Главная
ИЗДАТЕЛЬСТВО «ВРЕМЯ»


просмотров: 307 | Версия для печати | Комментариев: 0 |

Американский редактор Алексиевич: "Я не знал, что можно спать на печи"

Charter97.org: Американские читатели узнают много нового после прочтения книг нобелевского лауреата. «Радыё Свабода» побывала в издательстве Random House в Нью-Йорке, в котором вышла книга «Время секонд хэнд», и поговорила с редактором книги Сэмом Николсоном. На текущей неделе начинается американская поездка Нобелевского лауреата Светланы Алексиевич.
 
Издательство Penguin Random House — самое большое в мире, с объемом продаж более четырех миллиардов долларов — впервые выпустило книгу автора из Беларуси. На обложку вынесены слова нобелевского лауреата 2003 года Джона Кутзее «Завораживает… Оркестр Алексиевич исполняет богатую симфонию российских голосов, которые рассказывают свои истории любви и смерти, радости и беды». Рекламный текст издательства также представляет книгу музыкальной — и «российской/русской» — терминологией: «magnum opus, симфоническая устная история распада Советского Союза и рождения новой России». В рекламных материалах, адресованных американскому читателю, понятия «Россия, русский, российский» часто используются как синонимы понятий «Советский Союз, советский, пост-советские страны, народы» — не обращая внимания на эти важные для европейцев и самих героев книги отличия. Как пытались объяснить в Нью-Йорке, это идет не столько от незнания или требований маркетинга, сколько от особенности самой американской культуры, базирующейся не на языке или национальной принадлежности, а на феномене иммиграции.

Каково было вам, как редактору, было работать над этой книгой?

- Работал с радостью! Это был очень интенсивный период — у меня было три недели на редактирование перевода. Три недели на 500-страничную книгу — это весьма интенсивная работа. Был напряженный опыт, поскольку это очень сильная, эмоционально заряженная книга. Но это была радость.

- А как вы восприняли новость о Нобелевской премии?

- Random House приобрел права почти сразу после присуждения, в течение недели. Хотя гуманизм творчества Светланы Алексиевич универсальный, тема решается через призму Советского Союза, через «советского человека». Поэтому решение о премии меня заинтересовало. Я думал, что Нобелевскую премию присудят за что-то более «общечеловеческое». Она, конечно, заслуженная, но…

- Ну, как пример универсальности, в Париже проходил фестиваль спектаклей по «Чернобыльской молитве», и в течение месяца свою постановку показывали театры из Швеции, Швейцарии, Великобритании, Германии, Польши, Франции… Книги Алексиевич очень популярны в разных странах Европы. Но вернемся к книге — вы говорили о радости редактирования?

- Знаете, премия — это прекрасно, и само собой я горжусь, что мы публикуем лауреата Нобелевской премии. Но еще больше я горжусь тем, какая это книга, какого рода. Коротко о себе: мои дедушка и бабушка пережили Холокост. Они родом из Польши, Лодзь и Варшава, и пережили Аушвиц. В Америку приехали, не зная ни слова по-английски. Я с ними проводил много времени, когда мои родители работали допоздна. И я все время слышал их рассказы о том времени. Это был как бы урок значимости историй простых людей. И когда я был ребенком, они рассказывали очень облегченную версию событий. Когда я подрос, только тогда я начал понимать всю их сложность. Для меня было очень важно понять, что одну и ту же историю можно рассказать по-разному.

- И вы это осознавали, когда слушали?

- Абсолютно. Я уделял этому большое внимание. И я горжусь этой книгой Алексиевич именно потому, что там есть правда и сложность историй простых, обычных людей. Сила и способность автора именно так рассказать эти истории, подать историю эпохи через истории людей, по моему мнению, весьма впечатляют. Я не знаю, сделал ли подобное кто-либо и когда-либо. Я точно никогда не видел именно такого портрета. Форма книги, по моему мнению, уникальна. Это была радость.

- В издании Random House изменен авторский подзаголовок: вместо «красной утопии» — «последние из советских людей» («The Last of the Soviets»).

- Да, мы посчитали, что «красная утопия» будет не так понятна. Подзаголовок «Последние из советских», кроме того, проясняет для читателей географию и время.

- А что еще вам как редактору пришлось изменять, чтобы было понятно американскому читателю?

- Например, «мазанки» или «землянки». Американцы не знают, что это, такого нет в нашем лексиконе. Обычно это вопрос терминологии. Еще пример — там было о людях, которые спали на печи. Я никогда не слышал, чтобы так люди спали! Я спросил переводчицу, Беллу Шаевич, может это ошибка? Почему?! Может, она имела в виду — около печи? Я никак не мог это представить. Иными словами, проблемы всегда были подобного культурного толка. Но что касается смысла этих историй — сами-то они сильно привязаны к времени и месту — в них заложены универсальные темы. И у меня никогда не было проблем с пониманием этих историй. И, конечно, Белла осуществила гигантскую переводческую работу, а моя работа была сравнительно легкой.

- Кто из живых американских писателей заслуживает Нобелевской премии?

- Просто так сходу… Дон ДеЛилло. Филип Рот. Я думаю, Джоан Дидион — это было бы в жанре нон-фикшн. Денис Джонсон. Маргарет Этвуд также заслуживает…

- Светлана Алексиевич — писательница из Беларуси. Что, по-вашему, американскому читателю известно ли и будет ли известно о Беларуси после этой книги?

- Мне самому немногое известно… Но стало известно больше после работы над этой книгой и изучения творчества Светланы. Америка не обычная страна в культурном смысле. Наша культура основана не на национальности или языке. Литература других народов очень часто повествует о группе людей с единой историей и общим языком, и из этого языка вырастает их культура. Основополагающий принцип в Америке — иммиграция. Для американского романа — даже если он не об иммиграции — это наиболее важная часть нашей культуры. Это фундаментальная черта Мелвилла, это основополагающе для Фолкнера, для Ральфа Эллисона, для Хемингуэя. Потому что это делает нас нацией. Мы нация иммигрантов.

***

Random House также приобрел права еще на две книги Светланы Алексиевич — «У войны не женское лицо» и «Последние свидетели». Их выход намечен на 2017 год.

Во время поездки по США Светлана Алексиевич будет выступать в Нью-Йоркской публичной библиотеке, в Публичной библиотеке в Бруклине. В Вашингтоне мероприятие в честь нобелевского лауреата организует Национальный фонд демократии. Намечены встречи с белорусской диаспорой, с редколлегией газеты The Washington Post, другими СМИ.


news1 news2
добавить комментарий
    Московские новости

© Издательство «Время», 2000—2017