Время на non/fiction-2013
ИЗДАТЕЛЬСТВО «ВРЕМЯ»


просмотров: 3 164 | Версия для печати | Комментариев: 0 |

22-04-2009, 12:18:
Первая полка. Новая книга Мариэтты Чудаковой

Вышедшая в издательстве «Время» книга Мариэтты Чудаковой «Время читать!» не столько справочник, сколько либретто к мировой литературе. Мариэтта Чудакова написала новую книжку для детей, в которой рассказывает, что следует читать в отрочестве, то есть в промежутке примерно от семи до 16 лет.

Во вступлении она объясняет, что никакие книги читать не рано, а вот некоторые если до определенного возраста не прочтешь, то уже может быть поздно и полноценного удовольствия так и не получишь. И цель Чудаковой как раз помочь ребенку собрать свою первую книжную полку.

Интонацией «Время читать!» иногда напоминает произведение другого ученого, написавшего о своем предмете книгу для детей, -- «Занимательную Грецию» Михаила Гаспарова, где по ходу рассказа сообщается множество необязательных, но очень интересных вещей. Чудакова, с одной стороны, рассказывает, казалось бы, общеизвестное -- о том, как Том Сойер увиливал от работы, или о том, как жители приморской деревушки смеялись над Ассоль, а с другой -- ненавязчиво умещает в главу о Житкове воспоминания Чуковского об их юношеских морских путешествиях, «Тимура и его команду» подробно сравнивает с «Капитанской дочкой», говорит о раблезианстве, да так, что получается временами "филология для малышей". Делается это, как и у Гаспарова, очень просто и без всякого оттенка элитности передаваемого знания.

Однако для книги, призванной быть в некотором роде справочником, «Время читать!» на удивление непонятно структурирована. Сразу же после вступления идет глава про американцев, в которой говорится о Вашингтоне Ирвинге и О'Генри, потом сразу же о Толстом, о Томе Сойере, глава «про милосердие» -- о рассказах Валентины Осеевой, а также о «Принце и нищем», об авторах, которые писали о животных. И так далее. Чудакова то отталкивается от схожести тем, то от национальной общности, то вообще следует каким-то собственным ассоциациям и филологическим концепциям. И сами главы соответственно строятся по-разному. Рассказывая, например, об американской литературе, Чудакова говорит о самостоятельности, целеустремленности и настоящей хватке, почему эти качества так важны для американцев и как они проявляются в их книжках; затем она бегло упоминает нескольких авторов, пересказывает, стремясь заинтересовать, пару-тройку их произведений и подводит краткий итог. Говоря о каком-то отдельном авторе, Чудакова может достаточно подробно рассказать его биографию, обобщить основные мотивы и опять же пересказать несколько книг, в которых эти мотивы выявляются. А если целая глава оказывается посвященной одному произведению, то тут автор уделяет особенное внимание историческому контексту и литературным прототипам -- как случилось, например, в главе о Тимуре и его команде.

Из-за путаницы в системе так сразу в книге и не разберешься, однако вскоре, увлекшись чтением, понимаешь, что аннотированным справочником это и быть не могло, а служит своего рода либретто к мировой литературе, где действия расположены в той последовательности, в которой, вероятнее всего, их и помнит сама Чудакова. Такое ощущение, что, выбрав для своей книги интонацию простую и легкую, специально для разговоров с детьми, автор то и дело сам начинает захлебываться в восторге перед разнообразием литературы: «А есть еще вот это!.. И вот это! И та книжка тоже отличная!» Это подкупает -- пока читаешь, не раз хочется вскочить и кинуться освежить в памяти или прочесть впервые что-нибудь из непрочитанного вовремя. Такой же эффект, кстати, дает принципиальное отсутствие спойлеров: Чудакова дает себе волю в подробном и красочном пересказе то одного, то другого произведения, но на самом интересном месте сама себя резко обрывает и пишет: «А что было дальше -- прочтите сами». Иногда она говорит это настолько близко к финалу, что за кадром остается буквально один-два абзаца, как случилось при пересказе «Глупой истории» Михаила Зощенко, где не упомянутой оказалась только, собственно, разгадка таинственных падений маленького Пети. Глава о Зощенко, кстати, одна из лучших в книге; в ней в идеальных пропорциях сочетаются пересказы, биография автора и характеристика времени. Глава называется «О благородстве».

Однако не обходится без пафоса: и во вступлении, где с чувством говорится о необходимости читать и необратимости времени, потраченного на дешевое чтиво, и во многих главах, где практически неизбежная доля патетики сопровождает то рассуждение о непонимании детьми родителей, то разговоры о кошмаре советской действительности.

Излишне подробными могут показаться описания этой действительности -- много страниц, например, в главе о повести «Судьба барабанщика» Чудакова тратит на то, чтобы объяснить, что чекисты могли прийти за каждым и объявить твоего собственного отца врагом народа. Но понимаешь, что те, для кого написана книга «Время читать!», действительно могут пока этого не знать, а Чудакова стремится поскорее дать всю недостающую информацию, рассказать все, что может вызвать непонимание и, как следствие, отсрочить само чтение. А ведь откладывать его нельзя! Книга оказывается не столько рассчитанной на вдумчивое перелистывание, как перелистывают меню, чтобы выбрать блюдо, сколько на чтение взахлеб, чтобы потом, не растеряв впечатлений и энтузиазма и не мешкая ни минуты, приступить к рекомендованным книгам.

Рецензия на книгу Мариэтты Чудаковой "Время читать! Полка первая"


news1
добавить комментарий
    Московские новости

© Издательство «Время», 2000—2017