Время на non/fiction-2013
ИЗДАТЕЛЬСТВО «ВРЕМЯ»


Чарльз Диккенс
«Приключения Оливера Твиста» (1837—1839) — первый в английской литературе роман, главным героем которого стал ребенок. Однако Оливер Твист посрамит своим беспримерным мужеством любого взрослого — не каждому дано вынести такие лишения и испытания. Вместе с юным героем читатель пройдет путь от страшного работного дома в английской провинции до аристократического особняка. По дороге придется спуститься на лондонское дно и подробно разглядеть все искушения и пороки, которыми британская столица славилась во времена Чарльза Диккенса. Но бояться не стоит — а стоит взять маленького Оливера покрепче за руку и вместе с ним пройти по страницам этой книги. А помогут в этом чувство юмора Чарльза Диккенса, его стиль, ироничный и точный, его наблюдательность — а также непримиримая война с общественными и нравственными болезнями, которые и в XXI веке, увы, живее всех живых.
Приключения Оливера Твиста
Бальзак, Оноре де
По произведениям Оноре де Бальзака (1799—1850) можно составить исчерпывающее представление об истории и повседневной жизни Франции первой половины XIX века. Но Бальзак не только описал окружающий его мир, он еще и создал свой собственный мир — многотомную «Человеческую комедию», в которой персонажи переходят из одного произведения в другое, сохраняя родственные связи, привычки и пристрастия. Впервые он использовал эту новаторскую технику в романе «Отец Горио». Этот роман вошел в классику мировой литературы еще и как образцовое произведение о молодом честолюбце, который, борясь с соблазнами, прокладывает себе дорогу в свете. Бальзаковские герои — люди, объятые сильной, всепоглощающей страстью. Таковы заглавные герои двух произведений, вошедших в настоящий сборник: отец Горио готов на все ради любви к дочерям, а ростовщик Гобсек — ради любви к золоту, дающему ему власть над людьми.
Гобсек: рассказ; Отец Горио: роман
Бальзак, Оноре де
По произведениям Оноре де Бальзака (1799—1850) можно составить исчерпывающее представление об истории и повседневной жизни Франции первой половины XIX века. Но Бальзак не только описал окружающий его мир, он еще и создал свой собственный мир — многотомную «Человеческую комедию», в которой персонажи переходят из одного произведения в другое, сохраняя родственные связи, привычки и пристрастия. Бальзаковские герои — люди, объятые сильной, всепоглощающей и чаще всего губительной страстью. Страсть Люсьена де Рюбампре, героя романа «Утраченные иллюзии», — честолюбие. Герой хочет во что бы то ни стало добиться успеха и ради этого предает свой поэтический талант. Действие романа разворачивается в парижской литературной среде, и это позволяет Бальзаку нарисовать эффектную и неприглядную картину современной ему журналистики.
Утраченные иллюзии: роман
Шодерло де Лакло
Шодерло де Лакло (1741—1803) был дважды талантлив. Современники знали его и как бригадного генерала в правление Бонапарта, создателя прообраза современного артиллерийского снаряда, и как автора сатирического романа «Опасные связи» о нравах французской аристократии. Писатель оказался одаренней артиллериста — книга взорвала общество сильнее любого снаряда. Только при жизни Шодерло де Лакло она вышла пятьюдесятью изданиями. Публика была уверена, что герои опубликованной скандальной переписки — реальные люди, настолько узнаваемыми оказались ситуации, страсти и интриги. «В этой книге противопоставлены две группы персонажей: чудовища и их жертвы, — писал Андре Моруа. — Когда автору сказали: «Вы создаете чудовищ, чтобы с ними сражаться; такие женщины, как де Мертей, вообще не существуют», — де Лакло ответил: «Тогда почему столько шума?» Шум продолжается уже третий век.
Опасные связи
Уильям Шекспир
«Ревнив, как Отелло», «пылок, как Ромео», «трогательна, как Джульетта», «гамлетовские раздумья» — даже не читавшие Шекспира понимают, о чем идет речь. И хотя личность человека, скрывшегося под псевдонимом Shakespeare — «потрясающий копьем», до сих пор точно не установлена, вот уже четыреста лет внимание к нему, к его драматургии со стороны режиссеров, сценаристов, художников, актеров не только не ослабевает, но, напротив, усиливается. Читателю предоставляется возможность общения с Шекспиром напрямую, без всего того, что так увлекает и завораживает в спектаклях или фильмах по его пьесам. Только тексты трех трагедий в переводе Бориса Пастернака, три самые популярные в мире пьесы — «Ромео и Джульетта», «Гамлет», «Король Лир» — и в этом неспешном общении с гением вас ожидает много удивительного и прекрасного.
Трагедии
Лев Николаевич Толстой
По известности зачина роман Льва Толстого «Анна Каренина» (первое книжное издание — 1878 год) сравним разве что с «Мой дядя самых честных правил…» Впрочем, именно Пушкин и послужил Льву Николаевичу примером: «Вот как нам писать. Пушкин приступает прямо к делу». И Толстой приступает к «Анне Карениной» так же прямо: «Все счастливые семьи похожи друг на друга, каждая несчастливая семья несчастлива по-своему. Все смешалось в доме Облонских…» Пересказывать далее сюжет одного из самых популярных во всем мире романов — неблагодарная затея. Потому что трагический финал этого произведения еще более известен, чем его зачин. Толстой назвал «Анну Каренину» «романом из современной жизни», романом «живым и горячим». О том, насколько он по сей день горяч, говорят хотя бы тридцать экранизаций «Анны Карениной». И интересная закономерность: после каждой удачной экранизации следует череда новых переводов толстовского шедевра на многие языки. Людям всего цивилизованного мира хочется максимально точно узнать, как было дело. Нам повезло: мы можем прочесть великую книгу сразу по-русски.
Анна Каренина
Джейн Остин
Освбожденные и равноправные женщины всего мира массово влились в ряды читающей публики. Оказалось, что в книгах британской девицы, никогда не выходившей замуж и не покидавшей родной Хэмпшир, удивительным образом сочетаются достоинства настоящей литературы с особенностями дамского романа: это истории любви и замужества, но написанные столь иронично, наблюдательно и живо, что их по праву считают классикой английского реализма. Что важнее — испытать страсть или сохранить достоинство? Проблемы романа «Чувство и чувствительность» до сих пор оказываются актуальными, хотя нынче девушек и не лишают состояния в пользу наследников мужского пола. Чувства и рассудок по-прежнему не в ладах между собой, а романтическая любовь способна полностью игнорировать доводы разума.
Чувство и чувствительность
Джейн Остин
Романы Джейн Остин стали особенно популярны в ХХ веке, когда освобожденные и равноправные женщины всего мира массово влились в ряды читающей публики. Оказалось, что в книгах британской девицы, никогда не выходившей замуж и не покидавшей родной Хэмпшир, удивительным образом сочетаются достоинства настоящей литературы с особенностями дамского романа: это истории любви и замужества, но написанные столь иронично, наблюдательно и живо, что их по праву считают классикой английского реализма. «Гордость и гордыня» — канонический роман о любви, родившейся из предубеждения, однако богатый красавец-аристократ и скромная, но умная барышня из бедной семьи изображены столь лукаво и остроумно, что вот уже третий век волнуют воображение читателей, а нынче еще и кинематографистов — это, пожалуй, самая экранизируемая книга за всю историю кино.
Гордость и гордыня
Федор Михайлович Достоевский
«Мне бы хоть бы только без большой скуки прочел читатель, — более ни на какой успех и не претендую...» — писал Федор Михайлович Достоевский сразу после публикации романа «Идиот» в номерах журнала «Русский вестник» за 1868 год. И вот прошло почти полтора века. «Меня зовут Наташа, мне 30 лет и я Идиот. Вероятно, моя книгожизнь до Достоевского и после него — это будут две разные жизни. Зря я столько лет боялась Федора Михайловича и отказывала себе в таком замечательном удовольствии. Говорю же, Идиот» (отзыв читательницы на портале Livelib, 2016). «Идиот» сегодня — одно из самых любимых, цитируемых, экранизируемых и инсценируемых произведений русской — да и не только русской! — литературной классики во всем мире. «А насчет недостатков я совершенно и со всеми согласен; а главное, до того злюсь на себя за недостатки, что хочу сам на себя написать критику» (Ф. М. Достоевский, 1869).
Идиот
Иван Гончаров
«Обломов» (1859) — центральная часть трилогии И. А. Гончарова. Писатель был убежден в смысловом единстве трех романов, не связанных сюжетно. «Обыкновенная история» (1846) — о предопределенности жизни среднего порядочного человека: прекраснодушную глупую молодость сменяет трезвая зрелость, а ее — блеклая старость. «Обрыв» (1869) — о том, что людям большой души всегда выпадали тяжкие испытания, но жить все-таки надо. «Обломов» — книга о чистом, добром, предназначенном любви, редкостно умном человеке, который смолоду понял: жить по законам «Обыкновенной истории» и «Обрыва» нельзя. И лег на диван, с которого поднять его не смогли ни любовь, ни дружба, ни ясное сознание собственной неправоты, ни благодарность бесхитростно любящей женщине. Можно согласиться на все — лишь бы сохранить внутренний покой, не замараться, не уподобиться «другим». А о сыне, как и об Обломовке, «другие» позаботятся — лучшие из «других». «Обломов» — книга о странном и страшном родстве просто нищих (лентяев, неумех, прохвостов) и нищих духом.
Обломов
« СЮДА   |   ТУДА »

1 2

    Московские новости

© Издательство «Время», 2000—2017