Главная

ИЗДАТЕЛЬСТВО «ВРЕМЯ»

просмотров: 362 | Версия для печати | Комментариев: 0 |
Древняя история Смоленска - в центре внимания.

Readovka67.ru: Гиды Михаил и Ольга Ефимкины провели в Смоленске очень необычную экскурсию. Читайте интервью с ними: "Авторы не жалуют Смоленск сегодня?" О.Е.: «Один Ермаков чего стоит — очень достойный писатель. Афганец, воевал, все романы про Смоленск, пропитаны сакраментальными мыслями и очень мощными подробностями прошлых войн». История появления Шеина бастиона на месте взорванных башен нашей крепости — в совсем свежем произведении Олега Ермакова«Радуга и вереск».

Смоленск меняется. Нехотя, медленно переваривая своими улицами и районами современные новшества. Пугаясь толпу вечерних прохожих, размахивающих фонариками под цитаты из книг Бориса Васильева, доносящиеся из громкоговорителя. Ощущая собственную культурную значимость.

Чрезмерно ранние осенние холода. Поздний пятничный вечер. Перед дверьми креативного пространства «Штаб» стоит гид Михаил Ефимкин с табличкой «Ночная поэма о Смоленске» — здесь". Внутри, в тепле собирается народ — там его супруга Ольга, всецело разделяющая увлечение и профессию всей жизни, регистрирует участников. Готовимся. Впереди три часа погружения в историю. Необычного погружения.

Что вы, кто учился в школах нашего города, помните из курса литературы Смоленщины? Я тоже почти ничего. Вроде что-то про башню «Веселуху» читали, и имя Бориса Васильева с Твардовским на слуху постоянно бывали. А здесь эти пробелы восполняют. Плох тот горожанин, кто собственной истории не знает. Но еще хуже — не читать, что про улочки и дворы этого города пишут литераторы.

В чем суть, если кратко: мы с группой (собралось на первый заход, кстати, больше 50 человек, что есть очень круто!) прошлись по ночному городу, останавливаясь в тех локациях, про которые упоминали в своих произведениях известные писатели и поэты, рассказывали летописи, ходили городские легенды.

История появления Шеина бастиона на месте взорванных башен нашей крепости — в совсем свежем произведении Олега Ермакова«Радуга и вереск» (2018 год написания); виды на Успенский собор ровно такие же, какими восхищался Стендаль в своих письмах и дневниках времен Наполеона; пьеса разочаровавшегося в войне немецкого рядового Вольфганга Борхерта «Там, за дверью», прочитанная в тех местах, где бродил раскаивающийся оккупант... Все эти фрагменты людских переживаний и вдохновения словно созданы для того, чтобы быть прочитанными именно сейчас, когда городской шум стихает, и ничто не отвлекает уже от стихов про бравого постового Курицына, который по городской легенде стоял под часами на Советской и принимал-передавал записочки от влюбленных. Ничто не мешает чувствовать тяжелую поступь немолодого Бориса Васильева, вышагивающего по ступеням сталинки, ничуть не изменившейся с того времени... Атмосфера сочится из каждой строки. Вкушаешь. Погружаешься.

Хотелось бы во всех красках рассказать про пройденный маршрут поподробнее, но остерегусь спойлеров — сей интересный опыт лучше опробовать самому. О будущих читательско-экскурсионных вылазках читайте в нашем разделе «Афиша» на сайте. А вот послушать авторов этого экскурсионного проекта здесь и сейчас — всегда пожалуйста.

Михаил Ефимкин: «знаю, про что сейчас спросишь. Идея вынашивалась долго, несколько лет. Началось все с Бориса Васильева — начал внедрять на наших экскурсиях фрагменты его произведений. Публика хорошо восприняла, стало понятно, что произведений о Смоленске достаточно много и можно вплетать в программу и другие.

Ольга Ефимкина: «Но все упиралось во время — это же не просто собрать и прочитать самим. Это еще и вычленить наиболее живые, интересные части, утрамбовать в программу, чтобы она была насыщенной и не затянутой, ну и чтобы воображение у людей заиграло, когда они слышат цитаты, выдержки и целые главы. Воображение вообще играет большую роль в смоленском экскурсионном деле — много интереснейших зданий и мест не сохранилось, но не упомянуть ты их не можешь! А когда сам заражаешься интересом, иногда начинаешь проникаться настолько, что на родные с детства места вдруг смотришь глазами туриста и думаешь — какая же красота! И обратно — когда рисуешь в голове у себя, как выглядела взорванная церковь или уничтоженный мост, словно детская книжка раскладная из объемных картинок вырастает — раз, и Молоховские ворота уже поднимаются на месте перехода».

М.Е.: «К слову о воображении — Смоленщина же сама очень сильно сплетена из мифов. Многие документы не сохранились, летописи сгорали и вывозились бесчисленными врагами. Откуда информация о прошлом города? Один документ — три домысла. Кто-то так записал, кто-то эдак. Тот же постовой Курицын — официальная версия от музея полиции, что стоял под часами и передавал записки, а в интернете пробьешь — везде родственники ругаются, что не так все было и правды там — только имя и должность. Миф, выходит? Миф. Но красивый. Рассказываешь его, уточняя этот момент слушателю, и ему интересно, и не соврал ни в чем».

Так может, визуала добавить с тематическими персонажами? Читал бы про штурм поляками крепостной стены — стрелец...

М.Е.: «Было бы здорово, но боюсь, актеры и реконструкторы поднимут стоимость экскурсии очень ощутимо. Есть вариант, конечно, такое делать на праздники, например. Но это явно не силами двух людей — нужна команда и поддержка. Мы-то с радостью. С персонажами вообще отдельная история — когда рассказываешь про современников гостям, кто сегодня делает интересные проекты, те же реконструкции сражений, у них глаза загораются. Уже не какой-то абстрактный воевода триста лет назад за собой народ вел, а вот, пожалуйста, фото — здесь и сейчас Целуев шашкой машет со своим «Порубежьем». Тут Небылицын конфекты екатерининские несет, чем не история? Вон Пьер Малиновский Гюдена откопал. Все эти истории о современных людях, переплетаемые с прошлым очень ценятся у нынешних туристов».

Современных источников не так много в вашей экскурсии. Авторы не жалуют Смоленск сегодня?

О.Е.: «Один Ермаков чего стоит — очень достойный писатель. Афганец, воевал, все романы про Смоленск, пропитаны сакраментальными мыслями и очень мощными подробностями прошлых войн».

М.Е.: «Он не один, просто пока так получилось, фактор времени. «Книжный мир» нам советовал Витакова включить — я его знал исключительно как песенника, а поискал информацию — оказалось, есть повесть о Меркурии Смоленском. Теперь хочу ознакомиться. Сейчас тоже много чего появляется, просто не всегда удается заметить. Тот же Ермаков — пара книжек в «Кругозоре» на полке была, наткнулись случайно. Недавно читали с супругой брошюрку Хозерова про тайные знаки на плинфах Смоленска. Интересно. А у местных спрашиваем, так даже настоятель церкви Петра и Павла не знает о книге ничего.».

А по архивам роетесь?

О.Е.: «Надо. Но пока нам очень помогает союзник в лице историка Демьяна Валуева. Настоящий кладезь полезных проверенных данных. А так — это объемы данных колоссальные. Но в архив нужно — один краевед пишет одно, другой другое».

М.Е.: «Вообще источников у нас не счесть, откуда черпать и черпать и еще на потомков хватит. Недаром археологи говорят — у Смоленска культурный слой 18 метров толщиной, и в основном это череда кладбище-пожарище-кладбище-пожарище. Жаль, что наша история на войнах очень зациклена, но тем важнее упоминать конкретных людей, читать культурные произведения писателей, поэтов, историков».

На экскурсии в современном городе больше приезжих ходит или смолян тоже хватает?

М.Е,: «Сегодня вообще очень много людей было. Мы даже не ожидали такого ажиотажа, всем благодарны, кто записался и пришел. Как ни странно, приезжих регистрировалось всего человека три. Сами смоляне частые гости наших прогулок, просто не хотят стандартные посещать. Конечно, совдеповские «посмотрите налево, посмотрите направо», уже почти не встречаются, но стереотип в головах у людей засел прочно. А тут, видимо, заметили на афише необычное описание и пришли».

О.Е.: «Сейчас интересно людям немного другое. Просто памятники смотреть и в интернете можно. Если приезжие приходят — обязательно идут вопросы «а куда у вас сходить, чтобы с интересными людьми познакомиться? А какие сейчас художники в Смоленске есть?» и так далее. Народ ждет эмоций и знакомств. Даже у местных глаза загораются, когда упоминаешь современных смолян, что-то для города делающих. Не каждый, например, знает Ларюцкого — да, его стимпанк скульптуры видят многие, но когда непосредственно про автора говоришь — уже совсем другой настрой и интерес».

А вообще какие самые экзотические гости у вас в практике бывали?

О.Е.: «Эквадорец. Города не знаю, предприниматель, очень обеспеченный. Живет на два дома, в Москве и Гонконге. Приехал в Смоленск, обзорную прошли с ним, очень понравилось. За последние два года «косяком» пошли австралийцы. Удивляемся — откуда на другом конце света про Смоленск знают! А семей пять уже точно было оттуда».

М.Е.: «Они рассказали гениальную фразу: «Смоленск абсолютно прекрасен для иностранного туриста своим спокойствием. Турист бы и рад насладиться Барселоной, ее архитектурой, духом. Но там от наплыва приезжих шагу не ступишь спокойно. А здесь нетронута атмосфера живого города». Даже по России смотреть — нас сравнивают с Великим Новгородом. Города действительно похожи, но там все вылизано, в порядок приведено. А туристы плюются — «ходишь как по открытке, все ненастоящее».

О.Е.: «Да-да, я уже не удивляюсь, когда туристы проходят спокойно мимо отреставрированных фрагментов крепости, где Донец, Копытенские ворота, и чуть не слюной капают на тот фрагмент, где зубец обвалился — это же настоящие камни, те самые, которые Конь клал! Я им говорю — так рядом тоже кирпичи, просто чуть восстановленные. Не интересно. Край крепости за Веселухой и вовсе любимое место. Туда обязательно вожу людей, прикоснуться к самой первой кладке. Грустно, конечно, что разрушается, но я за то, чтобы там законсервировали эту кладку, а не портили реставрацией».
 
"Аргументы и факты" - Смоленск: 

«Радуга и вереск» Олега Ермакова. Смолянин Олег Ермаков - постоянный автор журнала «Новый мир», лауреат литературной премии «Ясная Поляна», премий журналов «Знамя» и «Нева», дважды финалист «Русского Букера», его книги успешно переводятся на английский, немецкий, французский, финский, датский, китайский и др. языки. А его роман «Радуга и вереск» - книга из «большой», настоящей литературы, захватывающая, наполненная духом города, показывающая его уникальность. Книга, в отзывах на которую читатели пишут: «Как же хочется теперь приехать в Смоленск». Сюжет складывается из двух временных пластов. В 2015 г. в Смоленск приезжает весьма эрудированный и чуткий, но конечно же ничего об этом городе не знающий и рассчитывающий только на тоску и грязь в закоулках свадебный фотограф Паша Косточкин. А в 1632 г. - товарищ панцирной хоругви, молодой шляхтич Николаус Вржосек, мечтающий повторить ратные подвиги отца, участника осады Смоленска в 1609-11 гг. Несколько описательных глав и - раз! - их обоих до крови «поцелует» Веселуха (или Вясёлка?). И две эпохи как бы начинают сквозить через друг друга, разворачивая город, как свиток, расставляя по нему самых разных персонажей - от дурочки Вали на Соборном дворе до воеводы Шеина, и их судьбы выстраиваются, цепляясь за зубцы смоленской крепости, или «Замка», как её называли поляки.


news1 news2