Главная
ИЗДАТЕЛЬСТВО «ВРЕМЯ»
просмотров: 1 843 | Версия для печати | Комментариев: 0 |

С Днем Победы!

Дорогие друзья! Приближается один из самых важных праздников, дорогих сердцу каждого читателя - День Победы. В преддверии 9 мая издательство "Время" хотело бы напомнить о книгах тех наших авторов, кто прошел войну, а также тех, для кого эта тема стала важной частью творчества.

 

Даже у издательств, не специализирующихся на военно-патриотической тематике, есть много прекрасных книг, на которые стоит обратить внимание именно в этот священный для любого, кто говорит и читает по-русски, день.

 
В издательстве "Время" за последние десять лет выходили книги разных жанров, связанные с Великой Отечественной войной. Это письма военных лет в сборнике "Я это видел", документальная проза "У войны не женское лицо" и "Последние свидетели" Светланы Алексиевич, исторические исследования Роя и Жореса Медведевых"Великая тайна Великой Отечественной" и "Великая тайна Великой Отечественной: Ключи к разгадке" Александра Осокина, "Десятка из колоды Гитлера" Елены Съяновой, произведения о войне Василя Быкова на языке оригинала, стихи военных лет Юрия Левитанского, Давида Самойлова и Александра Ревича, страшные документы холокоста - "Записки из Каунасского гетто" Тамары Лазерсон и блестящая военная проза  Евгения Войскунского - писателя-фантаста, начавшего боевой путь еще на русско-финской войне.   
 

Настоящий мужчина - это не просто защищающий в тяжелый час Родину, дом, семью гражданин, а человек, повседневно стойкий, мужество которого - в поиске истины, в бесстрашных ответах на "вечные вопросы". Именно такая книга - гениальный роман Валерия Залотухи "Свечка" - о судьбе, о вере, об испытаниях и смысле жизни - будет прекрасным подарком к празднику Победы, как и его сценарии из сборника "Садовник", например — "После войны — мир".


 

Мемуары, воспоминания военных лет:

 

Самойлов Д.Памятные записки
Это - уникальные воспоминания, "окопная правда", увиденная глазами гениального поэта, о Великой отечественной войне, например, там стр. 360, 634, и другие.
 
Non-fiction, военная история:

 

Алексиевич С.А.Последние свидетели
История Великой Отечественной глазами детей. Горькая правда, потрясающая душу, факты о войне, которые нельзя забыть.

 
Гордин Я.Кавказская Атлантида: 300 лет войны
История взаимоотношения с кавказским регионом со времен Российской империи знала и мирные дни, и черные, продолжительные периоды кровопролитных войн. О подвигах и предательстве, о поражениях и победе, о возможностях замирения и путях развития - в книге историка и филолога Якова Гордина.

 
Медведев Р.А.Неизвестный Сталин
Для интересующихся - монументальный исторический труд  - часть 4-я в книге, "Сталин и война".

 

Военная проза, книги о Великой Отечественной войне:

 

Солженицын А.И. Рассказы и крохотки

 
В основе многих произведений Солженицына - реальные эпизоды военных лет - "На краях", "Случай на станции Кочетовка" - в этом томе. Александр Исаевич Солженицын - опытный солдат и героический защитник Отечества.

 

Владимов Георгий. Генерал и его армия

Роман-лауреат премии "Букер десятилетия" о событиях Великой Отечественной войны.

  
Издательство "Время" поздравляет всех ветеранов, читателей и соотечественников с Днем победы!
  

 

Булат Окуджава

 

Здесь птицы не поют, деревья не растут,
И только мы к плечу плечо врастаем в землю тут.
Горит и кружится планета,
Над нашей Родиною дым,
И значит, нам нужна одна победа,
Одна на всех, мы за ценой не постоим,
Одна на всех, мы за ценой не постоим.

Нас ждёт огонь смертельный
И все ж бессилен он,
Сомненья прочь, уходит в ночь отдельный
Десятый наш десантный батальон,
Десятый наш десантный батальон.

Лишь только бой угас, звучит другой приказ,
И почтальон сойдет с ума разыскивая нас.
Взлетает красная ракета,
Бьет пулемёт неутомим,
И значит, нам нужна одна победа,
Одна на всех, мы за ценой не постоим,
Одна на всех, мы за ценой не постоим.

Нас ждёт огонь смертельный
И все ж бессилен он,
Сомненья прочь, уходит в ночь отдельный
Десятый наш десантный батальон,
Десятый наш десантный батальон.

От Курска и Орла война нас довела
До самых вражеских ворот, такие, брат, дела.
Когда-нибудь мы вспомним это
И не поверится самим,
А нынче нам нужна одна победа,
Одна на всех, мы за ценой не постоим,
Одна на всех, мы за ценой не постоим.

Нас ждёт огонь смертельный
И все ж бессилен он,
Сомненья прочь, уходит в ночь отдельный
Десятый наш десантный батальон,
Десятый наш десантный батальон.

 
Давид Самойлов

Мне снился сон. И в этом трудном сне
Отец, босой, стоял передо мною.
И плакал он. И говорил ко мне:
- Мой милый сын! Что сделалось с тобою!

Он проклинал наш век, войну, судьбу.
И за меня он требовал расплаты.
А я смиренно говорил ему:
- Отец, они ни в чем не виноваты.

И видел я. И понимал вдвойне,
Как буду я стоять перед тобою
С таким же гневом и с такой же болью...
Мой милый сын! Увидь меня во сне!..

Юрий Левитанский

Мое поколение

И убивали, и ранили
                пули, что были в нас посланы.
Были мы в юности ранними,
                стали от этого поздними.
Вот и живу теперь - поздний.
                Лист раскрывается - поздний.
Свет разгорается - поздний.
                Снег осыпается - поздний.
Снег меня будит ночами.
                Войны снятся мне ночами.
Как я их скину со счета?
                Две у меня за плечами.
Были ранения ранние.
                Было призвание раннее.
Трудно давалось прозрение.
                Поздно приходит признание.
Я все нежней и осознанней
                это люблю поколение.
Жестокое это каление.
                Светлое это горение.
Сколько по свету кружили
                Вплоть до победы - служили.
После победы - служили.
                Лучших стихов не сложили.
Вот и живу теперь - поздний.
                Лист раскрывается - поздний.
Свет разгорается - поздний.
                Снег осыпается - поздний.
Лист мой по ветру не вьется -
                крепкий, уже не сорвется.
Свет мой спокойно струится -
                ветра уже не боится.
Снег мой растет, нарастает -
                поздний, уже не растает.

Александр Ревич

Степь сорок первого года

Был я ранен, возможно, убит,
может быть, угодил в Моабит
и, однако, не числился в списках
тех, кто без вести, тех, кто ничком,
тех, которые будут потом
обозначены на обелисках.

А на самом-то деле я шел
через пашню, овраг, суходол
по захваченной в плен Украине,
где лишь ветер степной, вертопрах,
проносился на длинных ногах
да на травах поскрипывал иней.
Так броди без дорог, холодей,
голодай среди добрых людей,
среди злых забывай об обидах,
проходи от утла до угла,
от пустого двора до кола,
где не хата, а печь да зола...
А меня где-то мама ждала
и не числила в списках убитых.

Для нее на пригорке ничком
не лежал я с пробитым виском,
а шагал в октябре невеселом,
где ветер, шальной вертопрах,
проносился на пыльных крылах
над холодным степным суходолом.

1986



news1 news2
Поддержка Правительства Москвы

© Издательство «Время», 2000—2017