Главная
ИЗДАТЕЛЬСТВО «ВРЕМЯ»
просмотров: 38 | Версия для печати | Комментариев: 0 |

Ласковая антиутопия и мистический роман воспитания. С чем читать Ольгу Фикс
Источник: Labirint.ru

В прошлом году вышел — и сразу снискал внимание критиков и любовь читателей — антиутопический роман Ольги Фикс «Улыбка химеры». В этом году вслед за ним вышла мистическая книга «Темное дитя». Дмитрий Гасин нашел неожиданные параллели и разобрался, с какими книгами лучше всего читать Фикс

Сюжет фантастической антиутопии «Улыбка химеры» Ольге Фикс приснился в возрасте 17 лет — под впечатлением от рассказа Рэя Брэдбери «Куколка». Влияние великого фантаста в романе действительно чувствуется — и жанровое, и интонационное. И если начало «Улыбки химеры» напоминает скорее светлый и радостный роман о взрослении «Вино из одуванчиков», то под конец уже чувствуется дым санкционированных пожаров из «451 градуса по Фаренгейту». Нет, в произведении Фикс пока не уничтожают книги, как в классическом романе Брэдбери или новой книге Евы Левит «Бог нажимает на кнопки», — но обязательно начнут лет через 30 (а, может, и сразу по окончании действия романа — от греха подальше). Пока же там происходят вещи пострашнее.

Но поначалу ничто не предвещает беды — «Улыбка химеры» Ольги Фикс встречает нас подчеркнуто благополучным, разумным и дружелюбным миром недалекого будущего. Это не постапокалиптика, как в «Голодных играх» Сьюзен Коллинз, где сам сюжет задан вопиющим неравенством — напротив, в «Улыбке химеры», кажется, все правда равны, и даже президент тратит ежедневно четыре часа на общественных работах плечом к плечу с другими гражданами. С точки зрения социального устройства это похоже на мир «Дивергента» Вероники Рот — у Фикс тоже действует принцип «от каждого по способностям, каждому по потребностям». И в отличие от постапокалиптического мира Рот, государству здесь хватает ресурсов давать людям достаточно и брать в ответ не слишком много. В общем, все это очень напоминает коммунистическую утопию братьев Стругацких («Полдень ХХII век», «Малыш»), но отличается от нее гораздо более свободными нравами — система образования здесь буквально подталкивает старшеклассников к раннему созданию и планированию семьи, раскрепощает, избавляет от комплексов и снимает социальную напряженность. Быстро взрослеющие дети — это вообще очень распространенный мотив, он встречается повсеместно — от упоминавшихся «Голодных игр» до «Танцев на снегу» Лукьяненко, — и настораживает нас здесь не он.
 
Довольно много фантастических произведений построено на мастерском воссоздании атмосферы таинственности, недоговоренности, мистической дымки. Можно вспомнить «Детей стеклодува» Марии Грипе или «Рыцарей выкупленной тьмы» Дэйва Раддена — в обоих книгах нас с самого начала готовят к чему-то ужасному, погружают в страх с головой. У Фикс все наоборот: сперва атмосфера убаюкивает — так здесь все напоминает школьно-студенческую повесть советских времен! — зато потом обрушивает на нас весь ужас происходящего... И дело вовсе не в том, что герои обнаруживают у себя признаки страшной болезни или чего-то похуже (как у Коннолли Марси Кейт в «Чудовище»), а в невероятной обыденности происходящего: не насилие, а медицинские процедуры, не концлагерь, а особо охраняемые территории, не ужас, а правопорядок... В чем именно большой секрет «Улыбки химеры», я раскрывать, конечно, не буду — скажу лишь одно: в итоге этот мир окажется ничуть не менее удивительным и волшебным, чем тетралогия «Сквозь зеркала» Кристель Дабо.
 
Но и цикл «Сквозь зеркала», и «Голодные игры» с «Дивергентом», и книги Сергея Лукьяненко «Рыцари сорока островов» и «Мальчик и Тьма», и даже вполне реалистическую книгу Алана Гратца «Беженец» с книгами Ольги Фикс объединяет одно — именно очень молодые люди, иногда совсем подростки, бросают вызов страшной устоявшейся действительности, которая кажется взрослым чем-то привычным, а оттого совершенно нормальным. И иногда погибают под шестеренками равнодушной системы — но никогда не сдаются.
В ХХ веке из глубин мировой литературы и кинематографа, словно Ктулху из океана, поднялось ужасное создание — дитя человеческое, отмеченное темной мистической силой. Произведений с подобным сюжетом не счесть: от «Омена» и «Ребенка Розмари» до «Противостояния» Стивена Кинга. Речь идет не о маленьких волшебниках наподобие Гарри Поттера или ребенке, наделенном магической силой (как в «Девочке, которая пила лунный свет» Келли Барнхилл), а о дитяте, рожденном в союзе человека и демона. Ох, и страшное же получается потомство в результате такой любви!

С этой традицией резко порывает роман Ольги Фикс «Темное дитя». Да, темное, да, демоническое, но дитя же! И нуждается, как и простой человеческий ребенок, в заботе, любви и воспитании. Такой ребенок-бесенок мог бы родиться у Мастера и Маргариты, ведь она стала ведьмой, а он так и остался человеком. В романе демоническая сущность Темного дитяти (ласково, по-домашнему — Темы) проявляется больше в баловстве и фантастических фокусах, чем в действительно недобрых поступках... Но — как и любой малыш — Тема может рассердиться, раскапризничаться, заиграться с опасными предметами (а в ее руках почти все предметы опасны). Тем более что дело происходит в древнем, полном мистики и тайн Иерусалиме, городе иудейской мудрости. Иерусалим у Фикс неуловимо напоминает Прагу из «Голема» Густава Майринка — потому что затаились тайна на каждом шагу и сказка в каждом имени. Впрочем, перед нами не только мистическое фэнтези, но и роман воспитания, подчас очень острый — о том, что не бывает идеальных родителей, как показала нам книга Мари-Од Мюрай «Oh, boy!», да и «образцово-показательные» дети существуют только в воображении педагогов.
Особенно же выделяется роман на фоне современного фэнтези, где часто все проблемы, мировые и житейские, разрешаются при помощи махания мечами и волшебными палочками. Здесь же простой человеческий сволочизм оказывается страшнее и неприятнее любых демонических сил. «Боевой коктейль» из ревности, эгоизма и мужского шовинизма — то еще адское зелье! «Темное дитя» порадует читателей остроумным обыгрыванием средневековых легенд и современных штампов литературы «о таинственном», живыми персонажами и нежной любовью автора к ним.


news1 news2
Поддержка Правительства Москвы

© Издательство «Время», 2000—2017