Главная
ИЗДАТЕЛЬСТВО «ВРЕМЯ»
просмотров: 100 | Версия для печати | Комментариев: 0 |

"До конца экзаменов - никаких любовей!", или трагикомические приключения школьников в книгах Лады Кутузовой
Источник: www.labirint.ru

Все мы помним восторги и разочарования первой любви — но вспоминать об этом приятно, только когда атомный ураган давно позади и жизнь наладилась. А в процессе зачастую не с кем поговорить и даже негде узнать, как оно бывает... Хорошо, когда у подростков складывается с родителями идеальный разговор на животрепещущие темы в идеальных обстоятельствах — как у героев книги Жвалевского-Пастернак «52-е февраля». Но такие — идеальные для доверительного разговора и очень неудобные для всей остальной жизни — обстоятельства складываются не всегда. Высокая классика здесь тоже не поможет, потому что декорации и стиль ушедших эпох заслоняют сами переживания — да и не будешь же осмыслять происходящее с тобой в выражениях Толстого и Достоевского. Даже в словах Пушкина и Лермонтова не будешь!
Но есть книги, которые рассказывают о взрослении так, словно самому подростку наконец дали слово — и у него получилось рассказать. Да не в формате «типа смотри короче» (как в одноименном сборнике все тех же Жвалевского-Пастернак — потрясающе тонком и смешном), а в словах, понятных и подросткам, и взрослым.

Такова история Лиды из «Звезды имени тебя» Лады Кутузовой. Первая ассоциация с этой книгой — «Первокурсница» Виктории Лейдерман и «Первая работа» Юлии Кузнецовой. Конечно, героини этих книг уже переросли Лидину ситуацию, и если вспоминают школьные ужасы, то с улыбкой, как в рассказе «Педсовет» из книги Артура Гиваргизова «Записки выдающегося двоечника» — смешной, кажется, в любом возрасте. Но сложность и многосоставность каждого мгновения жизни — особенно юной и целеустремленной — эти книги невероятно роднит. «Первая работа» вроде бы не о любви, а об уроках испанского — но в том и дело, что в жизни все происходит одновременно и проблемы в очередь не выстраиваются. Это только родителям — и только на первый взгляд — все кажется логичным и разложенным по полочкам: «Сперва сдай экзамены, потом поступи, а потом — свидания-любовь-переживания. До первого июля никаких любовей!». Но любовь не приходит по расписанию — и так же нежданно-негаданно она постучалась в Лидино сердце. Кроме всех тонких переживаний, которые Лада Кутузова с большой любовью и вниманием зафиксировала, «Звезда имени тебя» — еще и о первых трудностях в общении и серьезных ямах, вырытых на дороге к совершеннолетию. Лида Петрова из «Звезды имени тебя» и похожа, и не похожа на героинь Виктории Лейдерман или Елены Габовой («Отпусти меня»). У Лиды внешне все благополучно, в отличие от Леси из «Отпусти меня», но за этой увлеченностью математикой, за переживаниями об олимпиаде по литературе стоит большое чувство, которое вот-вот изменит всю ее жизнь.
 
В погоне за вниманием самого красивого мальчика класса или самой продвинутой девчонки в спортшколе есть что-то от охоты, от остросюжетного приключения. Обычно такими «прятками» сопровождаются поиски какого-либо секрета (например, как в «Библиотечной олимпиаде мистера Лимончелло» Криса Грабенстейна). В повести же «Человек-невидимка из седьмого „Б“» Лады Кутузовой речь идет именно о спорте, но все же книга не о рекордах, а о любви. И секрет тоже есть — точнее, анонимный аккаунт, подписанный именем «Человек-невидимка». Конечно, все тайное становится явным — но кто бы еще это объяснил в 14 лет! Вообще говоря, книг о преодолении собственных страхов и комплексов в спорте и в жизни написано немало, но для читателей постарше — например, «Беги и живи» Элс Бейртен. Если же нет у 12—14-летнего подростка такого прекрасного дела в жизни, как у героя повести Лады Кутузовой, то все может закончиться скверно — как в классической «Пуговичной войне» Луи Перго. У нашего героя вместо драк — экстремальный велоспорт: шлем и «защита» — доспехи, байк — «железный конь», обзавидоваться можно! Вот только прекрасная дама не смотрит за состязанием с трибуны, а сама сражается за победу с «рыцарями» на опасной и трудной трассе! Н-да, вот незадача... Но ничего, все получится, а как именно — можно узнать, дочитав «Человека-невидимку из седьмого „Б“».
 
А еще «Человек-невидимка» — об отношениях двух братьев, причем с необычным балансом: более успешным и популярным оказывается младший брат Леха, а Серый — старший брат и главный герой повести — поначалу плетется в хвосте. В центре новой повести Лады Кутузовой «Укрощение строптивого Женьки» — тоже конфликт двух братьев-погодков, но уже более классический: старший Пашка — умник, отличник, любимец родителей и учителей (в общем, понятно — ботаник и задавака), а младший Женька — нормальный, в общем, парень. Ну не дается ему учеба — чего родители пристали?

Пожалуй, проблемы с братьями-сестрами («Сестры делятся на два типа: младшая и тиран. Или старшая и стукач» — заключает Лада в своем интервью) — еще одна важная тема Лады Кутузовой наряду с первой любовью. А третья тема — это проблемы с учебой: об этом и в «Укрощении строптивого Женьки» немало, а уж сказочная повесть «Первое слово съела корова» и вовсе целиком им посвящена. Тут ведь как — если с самого начала что-то не задалось, например, в новой школе и в новом классе, как в книге Ульфа Старка «Чудаки и зануды», то точно все пойдет наперекосяк. Другая трудность, с которой все начинается в книге «Первое слово съела корова», — «Не хочу учиться, а хочу лениться». Может быть, нарисованная корова, поедающая слова из учебника по литературе, не стала бы такой проблемой, если бы Никита с братом Сашкой (снова братья!) учились в какой-нибудь волшебной школе. Ну не в Хогвартсе, ладно уж, и не в Первертсе (не путайте «Гарри Поттера» с «Порри Гаттером»!), а в такой, как у Яка Риве в «Сплошном школдовстве». Жаль, что не судьба — ведь от заучивания ненавистных стихотворений и непонятных формул так и хочется что-нибудь учудить!
 
Школьные шалости и безобразия — это вообще вечная тема, о них столько написано и смешного, и поучительного — перечитайте хотя бы «Третий класс купил колбас» Николая Блинова или «Воробьев в голове» Сергея Махотина. Учудить умудряются и герои «Укрощения строптивого Женьки» — и серьезно учудить. В повести ситуации не такие серьезные и драматичные, как у Марианны Гончаровой в «Тупо в синем и в кедах», но все равно невольно задаешься вопросом, есть ли предел детскому ослиному упрямству, и соглашаешься с мамой Женьки: «Бедные, бедные ваши учителя!». Однако Лада Кутузова смотрит на школьные конфликты в первую очередь со стороны семьи, и мама героя не только понукает своего упрямого «ослика», но и встает на его сторону, когда это необходимо (невольно вспоминается «Ослиная порода» Полины Жеребцовой — как маленькой героине не хватало такой понимающей мамы!). Она-то прекрасно видит и «профессиональное выгорание», и старорежимную упертость педагогов. Это те самые «педагоги», которые, может, и не мечтают о страшной мести своим маленьким мучителям, как месье Путифар из уморительной повести «Третья месть Робера Путифара» Жан-Клода Мурлева, но пришли работать в школу в точности той же дорожкой, что и он. А месье Путифар, придя в школу, был страшно разочарован: оказывается, этих маленьких негодников нельзя бить!


Но вернемся к строптивому Женьке — в его проблемах с учебой учителя если и виноваты, то не более чем наполовину. А делать-то что-то надо! К счастью (хотя никакого счастья Женька не чувствует), у него есть брат Пашка, который, хоть ботаник и задавака, может выручить. Конечно, герою кажется, что Пашка, объясняя ему очередную задачку или доказательство теоремы, всем своим видом показывает, какое величайшее одолжение он оказывает братцу. Но тут выясняется — и это точно к счастью! — что понятно и терпеливо умеет объяснять теоремы одноклассница Катя. Она вообще практически нормальная — словно и не девчонка вовсе, а человек. И даже симпатичная, когда смеется. И хотя наш герой сопротивляется любви со страстью, достойной шекспировского персонажа (читатели постарше вспомнят и известный фильм с Адриано Челентано), мы все равно невольно улыбаемся: «Коготок увяз — всей птичке пропасть!». В этой смешной и доброй повести все у него получится и будет хорошо — и с оценками-задачками, и с друзьями-соперниками на ринге, и с соседкой по парте Катей. Финал оптимистичный, как у Валерия Воскобойникова в книге «Все будет в порядке» — и ему однозначно веришь. Если не в порядке — то как же еще?




news1 news2
Поддержка Правительства Москвы

© Издательство «Время», 2000—2017