностей университетской жизни, о которых читатель даже не догадывался. «Лис» — роман о том, что позволено молодости.

читать дальше

Лис

У жанра семейной саги много поклонников. Они любят, когда история раскручивается издалека, движется неторопливо, разговоры начинаются с «а помнишь...». Ольга Никулина поначалу строго следует канону. Но чем ближе к финалу, тем чаще в неспешный, почти старинный роман вторгается современный экшн — детектив, боевик, криминальная драма. Чего не хватает в этом параде жанров, так это фантастики — все очень реально и, к сожалению, знакомо. Бабушка, дочка, внучка. У бабушки — Дом ветеранов сцены, у дочки — подруга-журналистка, у внучки — первая любовь... Но в благополучную семейную историю из драматичного прошлого и влетает та самая муха — «небольшая брошь: на тонком золотом каркасе головка и крылышки в мелких бриллиантах, спинка и брюшко насекомого — овальный изумруд глубокого зеленого цвета». Фамильная драгоценность. «По описанию очень похожа на навозную, если без бриллиантиков, подумала Люба». Этой мухе удается многое: поссорить родных людей, до предела обострить сюжет и даже скрыться восвояси. Как будто ее и не было. Но она была.

читать дальше

Изумрудная муха
От этого текста пышет печным жаром и тянет могильным холодом — причем одновременно. В основе романа материалы следственного дела Петра Ильича Нестеренко, директора Московского крематория на территории Донского некрополя. Работая над романом, Саша Филипенко повторил путь главного героя, вслед за ним побывав в Саратове и Париже, в Стамбуле и Варшаве. Огромный объем архивных документов предоставило автору общество «Мемориал». «Кремулятор» — художественная реконструкция совершенно удивительной судьбы. Идея оформления обложки: Роман Филипенко. Оформление и макет: Валерий Калныньш
 

читать дальше

Кремулятор

В новом романе Игорь Харичев рассказывает о событиях в России, захватывающих четверть века — с 1991 по 2014 год. В центре повествования судьба прогрессивно настроенного человека с активной жизненной позицией. Добросовестный чиновник, успешный бизнесмен, заботливый семьянин — казалось бы, какое дело герою романа до катаклизмов, сотрясающих общество, но ему далеко не безразлична судьба родины, он всегда оказывается в гуще политической жизни. Со временем эйфория от революционного разворота к демократии, свершившегося у Белого дома, тускнеет, на смену ей приходит горькое размышление: почему замедляется социальное и экономическое развитие страны, почему усиливается чрезмерный контроль власти над нашей жизнью — может быть потому, что настоящее вырастает из прошлого и почти все проблемы — тоже родом оттуда.

читать дальше

Прошлое в наказание

«Трапецией под самым куполом цирка — вот чем была великая и ужасная страна для самых ярких, смелых и талантливых своих разведчиков, ученых, инженеров, полководцев, наркомов...» — говорит о своей родине сын легендарного советского разведчика, выдающийся ученый преклонных лет, прозванный Доктором Фаустом, который ищет свой вариант философского камня — формулу остойчивости Больших Людских Сообществ. «Я — не ура-патриот, скорее, увы-патриот», — слов- но вторит Доктору Фаусту потомственный квакер, молодой сотрудник Национального университета разведки (США), получивший в наследство эту формулу, чтобы с ее помощью прогнозировать будущее человечества. Почему именно ему передан результат главной работы ученого? Потому что эти двое мужчин любят одну и ту же женщину... И любовь старика-профессора к своей юной ученице во многом перекликается с давней щемящей историей любви семидесятидвухлетнего Гёте и семнадцатилетней Ульрики фон Леветцов. А еще в романе живет «агентура» — ученики Доктора. Они, сделавшие себя сами, пытаются создать что-то по-настоящему жизнеспособное — сначала в сегодняшней России, где их усилия никому не нужны, а потом в далеком Парагвае.

читать дальше

Доктор Фауст и его агентура

Повести Виктора Шендеровича непохожи одна на другую — пронзительная лирика, психологический триллер, эротика, политическая сатира... Скучно вам не будет ни с одной из них. Миновав эстрадную и телевизионную популярность времен «Кукол» и «деревни Гадюкино», писатель занялся своим прямым делом...

читать дальше

Среди гиен и другие повести