Главная
ИЗДАТЕЛЬСТВО «ВРЕМЯ»
просмотров: 49 | Версия для печати | Комментариев: 0 |

Говорить и слышать – Пастернак и Жвалевский о том, как найти общий язык с ребенком
Источник: 1prof.by

У белорусских писателей Андрея Жвалевского и Евгении Пастернак есть ключ к сердцу любого подростка. В своих книгах «Я хочу в школу», «Время всегда хорошее», «Гимназия № 13»,  «Минус один» и многих других они смело и откровенно говорят о проблемах, волнующих школьников, их страхах и мечтах. Причем делают это так, что дети верят им и читают книги взахлеб. Как им это удается – узнала наш корреспондент.

– Есть ли критерии качества у детской и подростковой литературы?

Евгения: Конечно, можно говорить о чистоте языка, правильности построения фраз и тому подобном, но на самом деле критерий один – читают или не читают. Конечно, можно говорить о чистоте языка, правильности построения фраз и тому подобном, но на самом деле критерий один – читают или не читают. И вот тут литературные требования вступают в противоречие с жизнью, ведь часто бестселлерами становятся вещи, которые с профессиональной точки зрения чудовищны. С этим ничего не поделаешь – дети будут читать то, что они хотят. Единственное, как взрослые могут повлиять на ситуацию, – подкидывать своим детям хорошие книги, чтобы они были у ребенка в ассортименте.

Андрей: Важный момент: дети и подростки принципиально по-разному оценивают книги. Малыши воспринимают литературу как музыку. Им читают Чуковского, и хотя они не понимают, кто такой Мойдодыр и что такое «По Садовой, по Сенной», им нравится, как это звучит. Подростки могут проигнорировать примитивный язык, если их захватил сюжет. Достаточно вспомнить феномен Гарри Поттера. Перевод книги на русский язык был сделан наспех и даже получил антипремию «Абзац», однако история покорила сердца школьников.

– Сегодня литературе сложно конкурировать с компьютерными играми. Геймерам предлагается не просто линейная игра – они могут бродить по красивым локациям, действовать по своему усмотрению и тем самым даже влиять на сюжет. Как в таких условиях привить любовь к литературе?  

Евгения: Никак. Кто-то будет играть, а кто-то – читать. И так было всегда. Когда я училась в школе, у нас в классе книгами интересовалось от силы человека три, поэтому история о читающей нации – это легенда из серии «раньше трава была зеленее, небо синее». Пусть взрослые признаются честно: в свое время мы пропадали во дворе или сидели у телевизора, а сегодня у ребят новые развлечения – айпады, компьютеры. Другое дело, что родители должны лимитировать это, предлагая альтернативу.

Андрей: Совсем свежая история: мой семилетний сын на днях устроил истерику — не хотел идти на занятия брейк-дансом. Во-первых, я все же отвел его туда, во-вторых, установил ограничение на компьютер. И он нашел, чем себя занять: играл во дворе, мы вместе занялись домашними делами, потом поотжимались, покачали пресс. Было совсем нескучно.

– Сегодня высказывается мнение о необходимости пересмотра списка школьной литературы. Что вы думаете по этому поводу?

Евгения: В начальной школе дети читают Волкова и Носова, а в 5-м классе начинается Тургенев, и это настоящая беда. Потому что дети не понимают ни слов, ни контекста. А ведь «Муму» – отличная книга! Совсем не о собачке, просто читать ее надо чуть позже.

Андрей: Детям не хватает социального и жизненного опыта, чтобы понять многие моменты. Как 15-летняя девочка, которая не была замужем, может примерить на себя ситуацию Анны Карениной?..

Евгения: У нас потерялся смысл уроков литературы. Ведь нужно, чтобы дети полюбили процесс чтения, но вместо этого занятия напоминают псевдолитературоведение. Плюс ко всему школьникам не дают возможности рассуждать: если ребенку не понравилась «Война и мир», он не может сказать об этом в классе и вынужден начинать свое сочинение со слов «Великий писатель Лев Толстой в своем произведении хотел отразить…», что, по большому счету, является враньем. Мы же должны учить высказывать свою точку зрения, не оскорбляя при этом других и не боясь порицания.

– Как вы, взрослые люди, ищите темы, которые цепляют подростков?

Евгения: Это темы находят нас.

Андрей: Летим в самолете, обсуждаем книгу, которую пишем, и понимаем: только что мы придумали новую!

Евгения: Мы говорили о том, что в одно время стало популярно писать про больных детей. Я бы даже сказала, что больной раком ребенок стал штампом. Когда мы были в жюри литературных конкурсов, доходило до абсурда: из 100 работ 30 могли затрагивать эту тему. Причем писатели явно не переживали этот опыт, просто понимали, что это выигрышный ход, который выдавит слезу. Обычно происходит так: история начинается с описания замечательного ребенка, а на третьей странице выясняется, что у него рак.

Андрей: Мы решили: давай сделаем так, чтобы на третьей странице больной ребенок оказался здоров – просто до этого был неправильно поставлен диагноз. И вот появилась книга «Минус один».

– В своих книгах вы поднимаете острые для подростков темы, в том числе суицида и секса. Как на это реагируют родители?

Андрей: Порой «прилетает» оттуда, откуда не ждешь. Например, в книге есть и суицид, и лесбиянки, и главная героиня уходит из школы после 9-го класса. Именно последний факт возмущает родителей больше всего! Они думают, что суицид – это где-то далеко, не про них, а вот то, что ребенок может уйти из школы раньше на два года, – вполне реальная трагедия.

– Вы создали интернет-проект «Родителям подростков», где много полезной информации. Можете сейчас дать несколько простых советов родителям, как найти взаимопонимание с ребенком?

Евгения: Слушать и разговаривать – все упирается в это.

Андрей: Психолог Катерина Мурашова провела эксперимент, выяснив, что родители с подростками общаются не более 15 минут в день и ни минуты из них – на темы, которые интересны самим ребятам.

Евгения: Мы часто проводим встречи с подростками, на которые приходят и взрослые. Наша задача – разговорить детей, а для этого нужно, чтобы замолчали родители. Например, обсуждаем книгу «Время всегда хорошее», события в ней разворачиваются в 1980-м. Я говорю: «Мы ходили в магазин с пол-литровой банкой, как думаете (родители, пожалуйста, не подсказывайте!), за чем?» И взрослые хором, обязательно: «За сметаной». Мамы и папы зачастую уверены, что их дети ответят ерунду, поэтому спешат сделать это за них. Или еще случай: подходит ко мне на книжной выставке мама с 12-летней дочкой, спрашивает: «Что нам почитать?». Я пытаюсь узнать у девочки, что она любит, но мама отодвигает ее со словами: «Она читает всякую ерунду, а вы нам что-нибудь хорошее посоветуйте».

Андрей: В Норвегии есть библиотеки, куда взрослых вообще не пускают. Там дети чувствуют себя свободнее, не боятся делиться мыслями.

Евгения: А мысли у них интересные! Когда родители все же замолкают, а дети включаются в диалог, взрослые удивляются: мол, надо же, сколько они всего знают и как оригинально мыслят!

– Раз мы заговорили о доверии, то как «нащупать» тот момент, когда родители должны вмешаться в школьные дела?

Евгения: Если речь идет о безопасности ребенка, то вмешиваться нужно сразу. Я говорю о травле, психологическом или физическом насилии, шантаже. У нас в этом плане смещена система ценностей: родители готовы убить ребенка за плохую оценку, но игнорируют серьезные проблемы под предлогом «дети сами разберутся».

Андрей: А вот куда не стоит вмешиваться, так это в учебный процесс. Да, он, мягко говоря, не идеальный, и учебники у нас не лучшие, но если мы начнем развязывать войну на стороне ребенка, то разрушим даже то, что есть.

– А нужен ли родительский контроль в соцсетях?

Евгения: Это очень скользкий вопрос. И правильный ответ на него, я считаю: «Нет». Это личное пространство ребенка.

Андрей: Ведь если ребенок узнает, что вы мониторите его страницу, он в два счета вас обманет. Как минимум сделает второй аккаунт.

Евгения: Поэтому нужно доверять ребенку и знать, что в случае опасности он придет к вам. В Австралии есть хорошая традиция, которой мы с дочкой даже следовали несколько лет: каждый год родители и дети подписывают между собой соглашение. Суть его в следующем: дети обещают рассказывать родителям о том, если им кто-то угрожает, предлагает встретиться, вымогает деньги, фото, личные данные. Это помогает избегать необдуманных поступков.

Андрей: Наши подростки нередко гнева мамы боятся больше других опасностей. Недавно дикий случай произошел в Гродно. Две девочки после школы пошли гулять, оставили сумки в парке и потеряли их. Ученицы провели ночь в чужом подъезде, лишь бы не идти домой – так боялись, что родители будут ругать. И это о многом говорит. Помните шумиху вокруг «Синего кита»? Следственный комитет России после длительного расследования официально заявил – дело не в интернете, детей к суициду подталкивает одиночество. Родители, которые интересуются ребенком, общаются с ним, обязательно заметят разницу в поведении своего чада и помогут ему вернуться к нормальной жизни.

– В завершение разговора посоветуйте подросткам три книги, которые стоило бы прочитать. Евгения: «Дом, в котором…» Мариам Петросян, «Часодеи» Натальи Щербы и «Белорские хроники» Ольги Громыко.

Юлия КУЛИК
Фото Валерия КАРТУЛЯ


news1 news2
Поддержка Правительства Москвы

© Издательство «Время», 2000—2017