Время на non/fiction-2013
ИЗДАТЕЛЬСТВО «ВРЕМЯ»


просмотров: 157 | Версия для печати | Комментариев: 0 |

14-03-2017, 15:03:
Солженицына-фотографа представят в Институте искусствознания

Иван Владимиров, "Российская газета" №7218 (52): Выставка "Солженицын-фотограф", которая открывается 16 марта в Институте искусствознания в Козицком переулке столицы, приурочена к большой международной конференции "Личность и творчество Солженицына в современном искусстве и литературе", что пройдет в Доме русского зарубежья и ГИИ в эти же дни. Конференция организована в преддверии столетия со дня рождения писателя, которое будет отмечаться в 2018 году.
Солженицын начал заниматься фотографией в казахском ауле... для конспирации. Фото: Владимир Зинин/ ИТАР-ТАСС Солженицын начал заниматься фотографией в казахском ауле... для конспирации. Фото: Владимир Зинин/ ИТАР-ТАСС

Фотографии, снятые Солженицыным, не самая известная часть творческого наследия писателя, хотя они показывались на выставках. Но отдельно представляются редко. Снимков, сделанных Александром Исаевичем, сохранилось не так уж много. На выставке в ГИИ будет представлены современные отпечатки 35 фотографий, снятых писателем в конце 1950-х - начале 1960-х годов.

Нынешняя выставка в Институте искусствознания позволяет увидеть некоторые прототипы литературных произведений. Например, фотографию старой крестьянки Матрены Захаровой. Той самой, что стала героиней рассказа "Матренин двор". Любопытно, что фотосъемка упоминается в рассказе.

"Мне дороже была эта улыбка ее кругловатого лица, которую, заработав наконец на фотоаппарат, я тщетно пытался уловить. Увидев на себе холодный глаз объектива, Матрена принимала выражение или натянутое, или повышенно-суровое. Раз только запечатлел я, как она улыбалась чему-то, глядя в окошко на улицу", - пишет автор.

Фотография становится здесь не только подспорьем в писательской работе, но прежде всего выражением теплой привязанности, благодарности рассказчика, если угодно - любви. Еще одним наравне со словом способом уловить суть характера, его отношения с миром.

Надо сказать, что среди русских писателей многие были неравнодушны к фотографии, а некоторые, как, например, Леонид Андреев или Михаил Пришвин, увлекались фотографией серьезно. Леонид Андреев настолько был увлечен фотографией, что пошутил как-то: "Кабы я был царь, я бы всех заставил заниматься фотографией".

Солженицына же заставила заняться фотографией... конспирация. В казахском ауле Кок-Терек, куда Солженицын после освобождения из лагеря в 1953-м сослан "навечно", он преподает в школе и начинает писать. Точнее, записывает пьесы и поэму, которые сочинял в лагере. Позже в Кок-Тереке же он начинает работать над романом "В круге первом".

Поскольку, как опытный зэк, он понимает, что от обысков не застрахован, то предусмотрительно обдумывает, как сохранить рукописи. И решает, что постраничная фотосъемка может тут помочь: маленькие негативы легко спрятать и сохранить.
Солженицын стоял в тот момент на пороге свободы, жизни и смерти

Иначе говоря, Солженицын начинает не только как "писатель-подпольщик" (так он называет себя в "Бодался теленок с дубом"), но и как "фотограф-подпольщик". Съемка видов, как и жанровых сцен, нужна была для овладения фототехникой, ну и, естественно, для алиби. Согласитесь, подозрения вызывает человек, который покупает фотоаппарат (фотоаппарат, пусть даже не "Лейка", а обычный "Зоркий", все же не самая обычная вещь в казахском ауле в середине 1950-х) и не снимает ничего. Так появляются первые фотографии, которые Солженицын делает в компании своего товарища, тоже ссыльного Н.И. Зубова.

В апреле 1956-го была отменена ссылка для осужденных по 58-й статье, и в июне того же года Солженицын уедет в Россию. Но до этого в Кок-Тереке он переживет онкологическое заболевание (об экзистенциальном опыте очередной встречи со смертью, как и о лечении в Ташкентской больнице - роман "Раковый корпус").

Получается, что начало занятий фотографией окажется связано с тремя моментами: освобождением из лагеря, началом активной писательской работы, выздоровлением после тяжелой болезни. Иначе говоря, Солженицын стоял в тот момент на пороге свободы, жизни и смерти, и нового этапа литературного творчества. То, что увлечение фотографией появляется именно в этот момент, можно считать случайностью, а можно - закономерностью.

Фотоаппарат "Зоркий", поначалу заинтересовавший как инструмент "писателя-подпольщика", очевидно, выводит его в пространство вроде бы обычное, даже обыденное, но тем и прекрасное. По крайней мере оно переживается как прекрасное человеком, который осознает заново жизнь как щедрый дар.

Солженицын продолжал снимать еще в начале 1960-х в России, но главным для него был, конечно, писательский труд. Тем интереснее фотографии, сделанные в период, когда писатель Солженицын только рождался.


news1 news2
добавить комментарий
    Московские новости

© Издательство «Время», 2000—2017