Главная

ИЗДАТЕЛЬСТВО «ВРЕМЯ»

просмотров: 867 | Версия для печати | Комментариев: 0 |
Светлана Алексиевич выступила в Минске

www.belrynok.byСветлана Алексиевич, впервые после получения Нобелевской премии по литературе, выступила в Минске. Встреча нобелевского лауреата с читателями прошла в Малом зале Дворца республики в рамках презентации книги «Алексиевич на Свободе», в которую вошли ее интервью для белорусской службы Радио Свобода и другие материалы, посвященные писательнице.
Встреча, в ходе которой читатели имели возможность задать свои вопросы Светлане Алексиевич, длилась около 2,5 часов и закончилась автограф-сессией нобелевского лауреата.

БЕЛРЫНОК подготовил обзор наиболее интересных высказываний Светланы Алексиевич в ходе ее выступления.

О ПРИРОДЕ ДОБРА И ЗЛА
Несмотря на то, что творчество Алексиевич во многом посвящено «красному человеку», она убеждена, что нельзя сводить все проблемы сегодняшнего общества к советскому прошлому.  С ее точки зрения, вопрос добра и зла – это вопрос человеческой природы, и там нет однозначного деления на черное и белое.
«Я поняла, что наивно все мерить только советским временем. Это все, конечно, дальше и глубже, в человеческой природе. Я надеюсь, что литература может убедить людей, что на вещи нужно смотреть шире, что действительно мир не так прост. Мир очень сложный, а нам хочется простых и быстрых ответов.  А чем больше вглядываешься в этот мир, тем меньше этих однозначных ответов. Конечно, добро и зло борются в человеческом сердце, но химически чистого добра и химически чистого зла не бывает».
 
О «БОЛЬШИХ МАЛЕНЬКИХ» ЛЮДЯХ
«Мне сейчас предложили, чтобы я в свою книгу о любви взяла историю любви Горбачева. Но вы знаете – нет, я не изменю маленькому человеку. Хотя с другой стороны.… Это ведь как дача Януковича: кажется, что там что-то невероятное за этой фигурой, за этой властью. А потом вам откроют как он жил, вы увидите этот золотой батон, эти простыни с собственными портретами – а я думаю, что мы (в Беларуси. – ред.) такое увидим тоже – и вы просто ахнете от того, насколько это тоже маленький человек».
 
О РОЛИ ЛИЧНОСТИ В ИСТОРИИ И КОЛЛЕКТИВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ
«Когда мы учили марксизм-ленинизм – там считалось, что именно масса главное действующее лицо в истории.  А для меня главное постсоветское открытие было в том, что масса может не много. Кто-то отливает форму массе. Есть такая русская поговорка: из народа можно сделать и дубину, и икону. Я думаю, что что-то похожее можно сказать и про нас. Будь у нас Вацлав Гавел (у нас для этой роли подходил Алесь Адамович – у него был такой европейский взгляд на мир) у нас было бы другое общество и за эти 20 лет мы проделали бы другой путь. Но с другой стороны... Вот демонизируют, к примеру, Путина. Но речь ведь идет о коллективном Путине: то есть человек наверху аккумулирует то, что спрятано в душе у миллионов. Что-то подобное произошло и с нами – один человек накрыл наше время и мы оказались не там, где думали. Конечно, можно на кухне немножко стебаться, немножко подсмеиваться над тем, что происходит. Но нельзя не признаться, что мы все соучастники этого».

О СВОБОДЕ
«Свобода – это долгий путь. Мы бегали по площадям в 90-х, думая, что свобода родится из наших восклицаний. А оказалось, что это более жестокая вещь свобода, более прагматичная. Мы просто не знаем, что это такое, и нет людей, которые могут этому научить».

О СЕГОДНЯШНЕЙ УКРАИНЕ И ВОЙНЕ
«То, что делает российской телевидение – это преступление. Это все неправда – про фашизм, про «Правый сектор» (про который в Украине никто уже не вспоминает). Люди в Украине хотят новой жизни, они говорят об этом, они готовятся к этому. Это какое-то совершенно другое мироощущение народа и этому можно только позавидовать. Конечно, все это страшно – убийства, война.… Но это понятно – Россия не хочет терять Украину, это геополитические войны. Но народ устремлен в будущее, они выскочили из этой примитивной материальности.  Я б им только пожелала, чтобы они смогли победить».
Алексиевич убеждена, что война на Донбассе – это не гражданская война и если бы не действия России, то войны бы вовсе не было.  Она также допускает, что аналогичным образом искусственно можно разжечь войну и в Беларуси.
«Если пару грузовиков оружия привезти сюда, несколько танков – и мы абсолютно можем столкнуть Западную Беларусь с Восточной Беларусью. Какие-то старые инстинкты можно раздуть – это ведь все примитивно и банально».

 О ЧЕРНОБЫЛЕ И «ЧАРНОБЫЛЬСКIМ ШЛЯХЕ»
«Я думаю, что «Чарнобыльскi шлях» это то малое, что еще сохранилось из нашего сопротивления  тому, чтобы Чернобыль забыть, тому чтобы атомная станция строилась у нас как будто у нас не было Чернобыля, как будто мы не знаем, какую цену мы заплатили за мирный атом.
Но самая главная опасность любой авторитарной власти в том, что она примитивная. Она упрощает все проблемы. У нее в итоге остается только одна проблема – проблема власти… Чернобыльский опыт все-таки остался в мире. Но есть такой анекдот, он немного грубый: если бы Чернобыль взорвался у папуасов, то об этом знал бы весь мир кроме папуасов. Вот наша власть временами напоминает таких папуасов.  
Чернобыль это проблема, которую мы не поняли и которую мы не изучили. Поэтому «Чарнобыльскi шлях», я считаю, это дело каждого белоруса, если он думает о своих детях. Нужно хотя бы продемонстрировать, что мы помним, мы знаем, и мы хотим, чтобы эти проблемы решались».

О НАЦИОНАЛЬНОМ ВОПРОСЕ
С точки зрения Светланы Алексиевич, последствия Чернобыльской катастрофы и проблема национальной идентичности – это главные вызовы, стоящие сегодня перед белорусским народом.
«Чернобыль и национальная проблема – это самые главные проблемы. Это проблемы, которые надо решить в ближайшее время. Мы и так опоздавшая нация, а время ускоряется. Национальная проблема одна из главнейших. Проблема языка, проблема литературы, культуры. Все это нужно, чтобы стать полноценной нацией. Ведь на Украине в советское время все говорили по-русски, а сейчас все говорят по-украински. Значит это возможно: нация может сделать такой рывок».

О МАЙДАНЕ
«Майдан это здорово, но мне ближе Ганди, ближе пацифизм. Могла ли я позвать людей на площадь? Сама бы я могла пойти. А вот позвать детей.…Не знаю, для меня это большой вопрос – имею ли я право на другую жизнь».  

О НАДЕЖДЕ САВЧЕНКО
«В наши смутные времена важно сохранить в себе человека. Надо находить силы оставаться человеком. Мы даже сегодня видим людей, которые находят эти силы даже в невероятных обстоятельствах – вот как например украинская летчица Надя Савченко. Я когда закончила писать книгу «У войны не женское лицо», я думала, что таких людей больше никогда не будет. А вот, пожалуйста, это просто моя героиня».

О ЛЮБВИ
«Что такое любовь для меня? Это, наверное, утешение от Бога, чтобы не страшно было умирать».


news1 news2