Время на non/fiction-2013
ИЗДАТЕЛЬСТВО «ВРЕМЯ»


просмотров: 392 | Версия для печати | Комментариев: 0 |

27-07-2016, 17:07:
Скоро выходит в свет книга Игоря Свинаренко "ВПЗР"

В издательстве "Время" скоро выходит в свет книга журналиста и писателя Игоря Свинаренко о современной русской литературе с ироничным названием ВПЗР - "Великие писатели Земли Русской". Предлагаем вашему вниманию его материал, посвященный Светлане Алексиевич и присуждению ей Нобелевской премии. Очерк об Алексиевич, во многом перекликающийся с этой статьей, есть и в готовящейся книге.
 
Игорь Свинаренко, Polit.ua: Хай живе Алексиевич
У меня праздник. И не только потому, что я и пишу, и читаю чаще всего по-русски, а прочие языки знаю хуже. В этом и что-то личное. Наши побеждают! В этом смысле. Белорусы день-в-день сделали и вывесили в Инете видео, где она дает интервью. Когда 50 минут без редактуры, и ничего не вырезано, – многое можно узнать о человеке. Посмотрите на политиков в такой ситуации, они имеют жалкий вид. Чаще всего. Немцов не в счет, и он больше не дает интервью по не зависящим от него причинам.

«Скока, тада, када, выхоит, шо» (привет одноименному киевскому журналу). Она говорит по-нашему! Это куда ближе к суржику, чем к московскому диалекту, который провозглашен литературной  версией. А что у нее с фрикативным «г»? Оно очень сочно там, где она иногда соскальзывает в белорусский (отец белорус, мать украинка, но давайте не будем тут про Галаху). Когда она говорит по-русски, то фрикативное «г» ощутимо, но уже сглажено, даже сильней чем у меня, при том, что я его берег изо всех сил. Но она все-таки работала учительницей, и там другие требования и задачи…

Да, согласен, у Шолохова и Солженицына фрикативность выражена ярче, но тем не менее.

– Но причем тут Солженицын? – много раз возмущенно спрашивали
меня. – Он же русский!

Ну, это кто не смотрел ТВ когда Солж вел передачу на Первом канале, где сейчас Эрнст. И кто не отдает себе отчета, что Исаич с юга, там все так говорят.

Про Шолохова таких вопросов не было, казачий говор все же известен. Ну, по крайней мере, кино про Мелехова все смотрели, там люди гуторять известно как, любо-дорого послушать.      

Кстати, Чехов рано помер, а то, может, тоже б Нобеля получил. Ну да по-любому он классик. Причем тоже с фрикативным.

– Да не может того быть, он же тонкий и изысканный!

Но, позвольте, а как, по-вашему, должен говорить выходец из Таганрога, это самый что ни на есть юг, берег Азовского моря? Да еще и сын лавочника? Да, папаша его был далеко не питерский профессор. Кстати есть опубликованные письма, где Антон Палыч себя позиционирует как «хохол». Между прочим.    

Про что это я? Про то, что чисто 100-процентно русские, с налетом шовинизма и не слишком умной демонстрации превосходства над соседями по России и по пост-совецкому пространству, очень и очень часто неправы. Есть, да, какие-то реконструкторы, любители переодеваний и стрельбы по братьям, которые такого не ожидали.

По вклад в культуру – это другое. К южанину Солженицыну, к казаку Шолохову, при том, что казаки ох не все себя считают русскими, и за такое могут и в глаз дать, к белоруске Алексиевич – еще добавить пару евреев, прославивших «красоту земли своей», в смысле СССР и РФ, получится совсем уж вопиющая картина. Вот выходит человек и начинает исполнять, что вот «мы, чисто русские, круче всех других» – и всё, дальше уже можно не слушать. Мелковато. Нобелевскую не дадут, нет смысла даже и садиться писать на всякий случай, все зря… Размах все же должен быть, масштаб, ну и гуманизм, как бы пафосно это ни звучало.  

И вот. Ведущий той первой пресс-конференции говорил на своем, на белорусском. Она же отвечала на русском. А вот так!
 
Важный момент, один из важных, что она вспомнила про Чернобыль. Который, если кто помнит, задел три бывших братских народа, эту вот стрелку, не заглядывая облученным в метрику. После чего Алексиевич поняла, что она – космополит. Кстати вот как я. Но некоторые ухмылялись, услышав такое от меня. Ну, теперь, может, кто-то к этому отнесется спокойней.

– Она русофобка! – конечно, и такое я слышал и читал про нее. Термин, вообще говоря, стремный, я не вполне его понимаю. О чем это? Но если про книги – то кто сильней жалел женщин (в основном русских, есть статистика), вернувшихся со Второй мировой, кто еще так горько плакал над их страданиями? Кто громче ужаснулся от Чернобыля? Уж не те ли, кто скрыл правду и выгнал детей на первомайские демонстрации, под радиоактивные облака, считай, под бомбы? А кто рвал сердце над пацанами, вернувшимися из Афгана, бывало – и инвалидами? Ну, если это русофобия, то пардон! Миль пардон! А кто ж тогда патриот, по этой шкале? Министр Павел Грачев, рассказывавший, что мальчишки умирали в Чечне со счастливыми улыбками? Может, москвич Гиркин, который воевал в Донбассе, бОльший патриот?
Да пропади вы пропадом, для кого патриотизм – это непременно война, без всякой жалости к убитым, не то что «чужим», но даже и к своим!
 
Понимаете, Светлане Алексиевич больно, когда страдают люди. Сейчас, наверно, это трудно объяснить. Какое-то другое мировосприятие вошло в моду. Типа человек – это мелко, а вот надо мыслить континентами, а то и всем глобусом сразу! Гео, бл.ть, политика. Кстати многим так нравится. Недавно я прочел роман про совецкий концлагерь, про то, что зеки конченые твари и сидят правильно, что надзиратели и чекисты – утонченные и говорят по-французски, и потчуют прикормленных (и при.банных чекистками) узников черной икрой… Людям это понравилось, тиражи, премии, ого-го! Современный такой, не сказать, чтоб гуманизм, что там еще вроде несла русская литература… Не «в наш жестокий вел восславил он свободу/ И милость к падшим призывал», а наоборот… А вот Алексиевич осталась там, где и была всегда русская литература.
 
Почему я говорю – русская? А не белорусская? Вроде же страны разные? Она сказала про это так, отвечая на актуальные вопросы:
 
«Я за русский мир, за добрый русский мир – где Толстой!» А не за тот, где убивают братьев. Ну что сказать, хорошо сказано, присоединяюсь.
 
В общем, сегодня победили наши, ура! Наши – те, кто не любит убивать и не толкает призывников на войну. Кто тепло относится к бывшим совецким славянам. Кто хочет знать правду. Кого коробит от пропаганды. Кто читает хорошие книги, наконец.
Уже хорошо, уже праздник. Но, может, это еще и знак, поворотный момент. Нобель – это сильно, это потрясение. Несколько глупо будут выглядеть люди, которые скажут:
– Ну и что? Щас кому угодно дают Нобеля, это ничего не значит! Плевать нам на культуру! Будем и дальше убивать братьев, и нобелевский комитет нам не указ!
 
Много раз говорено, что Россию может спасти только чудо.
 
Вот, может, сейчас как раз тот самый случай. Едва ли Каин сейчас спит спокойно…
А ну как и правда началось? Одно слово правды весь мир перевесит, как сказал другой наш лауреат той же премии. Мне кажется, его многие хотели тогда просто убить, и прилагали к этому немалые силы, – но не вышло! Всё очень вроде просто, возьми да убей, но – не работает, не получается! Ни один волос не упадет без воли Того, кто над! И вот Исаич выжил, спасся, вернулся и пожил еще в стране. И его книги должны теперь читать школьники.
 
Ну что, по второму кругу? Повторение для тех, кто медленно соображает? Кто считает себя самым умным? Круче других?


news1 news2
добавить комментарий
    Московские новости

© Издательство «Время», 2000—2017