Главная
ИЗДАТЕЛЬСТВО «ВРЕМЯ»
просмотров: 1 074 | Версия для печати | Комментариев: 0 |

Саша Филипенко для журнала "GQ": "Эпоха ленты"

Журнал "GQ": Писатель Саша Филипенко пытается найти одно слово, которым можно было бы охарактеризовать нашу эпоху. И находит его.
 
Я в супермаркете. Стою в очереди к кассе. Выгляжу довольно глупо. Я стою с огромной корзиной, в которой лежит всего один предмет — липкая лента. Две девушки в очереди передо мной обсуждают недавнее увольнение главного редактора известного информационного ресурса. Девушки негодуют, посылают проклятия меценату, который принял это решение, хоронят отечественную журналистику. «Лучше уже не будет», — подводят итог они и возвращаются к личности мецената. Пока подружки жонглируют недугами, один из которых в самом скором времени, по их мнению, во что бы то ни стало поразит бизнесмена, я смотрю в сторону кассы: словно в ледоход, по ленте медленно плывут продукты. Женщина-кассир с глазами бассета пробивает их, и я думаю, что это и есть жизнь. Если бы сейчас меня попросили охарактеризовать наше время одним­-единственным словом, я бы сказал: «Лента». C’est la vie. 

Если бы сейчас меня попросили охарактеризовать наше время одним­-единственным словом, я бы сказал: «Лента». C’est la vie.   

Мое утро начинается с ленты в социальной сети. Вернее, как у многих в этой стране, с двух лент в двух социальных сетях. Разница только в том, что в одной из них еще можно слушать музыку. Любую музыку. В скором времени, вероятнее всего, останутся лишь патриотические произведения. 

Одна за другой, один за другим сверху вниз плывут фото­графии, видеоролики, коубы, коллажи и статьи. Собрав и раздав лайки, я отправляюсь в ленту коротких сообщений, где вновь и вновь пролистываю тысячи символов, фотографий и ссылок. По ссылкам я перехожу в ленты третьи, четвертые и пятые, перехожу, чтобы вновь и вновь зачем-то прочесть то, что уже прочел еще утром, в ленте первой. 

Одна из девушек, которая стоит передо мной, развязывает вплетенную в волосы ленту. «Я ее специально теперь ношу, — говорит она, – в знак протеста». Разглядывая эту ленту, я думаю, что в это самое время сотни тысяч лент других так или иначе заполняют собою весь мир. В суши-барах ленты подвозят посетителям еду, на соревнованиях по художественной гимнастике взмывают ввысь. В аэропортах ленты железные, алюминиевые или резиновые подают вновь прибывшим туристам и местным чемоданы и сумки. Самолеты, которые берут передышки в этих самых воздушных гаванях, оставляют после себя в небе ленты белые. Белые ленты разделяют десятки тысяч километров дорог и футбольных полей по всему миру. Ленты, ленты, ленты, ленты. По всей планете без остановок, передышек и отпусков работают ленты конвейерные. На них все реже производят ленты магнитные — к счастью или сожалению, видео- и аудиокассеты теперь нужны лишь телеканалу «Ностальгия», но, пока 3D-принтер не появился в каждом доме, ленты резинотканевые и резинотросовые производят много всего остального, порой полезного. 

В это самое время сотни тысяч лент других так или иначе заполняют собою весь мир.

Девушки наконец расплачиваются, и я думаю, что мы до сих пор, к сожалению, не научились решать важные вопросы без ленты пулеметной. Ленты пулеметные порождают ленты черные, вплетенные в венки. Обычная узкая лента способна на многое — обычная узкая лента способна разделить общество. Во всяком случае — наше. Теперь мы делимся на тех, кто повязывает на автомобильную антенну ленту георгиевскую, и тех, кто считает подобное действие пафосным и пошлым. Мы делимся на тех, кто ленте георгиевской предпочитает ленту белую, и тех, кто такой поступок определяет как предательство Родины. Впрочем, среди нас еще остались люди здравомыслящие, которые полагают, что обе ленты могут сосуществовать, ибо есть не что иное, как части одного целого, части одного общества, части одной ленты Мебиуса.   

В общем, я стою в магазине и думаю, что наша жизнь в последнее время все больше напоминает ленту конвейера, на которой произошел сбой, ленту, с которой что-то пошло не так, но которую никто, даже сам Бог, не в силах остановить. 

В конце концов наступает моя очередь. Как завороженный я смотрю на пустую ленту. Лента замерла. Лента неподвижна. Подобно ленте неподвижен я. Продавщицу это явно злит. 

— Молодой человек, ну что вы уставились? Выкладывать будем?
— Выкладывать? Этот текст? На ленту сайта? Ну, только если редактор разрешит. 



news1 news2
Поддержка Правительства Москвы

© Издательство «Время», 2000—2017