Самое время!
ИЗДАТЕЛЬСТВО «ВРЕМЯ»


Александр Купер
В новой книге Александра Купера органично сплетены притча и приключение. Действие повести «Таймери» разворачивается где-то на краю земли, может быть — на севере России

читать дальше

Таймери: Таежный роман
Михаил Найман
Добрый, наивный, влюбленный, неприкаянный русский американец Миша входит в нашу реальность как бы из небытия, из-за прикрытой судьбой двери — роман Михаила Наймана публикуется посмертно. Обидно, конечно, что автор, не доживший до сорока, никому не даст интервью и не подпишет книгу, но издательство уверено, что ей и без того суждена широкая известность. Так проносится реактивный самолет — уже скрылся за горизонтом, а звук только нарастает. Начитанные люди заметят родство героя с Холденом Колфилдом из романа Сэлинджера. Это хорошо: Холдену будет не так одиноко за горизонтом, ему будет приятно сознавать, что у него есть такой способный братишка в русской литературе.

читать дальше

Плохо быть мной
Екатерина Рощина

«Возвращайся по первому снегу» — драматичное повествование в форме дневника молодой женщины, в котором история разрушительной страсти чередуется с эпизодами из жизни четы Мерфи — меценатов двадцатых годов прошлого века

читать дальше

Возвращайся  по первому снегу
Михаил Нисенбаум
Почему девушка разбрасывает с балкона жемчуга из свадебного подарка? Перед кем в общежитии уральского мединститута красуются дерзкие парижане Гепардье и Леопардье? Зачем холостяк кроет крышу дома мятными пряниками? Только настоящая жизнь умеет быть настолько невероятной и неотразимой. Эта книга — полевой букет рассказов и связка ключей от тайных воспоминаний. В ней верное доказательство того, что человечеству не выжить без сумасшедших юнцов, а юнцам не образумиться без сумасшедшей любви. Как и первый роман, истории Михаила Нисенбаума — по-настоящему теплые вещи.

читать дальше

Мои любимые чудовища
Наталья Арбузова
В произведениях Натальи Арбузовой всегда есть место сверхъестественному. Черти и ведьмы принимают деятельное участие в нашей жизни. Но оказывается, что настоящее зло прячется в обычных людях и гораздо сильнее способно влиять на ход событий, чем нечистая сила. А добро имеет обыкновение побеждать, даже если окажется, что выхода нет. Поэтому в каком бы жанре ни писала Наталья Арбузова (а пишет она рассказы, стихи, повести и пьесы), читатель в ее книгах встречается в первую очередь с волшебной сказкой.

читать дальше

Мы все актеры
Наталья Кочегарова
«Любую цену...» — повторила про себя Нина. Ей вспомнилась комната с земляным полом и солдатской койкой, неподвижно сидевшая на стуле в углу старая женщина, так и не сумевшая простить себе давнего греха. Жизнь, прожитая под гнетом давно прощенной, как выяснилось, вины... В который раз резанула мысль о том, что было бы, если бы она, Зинаида, получила Тонино письмо лет сорок назад. Просто письмо, с сообщением, что сестра жива, здорова и счастлива. Но прошлое, как известно, не терпит сослагательного наклонения — все случилось, как случилось. Неужели злосчастный рисунок был тому причиной? Неужели Марго спрятала конверт в тайник старого секретера не только из ревности, но и потому, что хорошо знала цену его содержимого?! Нет, Нина по-прежнему отказывалась в это верить! Да и письмо, по словам Ивана, не было распечатано...

читать дальше

Недоставленное письмо
Александр Давыдов

Эта книга — цельное произведение, объединенное общей темой и единым героем. Ее автора современная критика относит к «трудным» писателям. Однако труден он в первую очередь именно для филологов, поскольку, при безусловном уважении к его творчеству, им никак не удается вместить писателя в рамки нынешнего мейнстрима. Притом что, по мнению одного из интервьюеров Давыдова, Ю. Проскурякова, «пожалуй, ни о ком другом (из современных интеллектуальных писателей. — Ред.) не было столько высказываний рецензентов и критиков». Однако внимательный, непредвзятый читатель вполне способен воспринять и почувствовать эту действительно нетривиальную прозу, которой почти невозможно найти аналогов в современной литературе. Тому доказательство — многие сочувственные, а иногда и восторженные отзывы читателей, как не слишком искушенных, так и весьма именитых. Сам Давыдов в своих статьях отрицает собственную «элитарность», подчеркивая, что избегает каких-либо не общеизвестных контекстов; наоборот — адресуется ко всем и каждому, призывая к сотворчеству в разрешении краеугольных проблем бытия. Но при этом, уважая читателя, не упрощает трудноразрешимые вопросы, тем потакая сложившимся литературным вкусам и расхожим понятиям. В своей новой книге «Бумажный герой», своевольной и странной, он продолжает следовать этим принципам.

читать дальше

Бумажный герой
Виктор Шендерович

«...Вещь замечательная не столько по сюжету (впрочем, притча сильная, отчаянно безнадежная), сколько из-за того, что в ней во всем блеске раскрылся Ваш поразительный дар передавать человеческие голоса. Текст производит впечатление непрерывного потока звуковых галлюцинаций. По-моему, такой техникой не владеет сейчас никто. Да это и не техника, это некоторым так везет. Например, Бальзаку в «Шагреневой коже», в сцене пирушки...» (Самуил Лурье в письме Виктору Шендеровичу)

читать дальше

Соло на флейте: Повесть
Елена Съянова
 

В своей новой книге писатель, журналист и историк Елена Съянова, как и прежде (в издательстве «Время» вышли «Десятка из колоды Гитлера» и «Гитлер_директория»), продолжает внимательно всматриваться в глубины веков и десятилетий. Судьбы и события, о которых она пишет, могли бы показаться незначительными на фоне великих героев и великих злодеев былых эпох — Цезаря, Наполеона, Гитлера... Но у этих «маленьких трагедий» есть одно удивительное свойство — каждая из них, словно увеличительное стеклышко, приближает к нам иные времена, наполняет их живой кровью и живым смыслом.

читать дальше

Маленькие трагедии большой истории
Владимир Гуркин

Великое счастье безвестности — такое, как у Владимира Гуркина — выпадает редкому творцу: это когда твое собственное имя прикрыто, словно обложкой, названием твоего главного произведения. «Любовь и голуби» знают все, они давно живут отдельно от своего автора — как народная песня. А ведь у Гуркина есть еще и «Плач в прогоршню» — «шедевр русской драматургии — никаких сомнений. Куда хочешь ставь — между Островским и Грибоедовым или Сухово-Кобылиным» (Владимир Меньшов). И вообще Гуркин — «подлинное драматургическое изумление, я давно ждала такого национального, народного театра, безжалостного к истории и милосердного к героям» (Людмила Петрушевская). В этой книге он почти весь — в своих пьесах и в памяти друзей.

читать дальше

Любовь и голуби
« СЮДА   |   ТУДА »

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 ... 21

    Московские новости

© Издательство «Время», 2000—2017

сро изыскания, сро в области изысканий