Главная

ИЗДАТЕЛЬСТВО «ВРЕМЯ»

просмотров: 1 061 | Версия для печати | Комментариев: 0 |
Из отзывов друзей и читателей Алексиевич: «Ощущение сразу повысившейся самооценки всей творческой среды»

Из отзывов друзей и читателей Алексиевич - Татьяна Тюрина, искусствовед, Минск: «Ощущение сразу повысившейся самооценки всей творческой среды»
 
...8 октября в полдень мне позвонила приятельница: «Это правда, что Светлана получает «Нобеля»? Мычу что­то неопределенное, потому что с
утра мы со Светланой договорились хранить молчание до официального объявления.
— А кто тебе сказал?
— Шофер в такси!
В час дня о премии объявили в Стокгольме. В квартире у Светланы начинается шквал телефонных звонков. Кажется, все СМИ мира хотят тут же взять
интервью. Пресс­конференция назначается на 16.00 в очень даже небольшом офисе редакции газеты «Наша нива». Светлана еле­еле успевает переодеться, ждем такси. Выключаем сошедший с ума мобильник. Звонят в дверь квартиры. На пороге посол Швеции в Беларуси — официальное поздравление.
Цветы несут и несут, кажется, начинают их просто складывать на лестничной клетке. У подъезда журналисты, друзья, какие­то незнакомые люди. Такси с
трудом выруливает из забитого машинами двора. Подъезжаем к дому на Золотой горке (так улица называется). У подъезда топчутся те, кто не смог попасть в набитую до отказа квартиру, которую снимает в жилом доме редакция «Нашей нивы». Подходят совсем незнакомые люди и просто поздравляют всех, кто оказался поблизости. Настроение праздничное. И какое­то новое, почти забытое чувство. Чувство легкости. Будто на сегодня снят с плеч груз, который постоянно ощущается в белорусской повседневной жизни, будто раздвинулись темные облака. 
 
...Постоянно звонит мобильник. Меня (да, меня!) поздравляют со Светиной наградой люди, с которыми она и встречалась­то только пару раз в жизни.
Парикмахерша Наташа и сантехник Володя. Это работает «эффект Алексиевич», уже давно проявившийся в наших поездках по регионам Беларуси и на встречах с обычными людьми. Они ее считают своей, ведь она в своих книгах говорит от их имени, она озвучивает то, что они сами не могут громко сказать... В этот же день открывается крупная художественная выставка, захожу, здороваюсь со знакомыми художниками. Все говорят о «белорусском
Нобеле». Знаменитый график Валерий Слаук, который только что получил звание заслуженного деятеля культуры, трясет мне руку. В воздухе носится
ощущение как­то сразу повысившейся самооценки всей творческой среды. Звоню знакомому айтишнику, слышу в трубке шум голосов, звон стекла, и не
совсем трезвый голос радостно кричит:
— У нас есть Нобель!
В этот день очень многие вывесили материалы об успехе Светланы на своих страницах в Фейсбуке. Это новость номер один. Уже под вечер иду мимо
популярного молодежного кафе, из окон слышу: «Светлана... Нобель... Мы...» Да, Светлана. Да, Нобель. Да, свобода от страха. Это такая радость для всех тех, кто, кажется, уже ничего хорошего в этой реальности не ждал.
Просто ликую вместе со всеми, честно!


news1 news2