Главная
ИЗДАТЕЛЬСТВО «ВРЕМЯ»


просмотров: 44 | Версия для печати | Комментариев: 0 |

О книге Наталии Ким "Родина моя, Автозавод": Содержит нецензурную брань. Зато какую!..
Источник: Хороший текст

Вступление к этой книге (М.: Время, 2018) Дина Рубина заключает такими словами: «Мне кажется, Наталия Ким — абсолютно сложившийся писатель. Не понимаю, где она была раньше».

Где она была? Да на Автозаводе и была… Прожила больше сорока лет «в Москве на Автозаводской улице недалеко от завода ЗИЛ». Наблюдала. Слушала. Собирала истории. Коллекционировала сюжеты. Вступала в диалоги. Попадала в переплет. Подмечала детали. Записывала… и вот сложились все эти впечатления в замечательную книгу!

Почему Наталия Ким пришла в литературу не в двадцать и не в тридцать лет? У автора прекрасный слог, душевная интонация, отличное чувство юмора… действительно, почему все это раньше не дало плоды? Почему дебют случился только сейчас?

Но тексты, в сущности, и создавались все эти годы. Такую книгу невозможно вынуть из рукава, сочинить за месяц или за год. В основу рассказов легла многолетняя привязанность и любовь к родному району и его обитателям, многолетняя встроенность в этот мир, состоящий из двух с половиной кварталов. Жизнь не каждый день подбрасывает сюжеты, и для выбора самых пронзительных или самых смешных иногда требуются десятилетия. Некоторые сюжеты берут свое начало в 70-е годы, а завершаются через тридцать лет… История созревает, и рассказчица не оборвет ее недозрелой, она дождется, когда каждый сюжет обретет свое завершение, порой — очень непредсказуемое.

Самой себе автор отводит довольно скромное место в системе персонажей этой книги. Мы узнаём только жизненный пунктир: выросла в семье писателя; журналистка; первый муж, первый ребенок; второй муж, второй ребенок… В редких сюжетах рассказчица выступает на первый план. Чаще всего она — зритель, слушатель, свидетель. Летописец.

Место действия — в разные годы — концентрируется вокруг завода «ЗИЛ». Там работают персонажи этой книги. Рядом получают жилье — в зиловских бараках, а затем в коммуналках. В зиловский бассейн и в зиловский ДК ходят дети. Автозаводская улица, Велозаводская улица, Велозаводский рынок…

Персонажи Наталии Ким взяты прямо из жизни, тепленькими, живыми. У автора нет шаблона, нет отрицательных и положительных героев. Даже самые «неправильные» персонажи — любимы автором.

Бывшие зэки — не только злобные, но и добродушные. Бомжи не только спившиеся, но и интеллигентные. Наркоманы не только страшные, но и смешные. У всякого персонажа есть прошлое, и автор всегда видит что-то, находящееся «за». За тем, что сейчас, за тем, что в настоящем.

И при всей «обычности» района персонажи его населяют не только классические и узнаваемые (например, ядовитая управдомша; шумные соседи; старушки, выгуливающие собак), но и вполне экзотические. Муж, бросивший семью и переменивший пол. Свекор, ставший невестке вторым мужем. Беременная женщина, полгода пролежавшая в коме. Безумцы самых разных характеров. Спившийся клоун. Настоящие хиппи и играющие в хиппи. Персонаж, круглый год рассекающий в тапочках на босу ногу…

Здесь происходят нападения в темное время суток, но всегда может отыскаться защитник. Здесь устраивают свадьбы и поминки на лестничной площадке. Здесь выбрасывают аквариумы с балкона и спорят, какой «Дикси» лучше.

А как здесь говорят, как говорят!..

На обложке книги, как на красном табло, горит надпись: «СОДЕРЖИТ НЕЦЕНЗУРНУЮ БРАНЬ». Не скромненько и незаметно. А ярко, чтобы в глаза бросалось! И не зря: знать, читал дизайнер книгу! Что за брань, вы бы только знали, какая шикарная и редкая, какая художественная брань разворачивается в этих рассказах! Какое здесь кроется богатство жаргона и диалекта, просторечия и фольклора!

Мне после прочтения книги Наталии Ким очень захотелось позвонить ей по телефону (как герою Сэлинджера) и напроситься в гости. Расспросить, что там осталось за кадром, и не появилось ли новых историй? Ну или хотя бы составить ей компанию на собачьей площадке, затесаться в клуб «дамы с собачками». Постоять на перекрестке с тремя «Дикси» и решить для себя, а какой же на самом деле лучше. Увидеть кого-то из тех персонажей, кто еще жив. Персонажа в тапках, например.

Зачем, почему?.. Может быть, потому, что к этому миру автору удалось читателя приобщить. Это и наша родина тоже, наши соотечественники и наши соседи. К этой жизни — абсурдной, трагичной, нелепой — мы причастны.



news1 news2
добавить комментарий
    Московские новости

© Издательство «Время», 2000—2017