Главная

ИЗДАТЕЛЬСТВО «ВРЕМЯ»

просмотров: 1 456 | Версия для печати | Комментариев: 0 |
Игорь Сухих о "каноне" внеклассного чтения

От «Крокодила Гены» до падающей ракеты

Список книг для внеклассного чтения школьников — яркий образец имитационной демократии

В спорах о списке, особенно в интернет-среде, много неточностей и некорректных вопросов. Имея непосредственное отношение к работе над ним, хотел бы дать разъяснения и добавить недоумения.
Идея «Перечня» появилась год назад, в одной из предвыборных статей кандидата в президенты. Минобрнауки приняло идею к разработке, разослало директивные письма по регионам и получило более семидесяти предложений с мест — от Астраханской области до Ямало-Ненецкого автономного округа (не все регионы, к счастью, откликнулись). Имеющие время могут заглянуть в эти замечательные документы, подписанные, как правило, заместителями губернатора. Кто-то ограничился отпиской, предложив три-четыре книжки местных авторов. Другие отнеслись к делу со всей серьезностью, прислав списки из ста или даже двухсот книг, расписанных по возрасту или классам и зачастую дублирующих школьную программу.
Из представленных материалов специалисты могли узнать и кое-что новенькое. Скажем, «Князь Серебряный» и «Русский характер», оказывается, произведения одного автора. Непонятно только, то ли графа, спутника детских игр Александра II, то ли «красного графа», любимца Сталина. Автор же «Дома на набережной» — Александр Грин. Не говоря уж о том, что стихотворения из трех-четырех строф значились под отдельными номерами для изучения наряду с большими романами.
Как несколько тысяч предложений, груду разнородного материала превратить в «Сто книг», министерство, видимо, не знало. На выполнение работы был объявлен конкурс. Его выиграл Санкт-Петербургский университет. Так этот снежный ком докатился до меня, одного из скромных членов рабочей группы, состоявшей, между прочим, из двадцати двух человек. Спорить о персоналиях можно до бесконечности. Поэтому в моей пояснительной записке к списку было предложено несколько принципов, которые должны были придать этому занятию некоторую осмысленность.
Конспиролог мог бы предположить, что составители списка — великодержавные шовинисты, тайно готовящие восстановление СССР
Два первых вытекали из поставленной задачи, это произведения российских писателей (коль речь идет о ментальности, патриотизме и прочих важных вещах), причем дополнительные по отношению к школьной программе по литературе. Поэтому спрашивать «а где «Капитанская дочка»?» можно было лишь после того, как человек заглянул в учебник сына.
К этим двум предпосылкам было добавлено несколько, на мой взгляд, не менее важных.
Список ориентирован на старшие классы и на самообразование («Аленький цветочек» и «Идиот» в одном ряду выглядят дико).
Поэтов следует представлять не текстами, а сборниками (что можно понять по одному стихотворению?).
Перечень должен включать основную и вариативную, факультативную часть (процентов 15–20), куда входят тематически близкие авторы (один пусть читает военный роман Георгия Владимова, а другой — яростно с ним полемизировавшего Владимира Богомолова), а также национальные и региональные классики, которые по разным причинам не достигли всероссийской известности.
Наконец, чтобы расширить сектор свободы, я предложил de facto превратить «Сто книг» в «Сто авторов». Кто-то прочтет «Идиота», кто-то «Братьев Карамазовых», а кто-то и оба романа.
Первоначальный вариант с разъяснениями и соображениями есть в сети. Что из него получилось в итоге, я увидел вместе со всеми в середине января — за подписью статс-секретаря, заместителя министра.
Дело не в том, что от предлагавшегося для обсуждения варианта осталась ровно половина. А в том, что больше половины новой половины провоцирует разнообразные эмоции — негативные — и вопросы — безответные. И даже наталкивает на всяческие конспирологические версии.
Под 12 в списке значится книга об Александре III из серии «ЖЗЛ». Кто бы объяснил, почему для понимания истории и культуры Российской Федерации особенно важен этот император и эта книжка? Ведь в указанной серии есть еще несколько десятков биографий всех русских царей, многих князей и других государственных деятелей.
Чем так замечательны «Очерки русской смуты» А. Деникина? В чем их принципиальное отличие от мемуаров других белых генералов (скажем, П. Краснова) и красных военачальников (скажем, С. Буденного)?
Кто включил в список под 24 двухтомник (!) «Россия. История успеха»? Это вполне дюжинная публицистика 2010 года издания. При читательском голосовании на сайте автор получил 61 голос, в то время как лидеры — около полутора тысяч.
«Аленький цветочек» и «Идиот» в одном ряду выглядят дико
«Крокодил Гена», конечно, хорошая книжка. Но строкой выше — «Пушкин» и «Смерть Вазир-Мухтара» Юрия Тынянова. Ниже, согласно алфавиту, — фадеевские «Молодая гвардия» (получившая, кстати, больше тысячи голосов) и «Разгром». Как вообразить адресата таких рекомендаций? Мой коллега, тоже принимавший участие в работе и пораженный результатом, сказал, что уже прочел про Гену трехлетней дочке. Я посоветовал ему теперь приняться за совместное чтение «Идиота».
Список не резиновый (хотя я предлагал считать число 100 условным), поэтому из первоначального варианта вытеснена не входящая в основную школьную программу классика («Где Гоголь и Чехов?» — восклицают сейчас многочисленные критики), почти вся поэзия («Почему от Серебряного века остался один Гумилев?» — возмущаются другие), произведения «подозрительные» и экспериментальные («Пушкинский дом» Андрея Битова, «Школа для дураков» Саши Соколова).
Особенно странно представлена в перечне национальная литература. Двенадцать позиций под шапкой «Эпосы, былины, летописи» вставили, видимо, в спешке, в конце, вне алфавита.
Летопись там только одна — «Повесть временных лет». Но кто, кроме историков, способен прочесть ее полностью? И на каком языке, неужели на древнерусском? И главное, зачем? (При том что фрагменты ее используются в разных классах.)
Былины почему-то представлены (из десятков существующих изданий) старым популярным сборником (Детгиз, 1962), причем с неточным заглавием и ошибкой в фамилии одного из составителей. Фамилия на министерском сайте уже исправлена, но осталась в десятках первоначальных копий с него. Заголовок на самом деле — «Героические былины».
Одно утешение — это все-таки не упавшая сразу после старта ракета. Но и ракеты, видимо, падают по сходной причине: сапоги тачают пирожники, и никто не отвечает за результат
Включенные в этот блок, но не отраженные в подзаголовке «Сказки народов России», как можно догадаться по фамилии составителя, отсылают к сборнику, давным-давно, еще в советские годы, изданному в Минске (1988). Недавнее московское издание под тем же названием (2011) почему-то проигнорировано. Видимо, симпатизант старого составителя каким-то образом проник в рабочую группу.
А вот среди эпосов в списке «по истории, культуре и литературе народов Российской Федерации» значатся армянский «Давид Сасунский», киргизский «Манас», узбекский «Алпамыш», да еще в алфавитном ряду «Витязь в тигровой шкуре» Руставели. Армяне и грузины, конечно, живут в России, но ведь и немцы на наших просторах встречаются. Где же тогда «Нибелунги»?
Конспиролог мог бы предположить, что составители списка — великодержавные шовинисты, тайно готовящие восстановление СССР. Иначе к чему в нем оказались такие писатели, ныне проходящие по ведомству литературы СНГ, как азербайджанец Максуд Ибрагимбеков, грузин Нодар Думбадзе, не говоря уж о почти своих Василе Быкове и Чингизе Айтматове? Но есть более простая гипотеза. В последний момент кто-то спохватился и строго спросил: «А почему у нас так мал национальный компонент? Забыли, что Россия — федерация?» И неизвестная девушка-секретарша скопировала откуда-то библиографическую страничку с опечатками и равно незнакомыми ей «Гэсером» и «Кер-Оглу».
История с литературой — образцовый пример имитационной демократии. В объяснительной записке страницу из двух занимает перечисление этапов и ступеней «общественного обсуждения» (сайт, конференции, публикации). Но окончательный список имеет очевидные следы спешки и вкусовых пристрастий — привычной халтуры.
Вместо того чтобы радостно взять под козырек и начать кипучую работу (издавать, писать методички), хочется вскрикнуть «доколе?» и взяться за правку только что утвержденного, пусть рекомендательного, но все-таки государственного документа.
Одно утешение — это все-таки не упавшая сразу после старта ракета. Но и ракеты, видимо, падают по сходной причине: сапоги тачают пирожники, и никто не отвечает за результат.
 
В издательстве "Время" только что вышла книга Игоря Сухих "Русский канон: Книги ХХ века"


news1 news2