Главная

ИЗДАТЕЛЬСТВО «ВРЕМЯ»

просмотров: 2 161 | Версия для печати | Комментариев: 0 |
Памяти Александра Николаевича Осокина

Ушел из жизни Александр Николаевич Осокин — верный друг нашего издательства, автор изданного «Временем» настоящего исторического бестселлера, трехтомной «Великой тайны Великой Отечественной» Такая книга — и по объему, и по архивным находкам, и по высказанным идеям — могла бы стать достойным итогом жизни серьезного профессионального историка. Так обычно Осокина и представляли на его многочисленных встречах с читателями — спрашивали научные звания и должности. А он был любителем, званий и научных должностей не имел. Но зато имел огромный личный интерес и талант к любому делу, которым занимался — была ли это его любимая радиолокация, которой он посвятил пятьдесят лет профессиональной деятельности. Были ли это песни или стихи, изданные дисками и книжками. Была ли это кропотливая исследовательская работа по воссозданию правды — подлинной истории первого дня войны.

Оценку тому, что сделал Александр Осокин, еще дадут потомки, но вот мнение современника, который судит его «по гамбургскому счету», как коллегу-историка.Член-корреспондент РАН, доктор исторических наук Рафаил Ганелин: «В постсоветской литературе о 22 июня 1941 г. заметным явлением стала книга А. Осокина, проникнутая высоким патриотическим чувством и лишенная прежнего апологетического морализаторства… Гипотеза А. Осокина, выдвинутая им в качестве объяснения случившегося 22 июня 1941 г., противостоит не только дожившей до сих пор сталинской версии о внезапном и вероломном нападении Гитлера и доказательствам превентивного характера начатой Германией войны, которыми теперь Суворов-Резун, в сущности, подкрепляет оценку событий, данную германской стороной при объявлении войны, но и еще шести версиям, критикуемым автором в первом разделе его работы… Как бы ни относиться к гипотезе Осокина, следует отметить бесспорность нравственно-политической позиции автора, выраженной им таким образом: «Только в сверхзакрытом тоталитарном государстве, каким являлся предвоенный Советский Союз, был возможен такой чудовищный отрыв высшего руководителя страны от общества, в первую очередь от структур, осуществляющих непрерывное наблюдение за странами — потенциальными противниками. Собранный А. Осокиным с большим исследовательским мастерством, вниманием и тщательностью значительный исторический материал военного характера, в котором он видит подтверждение своей гипотезы, нуждается в рассмотрении военными историками и безотносительно к гипотезе автора. Специального внимания, несомненно, заслуживает и предположение А. Осокина о возможности секретного участия Сталина в поездке делегации Молотова в Берлин…»

Сам Александр Николаевич был безусловно уверен в своей правоте. «Вот откроются когда-нибудь архивы, — говорил он, — и вы увидите, что я не гадал и ничего не выдумывал. Я просто все предвидел».

 Борис Натанович Пастернак,

Генеральный директор издательства "Время"



news1 news2