Главная
ИЗДАТЕЛЬСТВО «ВРЕМЯ»


просмотров: 2 366 | Версия для печати | Комментариев: 0 |

Жвалевский и Пастернак - интервью "Комсомольской правде"

Белорусские писатели Евгения Пастернак и Андрей Жвалевский: «Мы сами еще не вышли из подросткового возраста» Евгения Пастернак и Андрей Жвалевский - творческий тандем, который уже не нуждается в особых представлениях Надежда БЕЛОХВОСТИК, "Комсомольская правда":

Детские книги они выпускают, как пирожки пекут. Причем, «пирожки» эти оказываются настолько вкусны, что лакомятся ими и дети и взрослые.

Последний успех писательского дуэта - вторая премия на конкурсе «Книгуру». Особенность его в том, что жюри состоит не из признанных и маститых литераторов, а из детей. Любой подросток от 10 до 16 лет может зарегистрироваться на сайте, прочесть все представленные на конкурс книги и выбрать ту, что понравилась. И таких членов жюри в этом году было почти полторы тысячи. Сборник рассказов «Шекспиру и не снилось», который состоит из рассказов, посвященных ребятам, которые учатся в одном 7-м классе, подростки оценили.

Андрей: признание детей - очень классно. Это огромный аргумент в борьбе с людьми, которые говорят: а дети не такие. - Вы подсматриваете за детьми, подслушиваете?..

Евгения: Поднюхиваю.

- Где, как?

А. Да дома. У Жени герой вообще дома живет.

Е. Книги растут вместе с Сашкой (старшая дочь Евгении сейчас оканчивает 9-й класс. - Ред.). «Гимназия №13» про шестиклассников, «Шекспир» по 7-классников. «Москвест» для ребят и про ребят 14 - 16-летних.

А. Вот вырастет Сашка, и мы опять станем писать любовные романы.

Е. Или для младшей будем писать. Наташка все время просит дописать вторую «Историю игрушек». А у меня пока не получается.

А. Ну значит я напишу для Антошки, ему скоро 9 месяцев будет.

- Получается, вы пишете такую прикладную литературу.

А. Конечно. Это такой способ общения с детьми. Потому что нотации читать или рассказывать, как правило, занятие бессмысленное, только нервы тратить.

Е. По детям видны их проблемы. Я смотрю на одноклассников дочки, и сразу понятно, про что писать, что в этом возрасте важно.

- Но для этого дети должны подпустить вас очень близко.

Е. Да мы и сами не вышли из подросткового возраста. Я очень хорошо себя помню в 13 - 14 лет.

А. По-моему, разделение на взрослых и детей вообще искусственное. Не так уж сильно мы отличаемся, как некоторым хочется. Еще Януш Корчак писал, что взрослый сильнее, чем ребенок, но не умнее, не лучше. И многие взрослые сохранили живость ума. Мы всем говорим, что мы 14-летние.

Е. А про семиклассников мы писали не случайно. Это самый дурной переломный возраст, когда гормоны сшибают голову, а человек абсолютно к этому не готов. Их рвет на части, а они не понимают, чего хотят. Сегодняшних семиклашек мне ужасно жалко. На них валится такой поток информации! Если бы мы в их возрасте имели доступ к той же порнухе, крышу могло бы снести. А они начинают играть во взрослых. Бедные эти девушки пытаются изобразить бывалых женщин. Посмотрят «Секс в большом городе» и рассказывают: а у меня было пятеро. Чего пятеро у тебя было? С одной стороны, смешно…

А. Смешно, когда это не твой ребенок. У мальчишек все еще сложнее. Говорить об этом им некомильфо. Но слушают навострив уши. Кстати, откуда мы еще берем информацию - на встречах с детьми. Если убедить ребенка, что ты его слушаешь, он все тебе расскажет - от любви до всемирного информационного поля. Их просто не слушает никто.

«Все, что пишем, сбывается»

- Вас, наверное, уже замучили вопросы: как вы пишете вдвоем? Но это действительно очень интересно. Кому приходит в голову замысел, сюжет?

А. По-разному. Книга, которая еще не вышла, но нам уже нравится, называется «Я хочу в школу». Сначала было только название. Женька ходила и ныла: давай напишем такую книгу.

Е. Название родилось после того, как мы поняли, что все, что мы напишем, сбывается. Поэтому мы решили, что если мы напишем такую книжку, все наши дети сразу же захотят в школу.

А. И не только наши дети.

- Про «сбывается» можно поподробнее?

А. Последняя из изданных наших книг - «Москвест» по истории Москвы. Для нее мы хотели найти реальную романтическую московскую легенду, которую включили бы в наш сюжет. Но не нашли, там все больше байки ходят про клады или привидения. Пришлось придумывать самим. Наши герои перескакивают из одного времени в другое, уже поняли, как этим управлять. И решили в следующий раз сделать это эффектно. Разыграли целую комедию: наша героиня идет под венец с некрасивым старцем, и тут к ней подбегает наш герой, признается в любви, хватает ее за руки, они превращаются в голубей и улетают. В эпилоге мы слегка похулиганили и написали: ничего в Москве не изменилось, правда, откуда ни возьмись появился памятник двум голубям, стоит он недалеко от той церкви, где проходило венчание. А церковь мы выбирались заранее, чтобы она стояла и в описанное нами время, и сегодня.

Е. И вдруг мы узнаем, что этот памятник реально существует и стоит он практически на том месте, которое мы описали. У меня был шок. А мы как раз уже начали писать «Я хочу в школу», и у нас были достаточно «кровожадные» планы относительно главного героя-девятиклассника, которого мы хотели нагрузить взрослыми проблемами - или наркотиками, или беременностью. Но после голубей я сказала: никаких наркотиков, никакой беременности.

А. Я бы беременность оставил…

Голуби - не единственный пример. Когда писали «Время всегда хорошее», планшетников еще не было. Мы придумали какие-то телефоны, которые сворачиваются в трубочку.

- Дело Жюль Верна живет…

- …и побеждает. В «Я хочу в школу» придумали совершенно фантастическую школу, которой быть не может ни за что. Потом выясняется, что очень похожая на нашу школу есть в Голландии и даже Москве. Мы в ней побывали. То, о чем мы мечтали, там уже действует.

- Что, например?

- Проектная система. В «нашей» школе никаких предметов нет вообще. В московской они есть, конечно. Но параллельно ребенок, которому по проекту нужно, к примеру, узнать, как летают птицы, изучает биологию, механику, физику, географию.

А. В общем, или все сбывается, или мы ничего придумать не можем.

Е. Или, как сказали нам дети на одной встрече, есть общее информационное поле, к которому мы подключены.

- Но вы подключены в одну точку. Когда читаешь ваши книги, представить, что их писали два человека, невозможно.

Е. Мы столько лет знакомы…

А. Списались уже. Есть книги, где герои разделены по половому признаку, их мы писали по ролям. А те, где мы писали вместе, сами, честно говоря, не понимаем, кто какую часть писал.

Е. Интересно перечитывать книгу. О, как классно написано, интересно, кто это писал: я или Андрей?

А. А я частенько думаю: вот этот кусок точно Женька писала, вот умеет же!

- Но вы же не сидите за одним столом и одним компьютером?

- Нет, конечно. Только в тот момент, когда придумываем сюжет, его развитие. Дальше пишем по очереди.

- А домашние не ревнуют?

А. Свыклись. С Вадиком (супругом Евгении. - Ред.) я знаком больше, чем с Женькой, прямо скажем. А Вику мою поставили перед фактом, мы с ней женились недавно. Когда столько лет такие отношения… Женька уже где-то говорила, что если бы между нами могло что-то произойти, оно бы уже произошло…

Е. …Много-много лет назад.

А. Зато как Женьке завидуют литераторши! Ведь на всякие литературные тусовки она берет и мужа, и соавтора.

- Вы написали «Москвест» по истории Москвы. История Минска, Беларуси не менее интересна. И детям ее знать очень важно.

А. «Москвест» мы начинали писать по заказу московского издательства. Правда, потом написали совершенно другую книгу. Но об истории Минска мы думаем совершенно серьезно.

Е. И издадим ее в России.

А. Сейчас Женя отвернется, и я признаюсь, что давно ищу белорусскоязычного соавтора, девушку желательно, чтобы написать двуязычную книгу. Но чтобы это двуязычие было очень органичным.

«Если ребенок не любит читать, значит это не та книга»

- Любимая тема взрослых последних лет десяти-пятнадцати: дети не читают.

Е. Как говорит моя Сашка: да ладно!

А. Да и раньше, скажем прямо, не все читали. Не только дети, но и взрослые. Это миф о советском времени.

Е. Когда мне говорят, что подросток не любит читать, я говорю: значит, это не та книга.

А. Взрослые начинают пихать в детей классику - Толстого, Джека Лондона, Купера.

Е. У меня есть тестовая книжка - «Робинзон Крузо», которого в детстве я обожала. На всех встречах с читателями спрашиваю: кто-нибудь «Робинзона Крузо» читал? Только в одной гимназии нашлось двое ребят. Им это НЕИНТЕРЕСНО, СКУЧНО. Мы же тоже ничего написанного в XVIII веке не читаем. Время изменилось. Книги нужны детям другие.

- А их нет.

Е. Они есть, но о них никто не знает.

А. 10 лет назад действительно в детской литературе был вакуум. Не было новых писателей. Это было не только в России или Беларуси. В Европе то же самое.

- Но 10 лет назад появился «Гарри Потер».

А. И это был прорыв. Он показал, что нужно детям. И сразу в Скандинавии, во Франции появилось огромное количество интересных авторов. В России целый список новых, интересных книг.

Е. По мнению писателя Сергея Махотина, родители крайне нелюбознательны. Найти для ребенка новую интересную книгу в век интернета не составляет никакого труда - почитай отзывы, скачай книгу, купи ее.

- А вам не жалко, что ваши книги люди читают в интернете? Ведь тогда они не купят книгу.

А. Отвечу компетентно: этот вопрос изучается. На самом деле с пиратами никто не борется, при этом никто не знает, как пираты влияют на продажи. В Америке проводили соцопрос, который выявил, что половина читателей, после того как прочитает книгу бесплатно, покупает ее в бумажном или электронном виде.

Е. Конкретно по нашим книгам у нас всегда было ощущение, что интернет нам больше помогает, чем мешает. Ведь тиражи сейчас у детской, подростковой литературы смешные - не больше 5 тысяч. «Время всегда хорошее» выдержало уже три тиража - книга суперпопулярная. Но 15 тысяч на Россию это ничто. Тираж «Мурзилки» был 6 миллионов. Поэтому все наши книги лежат в свободном доступе.

- Но по карману вашему это бьет?

А. Чем больше читателей, тем больше покупателей. Если 200 человек прочитает книгу бесплатно, а 10 купит, это лучше, чем если бы 200 человек не прочитало и никто не купил.

- Три года назад я задавала вам вопрос: литература кормит? Тогда ответ был отрицательным.

Е. Сейчас больше. Прокормить семью на эти деньги сложно. Но для женщины вполне неплохо. Правда, 90% денег мне приносит компьютерный самоучитель, а не детская литература.

А. А мне, чтобы поднять трех детей, приходится еще подрабатывать - писать те же сериалы. Но детская литература остается самым любимым делом.

ТОП-10 ОТ ЕВРГЕНИИ ПАСТЕРНАК

Какие современные книги читать подросткам
Даниэль Пеннак «Как роман».
Дина Сабитова «Где нет зимы», «Три твоих имени»
Екатерина Мурашева «Класс коррекции»
Марина Аромштам «Когда отдыхают ангелы»
Юля Кузнецова «Выдуманный жучок»
Давид Гроссман «С кем бы побегать»
Мария Парр «Вафельное сердце»
Ульф Старк «Чудаки и зануды»
Мари-Од Мюрай Oh,boy!
Лоис Лоури «Дающий»
 

ДОСЬЕ «КП»

Евгения Пастернак и Андрей Жвалевский окончили физфак БГУ. Андрей занимался фундаментальной наукой, работал в издательском бизнесе. В соавторстве с Игорем Мытько написал пародийную серию «Пори Гаттер и… ».

Евгения пришла в литературу благодаря Андрею. Автор книг «Компьютер для женщин». В соавторстве написали «М+Ж», по которой был поставлен фильм, «Правдивая история Деда Мороза», «Время всегда хорошее», «Гимназия №13», «Москвест», «Шекспиру и не снилось».

«Время всегда хорошее» в этом году будет издана в Италии.
 

Надежда БЕЛОХВОСТИК, "Комсомольская правда"


news1 news2
добавить комментарий
    Московские новости

© Издательство «Время», 2000—2017

Источник: http://www.otzyvy55.ru/tsvetochnyj-magazin-ip-starikov-v-a.html.