Время на non/fiction-2013
ИЗДАТЕЛЬСТВО «ВРЕМЯ»


Владимир Шпаков

Новый роман петербургского писателя Владимира Шпакова предлагает погрузиться в стихию давнего и страстного диалога между Востоком и Западом. Этот диалог раскрывается в осмыслении трагедии, произошедшей в русско-немецком семействе, в котором родился ребенок с необычными способностями. Почему ни один из родителей не смог уберечь неординарного потомка? Об этом размышляют благополучный немец Курт, которого жизнь заставляет отправиться в пешее путешествие по России, и москвичка Вера, по-своему переживающая семейную катастрофу. Сюжет разворачивается в двух параллельных планах, наполненных драматическими эпизодами и неожиданными поворотами. Вечная тема «единства и борьбы» России и Европы воплощена здесь в варианте динамичного, увлекательного и убедительного повествования.

Смешанный brak
Наталия Червинская
Первое, что отмечают рецензенты в прозе Натальи Червинской — ум: «природный ум», «острый ум»», «умная, ироничная» и даже «чересчур умная». Впрочем, Людмила Улицкая, знающая толк в писательской кухне, добавляет ингредиентов: отличное образование (ВГИК), беспощадный взгляд художника, прирожденное остроумие, печальный скепсис и свободное владение словом. Стоит прочесть всем, кто помнит, какую роль сыграла поправка Джексона — Вэника в эмиграции из СССР. А кто не в курсе — им тем более. Поправку наконец отменили, а жизнь не отменишь и не переиграешь — она прожита вот так, как ее написала-нарисовала «чересчур умная» Червинская.
Поправка Джексона
Елена Крюкова

Русские в Париже 1920—1930-х годов. Мачеха-чужбина. Поденные работы. Тоска по родине — может, уже никогда не придется ее увидеть. И — великая поэзия, бессмертная музыка. Истории любви, огненными печатями оттиснутые на летописном пергаменте века. Художники и политики. Генералы, ставшие таксистами. Княгини, ставшие модистками. А с востока тучей надвигается Вторая мировая война. Роман Елены Крюковой о русской эмиграции во Франции одновременно символичен и реалистичен. За вымышленными именами угадывается подлинность судеб.

Русский Париж
Михаил Вожакин

Герой нового романа Михаила Вожакина служит в Генштабе. Время — брежневская эпоха, горбачевская перестройка, распад СССР, смута 90-х годов — вплоть до «сердюковских» реформ. Генштаб изнутри, с изнанки, в лицах высшего руководства, «небожителей» — без псевдонимов. Законы карьерного роста герою понятны. Играешь по правилам — генеральские погоны на плечи. Нет — затеряешься в серой массе. Приспособленец? Лицемер? Отчасти и так. Но и здраво рассуждающий человек, понимающий, что происходит с армией. Правда, до поры он не понимает главного — что происходит с ним самим. На что он тратил жизнь? На что предстоит потратить остаток? В восемнадцать лет ему внушили, что он защитник Отечества. Когда ушла юношеская наивность, он понял, что защищал не Отечество, а тех, кто им управляет.

Азартные игры: Записки офицера Генштаба
Сергей Таск
В двух томах — «Гоголь-моголь» и «Письма с того света» — собраны пьесы, написанные в России («Здесь») и в Америке («Там») на протяжении трех десятилетий. Хотелось бы думать, что их ничего не объединяет, кроме имени автора, но придирчивый глаз наверняка обнаружит переклички и сквозные темы, а то еще и «очепятки». Что ж, нескучной вам ночи!
ЗДЕСЬ:
Наталья Арбузова

Уже выходили книги Натальи Арбузовой «Город с названьем Ковров-Самолетов», «Тонкая нить», «Не любо – не слушай», «Мы все актеры». Новая книга, явствует из названья, не последняя. Наталья Арбузова оказалась автором упорным и была оценена самыми взыскательными, высокоинтеллигентными читателями. Данная книга содержит повести, рассказы и стихи. Уже зарекомендовав себя как поэт в прозе, она раскрывается перед нами как поэт-новатор, замешивающий присутствующие в преизбытке рифмы в строку точно изюм в тесто, получая таким образом дополнительную степень свободы.

Продолжение следует
Андрей Жвалевский

Новый роман в жанре brain fiction продолжает традиции «Мастера сглаза» и «Мастера силы». На сей раз переплелись судьбы четырех очень необычных людей. Первый путешествует из тела в тело, второй проживает жизнь заново, третий обладает даром исцеления, четвертая… четвертой не довелось родиться, но она тоже человек. Сначала кажется, что судьба случайно сталкивает их друг с другом, но постепенно становится понятно — случайностей не бывает…

Те, которые
Александр Чудаков

Участвовать в выборе лауреата конкурса «Букер Десятилетия» были приглашены все ныне живущие члены Букеровскиих жюри 2001–2010 годов — 45 человек. На первом этапе голосования им предстояло составить шорт-лист из пяти романов, выбираемых из числа всех 60 романов, входивших в шорты-листы Букеровской премии за эти десять лет. На втором этапе — назвать имя лауреата. В финальном голосовании приняло участие 37 членов жюри (на первом этапе их было — 33).

Лауреатом премии «РУССКИЙ БУКЕР ДЕСЯТИЛЕТИЯ» назван Александр ЧУДАКОВ (1938—2005) с романом «Ложится мгла на старые ступени…» (финалист 2001 года).

Ложится мгла на старые ступени
Надежда Беленькая
Это роман о прибыльном, опасном и часто противозаконном российском бизнесе — международном усыновлении. Авторы столь провокационных книг нередко пытаются защитить себя словами: «Все совпадения — случайны». Надежда Беленькая поступила наоборот, первая строчка ее дебютного романа — «Эти события происходили на самом деле». Героиня книги, переводчица Нина, влюбленная в испанскую культуру и творчество Сальвадора Дали, неожиданно открывает для себя иную реальность. «Люди покупают фильмы ужасов для того, чтобы их напугали придуманными ужасами. Это страшнее», — написала автору одна из читательниц романа. Нина погружена в мир, где жестокость и равнодушие стали привычными. И от нее зависят судьбы сирот и приемных родителей, которые приезжают из Испании в провинциальный Рогожин.

Роман переведен на французский язык и в 2012 году издан в Швейцарии под названием «Дети Рогожина».
Рыбы молчат по-испански
Олег Павлов
Это история убийства, рассказанная с предельной психологической достоверностью. Но читатель рискует оказаться в плену ложных ожиданий, посчитав ее детективной. Проза Олега Павлова — это не парк аттракционов, а испытательный полигон. Литературная роль Олега Павлова — это роль проводника. Но не на запредельные, а на сопредельные территории — туда, где в любой момент может очутиться любой человек.
Дело  Матюшина
« СЮДА   |   ТУДА »

1 ... 3 4 5 6 7 8 9 10 11 ... 21

    Московские новости

© Издательство «Время», 2000—2017