Главная
ИЗДАТЕЛЬСТВО «ВРЕМЯ»
просмотров: 182 | Версия для печати | Комментариев: 0 |

«Горький» в «Лабиринте»: не пропустите эти книги - о "Субъективном словаре фантастики"
Источник: Gorky.media

Владимир Панкратов в рубрике «Горький» в «Лабиринте»: не пропустите эти книги - о "Субъективном словаре фантастики": Роман Арбитман — человек-легенда, обросший множеством псевдонимов писатель, критик и литературный провокатор. И, как ни странно, фраза из предисловия — «Я решил собрать в один том всего побольше, хорошего и разного, и слегка утрамбовать, как чемодан перед отпуском» — здесь не отталкивает, а лишь выдает давно знакомого автора.

 

По его собственному утверждению, он когда-то, учась на филолога, писал диплом по Стругацким. В «Истории советской фантастики» альтернативная история смешана с «альтернативным же литературоведением». Поневоле от словаря, написанного человеком, чьему самопиару можно позавидовать, ожидаешь подвоха: вот опять сейчас под видом официозных подведений итогов ввернет какую-то бомбочку; обманет, а потом будет говорить, что изобрел новый жанр.

Но нет, (во всяком случае, на первый взгляд) никаких обманок и фактов из параллельной реальности не замечено. Хотя и никакого академизма, конечно, тут тоже нет. И, как ни странно, фраза из предисловия — «Я решил собрать в один том всего побольше, хорошего и разного, и слегка утрамбовать, как чемодан перед отпуском» — здесь не отталкивает, а лишь выдает давно знакомого автора. По существу, все статьи отсюда можно разделить на две категории. В первой из них соберутся эссе об отдельных книгах или фильмах, в которых автор, надо сказать, не смог унять свои критические наклонности — анализ тут даже чересчур глубокий. Выбор совершенно непредугадываемый: фантастический триллер Кэтрин Бигелоу «Странные дни», советский фильм о полете на Венеру «Планета бурь», роман «Чапаев и пустота». Во второй группе — заметки скорее по истории фантастики, затрагивающие по большей части советские и российские реалии.

Возможно, автору следовало сделать отдельную книгу из материалов второй группы. Снова и снова интерпретировать известные произведения можно до бесконечности; а вот про то, как на бытовом или идеологическом уровнях менялось отношение к фантастике, прочитать в самом деле занятно. Об «экспериментальном фонде» в издательстве «Детгиз», куда молодые авторы приносили рукописи; о фантастических книгах 1930-х годов, в которых рассказывалось о потенциальных победоносных войнах, которые Советы будут вести на чужих территориях; о так называемой «еврейской фантастике», существование которой пытался доказать писатель Джек Данн в 1970-х годах. И даже это больше похоже на книгу не для верного читателя фантастики, а для ее преданного критика, которому желательно бы не только в литературе понимать, но и в том, как в этой среде все работает.

Естественно, Арбитман не стесняется написать пару глав о своих книгах и о себе самом, при этом последняя из них называется не по имени-фамилии (это было бы на него не похоже), а еще проще — «Я». Кокетливо называясь «очкариком», он упоминает жанры, издательства и журналы, где ему удалось оставить свой след. Такое искреннее желание оставить след в истории (хотя бы фантастики) уже давно вызывает не раздражение, а желание наблюдать за этим дальше.



news1 news2
Поддержка Правительства Москвы

© Издательство «Время», 2000—2017