Главная
ИЗДАТЕЛЬСТВО «ВРЕМЯ»
просмотров: 22 | Версия для печати | Комментариев: 0 |

Да какие ваши годы! К 100-летию Жвалевского и Пастернак
Источник: www.labirint.ru

Редкий писатель доживает до своего столетнего юбилея в расцвете творческих сил, здравом уме и приличном самочувствии. Но современному автору Жвалевскому/Пастернак повезло. К этому двухголовому писателю не относится правило «К сожаленью, день рожденья только раз в году». В их случае это 6 мая у Евгении Пастернак и 28 мая у Андрея Жвалевского. А на двоих в этом году им стукнул стольник! Бодренький старичок летает на встречи с читателями по всей России, Беларуси, Украине и еще ряду стран, пишет новую книгу каждый год и не думает выходить на пенсию ни одной из своих половинок.

Немного истории

Авраам родил Исаака и далее по тексту, но, насколько нам известно, вместе они ничего не сочиняли — а сейчас нас больше интересует феномен соавторства. Например, братья Гонкуры, братья Вайнеры, братья Стругацкие и, добавим для полноты картины, — сестры Вачовски. Случались и тройственные объединения, но все больше у художников (Кукрыниксы, Трауготы). Видите, какая по-европейски разнообразная картина получается? Но чаще всего это родственники — им легче понимать друг друга, дело-то семейное. И с авторскими правами, переходящими наследникам, опять же попроще. Но Женя и Андрей — не родственники! Совсем. Не родственники друг другу, и, отдельно стоит заметить, Женя — не родственница Нобелевского лауреата Бориса Пастернака. Но стихи его она читает и любит.
 
«Но вы хотя бы муж и жена!?»

Эта фраза удивленного до глубины души подростка запомнилась соавторам надолго. Как ни странно — нет, и не были в браке в прошлом. Конечно, история помнит примеры литераторов, которые объединяли усилия не только чтобы творить, но и чтобы вести совместное хозяйство. Гумилев и Ахматова, например. Как правило, такие союзы заканчивались семейной драмой. А у двухголового писателя Жвалевского/Пастернак все совсем не так. Есть пять детей — по разным семьям, счастливые любящие половинки и домашний уют. А что же «на двоих»? А вдвоем, дорогие сочинители, — работать, работать и еще раз работать!
 
Тогда, боже мой, КАК?

Обе головы Жвалевского/Пастернак учились вместе, окончили с отличием физфак БГУ; обе — живут в Минске, очень любят родной город, которому посвятили книгу «Сиамцы», и родную Беларусь, хоть и пишут по-русски. Женя просто очень находчивый человек, а у Жвалевского еще и был опыт плодотворной работы в соавторстве — с Игорем Мытько они написали совершенно потрясающую пародию «Порри Гаттер». Она до сих пор в топе продаж — и до сих пор оказывается врачебная помощь надорвавшим животики от хохота при чтении «Порри Гаттера». Так что, когда звезды наконец-то сошлись и пробил час, Жвалевский и Пастернак встретились, сели писать вместе — и даже не поубивали друг друга сразу же. Уже хорошо. А дальше процесс пошел...

«Юстас — Алексу»

Ничего совершенно секретного и таинственного в творческом методе столетнего двухголового писателя нет. Прежде всего, они люди очень организованные, имеющие высшее техническое образование, умеющие логически мыслить и планировать. Жвалевский вон вообще сайт делает и ведет, а Пастернак может починить кухонный комбайн одним взглядом. Сперва к ним приходит вдохновение — например, звонок от налогового инспектора, кредитора или, самое страшное, из школы, где учится ребенок — и внезапно закончились мел, шторы и линолеум. После, когда вызревает замысел, они садятся в кафе на Цветочной улице, на лавочке у явочной квартиры или в другом секретном месте — и на салфетках набрасывают план. Затем чертят на ватмане подробную таблицу-график, со всеми персонажами, сюжетными линиями и ключевыми моментами. Говорю же, физики. Потом начинают писать текст, постоянно пересылая его друг другу по электронной почте, как Штирлиц — донесения в Центр. Но тут, как водится, герои повести начинают обретать самостоятельность и своевольничать, сюжет кучерявится и виляет, коней заносит — и все планы летят к черту... И получается новая замечательная повесть.
 
Как они разрешают творческие конфликты?

Никак. У них не бывает ссор друг с другом. Во всяком случае, свидетелей нет. Или тела свидетелей хитро спрятаны.

Признание

За столетие, проведенное на этой планете, и 16 лет совместного творчества, соавторы успели натворить много. 22 книги в их совместной библиографии, одна написанная вместе пьеса и две — поставленные по их повестям, в Москве и Минске. И это не считая полнометражного фильма по ироническому циклу «М+Ж», сценариев, аудиокниг, интервью и преподавания — постоянной творческой работы с подростками. Бесконечные поездки по десяткам городов, работа на телевидении (они ведут передачу «Новое PROчтение») и многое другое... Как, как они все успевают!? Это не двухголовый писатель, это гидра какая-то получается...
Больше всего достижений на долю Жвалевского/Пастернак выпало в детской и подростковой литературе. Они стали лауреатами и финалистами множества литературных премий: «Алиса», «Алые паруса», «Заветная мечта», «Книгуру», премии имени Владислава Крапивина и имени Сергея Михалкова, «Ясная Поляна», «Размышления о Маленьком Принце» и др. Очень часто книги Жвалевского и Пастернак выбирают сами читатели при различных голосованиях: «Книга года» Московской библиотеки им. Гайдара, «Нравится детям» Ленинградской и Белгородской областей, «Старт Ап», «Книга года: выбирают дети» («Russian Сhildren’s Choices») и так далее. Пожалуй, не осталось ни одной значительной премии за книги для детей и юношества, написанные по-русски, которую Женя и Андрей еще не получили. И только Нобелевскую премию получила Светлана Алексиевич, а не они. Но это уже совсем другая история.
 
За что?

Действительно, за что мы любим Жвалевского/Пастернак? За умение сказать о сложном простыми словами («Правдивая история Деда Мороза»). За бесстрашное обращение к пугающим и «запретным» в подростковой литературе темам («Охота на василиска», «52-е февраля», «Грабли сансары»).
Тут требуется оговорочка. Многим взрослым кажется, что подростка помимо учебы должны интересовать исключительно балет, керамика и помощь по дому. А на самом деле его интересуют секс, запретные плоды и рок-н-ролл. И взрослые прекрасно об этом знают, но продолжают делать вид, что «моя деточка не такая», словно позабыли, что сами чувствовали в этом возрасте. Это явление называется ханжеством. И вот за полное отсутствие этого ханжества мы особенно любим и ценим Жвалевского/Пастернак.
А еще — за умение найти увлекательный сюжет в реальной истории и написать о нем так, чтобы книга читалась взахлеб («Москвест», «Время всегда хорошее»). За реальную психологическую поддержку, которую книги соавторов оказывают подросткам («Пока я на краю», «Минус один», «Сиамцы»). За честное «зеркало», в которое очень полезно лишний раз посмотреть взрослому читателю («Открытый финал», «Как кошка с собакой»). За умение найти позитив и перспективу во всем — даже в любимой школе (гори она ярким синим пламенем, потрескивая!). За умение показать эту школу с лучшей, сказочной стороны («Я хочу в школу», «Бежим отсюда!», «Гимназия № 13», «Смерть мертвым душам»). За разговор с подростками на их языке, без нотаций и сюсюканья («Типа смотри короче»).
За уважение к своим юным читателям.
За то, что их читают самые нечитающие дети.
На этом торжественный онлайн-митинг предлагаем считать оконченным. Всех, кто может и хочет, Жвалевский/Пастернак ждут 7 сентября на ММКВЯ. А у тех, кто на ММКВЯ прийти не сможет, еще будет возможность и 100-летие любимых соавторов отпраздновать, и поздравить их как следует — следите за новостями. И, конечно, читайте и перечитывайте книги Жвалевского/Пастернак!

Дмитрий Гасин, специально для "Лабиринт.ру"
В оформлении использованы фотографии Ольги Акулич.
Подробнее:https://www.labirint.ru/child-now/zhvalevskiy-pasternak-100/



news1 news2
Поддержка Правительства Москвы

© Издательство «Время», 2000—2017