Главная

ИЗДАТЕЛЬСТВО «ВРЕМЯ»

просмотров: 975 | Версия для печати | Комментариев: 0 |
"У войны не женское лицо" Светланы Алексиевич в Королевском драматическом театре - "Драматене"

Radio Sweden P6:"У войны не женское лицо" Светланы Алексиевич - вновь в Швеции: "Репетиционный зал №1 под самой крышей первой сцены страны. Тридцать зрителей рассажены кругом вокруг многофункционального письменного стола - стола автора, стола цензора, стола женского голоса войны, семидесятилетие со дня окончания которой отмечается через несколько дней. В этом чтении мало актерского, участники представления просто вчитываются в то, что удалось собрать Светлане Алексиевич. Чтение без эмоций, без расставления акцентов. Просто... "Так это было на войне", как сказал Александр Твардовский...

Автор этого уникального, в какой-то степени, проекта - драматург Хедда Краус-Шёгрен.

В самом начале маленькой программки этой постановки - режиссер Йенни Андреассон - есть одна фраза, с которой я согласиться никак не мог: "Вклад женщин в оборону советской республики отрицался". То, что я когда-то читал, смотрел и слышал, было о героическом вкладе советских женщин в победу над фашистской Германией.

- Что касается этого "отрицания" - в короткой программе пытаешься выразить свой посыл в сжатом виде, сформулировать свое прочтение большого текста, - объясняет Хедда Краус-Шёгрен. - После войны некоторых женщин чествовали, как героев, но книга - о возвращении обычной женщины к обычной жизни. И в книге много описаний того, как женщины так и не стали частью мужской героики.

Наша собеседница не думает, что это было типично только для России и СССР.

- Одна из причин того, что мы разговариваем после представления с публикой, попытка выяснить наличие совсем, может быть, другого опыта, людей, которые живут в Швеции, и которые, может быть, воевали в Ираке, Иране, Курдистане, в других местах, - говорит Хедда Краус-Шёгрен.

- Я читала книгу Алексиевич осенью 2012 года. Тогда я работала над проектом "Семеро", о семи женщинах - борющихся за права женщин, и я сразу поняла, как актуально для нас, в сегодняшней Швеции, то, что написала белорусская писательница.

Хедда Краус-Шёгрен сразу решила, что должна что-то с этой книгой сделать:

- Для меня Алексиевич - великая писательница, работать с таким материалом - большая честь. Это не просто свидетельства, это - литература. Как сделать из этого драматическое представление, как изобразить на сцене - всё это мы и попытались исследовать нашими читками в "Драматене".

И спроецировать это на себя, на слушателя, на сегодняшний день Швеции.

- После первого представления состоялся разговор с Байан Наси, которая родилась и выросла в Курдистане. Война постоянно присутствовала в её жизни, родители сражались в пешмерге - курдских вооруженных формированиях в Ираке. И она рассказала о тех ассоциациях, которые возникли у неё после прочтения, - и тогда Хедда Краус-Шёгрен спросила, - кто-нибудь, когда-нибудь тебя об этом спрашивал? Оказалось, что до этого момента - никто и никогда. А живет она в Швеции 25 лет.

- Еще в одном разговоре с публикой участвовала зрительница, которая сама сражалась в рядах пешмерги, она ушла в горы, когда ей было тринадцать лет. Её подруга, которая тоже была в публике, сражалась в пешмерге 13 лет, до того, как она приехала сюда. Амине Какабаве, ставшая партизанкой в тринадцать лет, худенькая женщина в красном платье, почти девушка, сидит здесь, обладая таким военным опытом, какой в шведских вооруженных силах мало у кого есть, и она восклицает: у нас есть опыт войны, шведские военные могут обратиться к нам, мы расскажем... В таких ситуациях миры и мировосприятия сталкиваются самым чудесным образом, -восклицает Хедда Краус-Шёгрен.

Амине Какабаве, о которой она рассказывает, - член Риксдага от оппозиционной Левой партии Швеции.

- Так это всё и выглядит в Швеции: есть женщины их Эритреи, Курдистана, Зимбабве, которые сражались за свободу... Что это означает, что? Что они могут рассказать?

Война присутствует в истории семьи драматурга - её дедушка, венгерский еврей, приехал в Швецию сразу после начала войны в конце 1930 годов, его долго высылали из Швеции, и шведская бабушка Хедды умолила власти оставить его здесь. Братья и сестры дедушки оказались рассеяны по всей Европе, многие родственники погибли в концлагерях.

- Швеция не может просто утверждать: мы - страна, которая 200 лет не участвовала в войнах. В этом случае, у нас нет места такому опыту, нет места опыту Байан... К чему это приведет, я не знаю... Многие из тех, кто эмигрирует в Швецию сейчас, приезжают сюда с кошмарными военными воспоминаниями, может быть, сами участвовали в войне, - Хедда Краус-Шёгрен считает, что у таких людей есть один выход: облечь эту память в слова. - Но, если никто не хочет слушать... Швеции нужна собственная Алексиевич, многим странам нужна своя Алексиевич.

Пост-постановочное обсуждение ”драматеновского” "У войны не женское лицо" - часть этого процесса, по замыслу драматурга. Реальные персонажи, реальные актеры, реальные зрители со своим личным опытом, все это углубляет и расширяет перспективу.

- Светлана Алексеевич говорит такие замечательные вещи, просто надо любить людей, человек должен любить людей, если он занимается искусством.

Следующий проект Светланы Алексиевич - книга именно о любви. Об этом - и об авторе - документальный фильм шведского режиссера Стаффана Юлéна, который сейчас снимает писательницу в Беларуси.

Хедда Краус-Шёгрен ждет премьеры с нетерпением. Называется фильм "Самая худшая ложь".


news1 news2