Главная

ИЗДАТЕЛЬСТВО «ВРЕМЯ»

просмотров: 408 | Версия для печати | Комментариев: 0 |
Нобелевский лауреат Светлана Алексиевич провела встречу Интеллектуального клуба. Гости — писатели Альгерд Бахаревич и Виктор Мартинович

Нобелевский лауреат Светлана Алексиевич провела встречу Интеллектуального клуба. Гости — писатели Альгерд Бахаревич и Виктор Мартинович. Заседание интеллектуального клуба «Светлана Алексиевич приглашает…» состоялось 26 марта. На нем сразу два гостя, причем это литературные антиподы: Виктор Мартинович и Альгерд Бахаревич. Непростая роль модератора встречи в конце концов досталась журналистке Светлане Калинкиной. Клуб собрался на территории посольства Литвы.

Змитер Панковец, "Наша Нiва": Нобелевского лауреата Светлану Алексиевич осторожно критиковали за то, что в свой интеллектуальный клуб она много приглашает гостей из России, а белорусов игнорирует. Писательница прислушалась. И первыми гостями нового сезона встреч стали белорусские писатели Виктор Мартинович и Альгерд Бахаревич.
 
Дискуссия проходила в здании посольства Литвы. Сначала пропускали исключительно по спискам, когда увидели, что своевременно не успеют проверить всех, то пропустили всех, у кого был паспорт.
 
Казалось бы, встретились два противоположных автора. Поклонники Бахаревича нередко могут смеются над Мартиновичем за невысокий уровень его произведений. Поклонники Мартиновича могут ответить на это тиражами и читательской любовью. Можно было бы ожидать, что дискуссия будет острой и бескомпромиссной. К сожалению, нет. Все было довольно деликатно. Хотя Алексиевич и представила Виктора и Альгерда как «дуэлянтов». Она ждала «жесткого и настоящего разговора».
 
Тему разговора, «компромисс», Светлана Алексиевич назвала уже в начале: могут ли авторы, люди, которые не согласны с сегодняшним состоянием в стране, идти на компромиссы?

«Когда-то я прочла статью Мартиновича о компромиссах. О том, что это всё надолго и надо искать формы компромиссов, чтобы хоть что-то делать. Я вспомнила свой диалог с Пазняком лет 15 назад, говорившего, что в эту страну не надо ввозить таблетки, несмотря на то, что дети болеют, потому что так быстрее падет диктатура. У меня иное мнение: если спасут одного-двух детей, то это важнее.
Я вижу, как обливают грязью Чулпан Хаматову, которая вынуждена быть в контакте с властью. Я человек баррикадной культуры, я не способна пойти на компромисс. Очевидно, что этот мрак, как у нас сегодня, надолго. Диктатура делает нас бессильными, мы немногое можем. Мне хотелось бы поднять гуманитарную проблему. Настанут новые времена, ни один диктатор время не остановил. И к той поре надо сохранить себя, молодых людей, общественный пласт, который бы сопротивлялся», — сказала в своем вступительном слове Светлана Алексиевич.
 
Виктор Мартинович отметил, что компромисс возможен лишь в ситуации, когда есть равные стороны, способные противостоять друг другу. «С нашей стороны есть мысли и художественные образы, с другой — сила власти с ее репрессивным аппаратом, вертикалью. Это не ситуация компромисса, а недавно объявленной войны», — отметил Мартинович.
 
Альгерд Бахаревич начал с цитаты Гёте: «Здоровые компромиссы превращают конфликты в хронические болезни». «В компромиссах есть всегда недоброе. Компромиссы ни к чему хорошему не ведут. Я человек 90-х. Как-то мы постепенно забыли о разгоне Верховного Совета и других отвратительных вещах. Компромисс — это прощение того, что было. Мы будто бы согласны закрыть глаза в обмен на какие-то подачки. Это власть пошляков. Какие компромиссы могут быть с пошляками? Компромиссы возможны только, если иных путей нет, если есть узкая тропа. Если ты можешь остаться собой, то никаких компромиссов быть не может».
 
Что делать простым людям: идти на компромиссы или нет? Альгерд Бахаревич предложил жить соответственно христианским ценностям. «Меня пять раз приглашали на государственное телевидение, я ни разу не ходил. Мне было бы противно», — говорил Бахаревич.
 
Ведущая встречи Светлана Калинкина отреагировала, что ходила на телевидение и говорила, что думала. В результате студию покидала председатель ЦИК Лидия Ермошина. А Александру Лукашенко, по словам Калинкиной, она сказала, что он лжет.
 
«У меня отец православный, а мать была католичкой. Я ощущал эту разницу. В Глуске пекли толстые блины, а в Ошмянах — тоненькие. Мы можем понимать и русских, и европейцев», — отметил Мартинович.
 
«Сама фраза «нация компромиссов» пахнет кровью. За этими словами стоит не только толерантность, но и послушание, рабская психология, комплекс жертвы. Все это мифы и искусственные конструкции. Посмотрите, как в Беларуси относятся к беженцам из Чечни, к геям, к лесбиянкам», — возразил Бахаревич.
 
По его мнению, объединить белорусов могла бы идея Европы. Бахаревич считает, что место Беларуси не на пограничье, а лишь в семье европейских народов.
 
«С белорусами легко общаться в тюрьмах. Белорусы, как интроверты, в тюрьмах как дома, они имеют там свое небольшое жизненное пространство. Россиянам или украинцам, людям широкой души, тяжелее сидеть в тюрьмах, они там страдают. Белорусам бороться за свободу тяжелее, так как они проще чувствуют себя в условиях ограничения свободы. Но я бы не стал на этом строить национальную идею», — вклинился в дискуссию бывший политзаключенный Павел Северинец.
 
Журналист Виталий Цыганков спросил, почему и Мартинович, и Бахаревич избегают политики, в то время как Быков, Бородулин, та же Алексиевич, никогда не чурались политики. «Чего вы боитесь?» — спросил Цыганков.
 
«Я не стремлюсь чем-то управлять, разве что своей кошкой. Возможно, я узко воспринимаю политику». «Абсолютно неправильно говорить, что мы избегаем политики. Литература сама по себе есть политическим занятием.
 
«Я бы не стал участвовать в круглом столе с властями. И попытался бы отговорить своих друзей-интеллектуалов в нем участвовать», — позиция Бахаревича.

Смотрите полное видео встречи на канале "Радио Свобода"