Главная

ИЗДАТЕЛЬСТВО «ВРЕМЯ»

просмотров: 163 | Версия для печати | Комментариев: 0 |
«Корвус Коракс» на книжной полке

Сергей Дмитренко, "Литература": В копирайте этой книги стоит: © Leo Gursky. В аннотации сообщается, что на счету автора этого «фантастического детектива» также бестселлеры «Убить президента» и «Перемена мест»... Впрочем, у читателей с авторством, пожалуй, детектива не получится, и они узнают скорее рано, чем поздно, что «Корвуса...» написал Роман Арбитман, вероятно, один из самых интересных авторов современного российского литературного мира.
Здесь нет возможности дать, хотя бы кратко, очерк его многообразного творчества, впрочем, для современных читателей, вооружённых интернетом, получить необходимые биобиблиографические сведения об Арбитмане не очень сложно (хотя обязательно нужно учитывать то, что Роман Эмильевич – великий мистификатор). Здесь же мне представляется здравым сосредоточить внимание именно на этом романе феерического деятеля нашей литературы и культуры и предложить читать его так, как прочитал я, без оглядок на личность автора, провоцирующих всяческие дискурсы и коннотации.
Желая хорошо рассказать историю, её надо хорошо начать, ухватить читателя так, чтобы ему не удалось из объятий этой истории вырваться. Многие москвичи до сих пор помнят коллапс 25 мая 2005 года, когда в столице на несколько часов отключилось электричество... Ощущение невероятной катастрофы нарастало вплоть до сумерек, когда всё же свет дали. Но это была авария, неожиданная, хотя и, наверное, просчитываемая. А теперь окажемся в Москве «Корвуса Коракса», современной, сегодняшней, но без интернета, мобильной связи, телевидения... В ней даже звукозаписи нет. Нет, есть, но своеобразная: для этого используются птицы, их умение воспроизводить услышанные звуки... Честное слово, ты очень быстро начинаешь ощущать себя в состоянии школьника, подростка, которого мгновенно во- влекли в игру, побудив состязаться в фантазии с её организатором – автором произведения. Хотя роман написан от первого лица, повествователь – юный и боевой Иннокентий Ломов, вы получаете нечастую возможность сотворчества – история рассказывается, но на каждом её повороте вы отмечаете у себя ощущения витязя на распутье: следить за фантазиями автора или фантазировать самому. То есть не просто фантазировать, а перебирать варианты развития событий. Ибо автор пишет сатиру, а у сатиры особые отношения с читателем. Тем более, что эта сатира не только и не столько конкретно-социальна (множество реалий романа всем нам хорошо известны, мы в этом и с этим живём), сколько аналитична. Здесь исследуются сатирическими способами феномены человеческого познания и поведения. И причины высокой гомогенности общества, его независимости от смены политических вывесок власти. Собственно, это генеральная тема творчества Салтыкова-Щедрина, если читать его так, как он писал. И даже очевидная коммуникация с ним, ведь в XIX веке тоже техника была так себе. И всё же... Тоска в том, что идеология, пропуганда, как назвал её однажды Лесков, есть всегда, и она всегда взнуздывает для своих нужд всё то, что есть и появляется. Звукозаписи, фотографии, кинематографа нет, зато есть цирк (а как без цирка?! древнейшее зрелище).
И что этому противостоит? Борец с коррупцией Наждачный (не станем делать его прототипом только Навального)?! Нет, кажется, как в жизни, так и в книге, это не выход. Более хитроумный вариант разыгран с бессмертным ветераном разведки Вилли Максовичем Фишером, старшим другом Ломова, как суперменом, так и хорошим человеком. Нельзя не вспомнить, следя за его отечество- спасательными деяниями, стойкую легенду о том, что перестройку придумал шеф КГБ Андропов... (Я в эту легенду совершенно не верю, но она концептуализировалась и уже давно влияет на ход событий.) Но и Фишер – лишь метафора жизнерадостной человеческой энергии, сколь неиссякаемой, столь и непостижимой.
Думаю, всё же читателя хотят вывести к более сложным выводам, нежели констатация сакраментального факта о тотальном давлении власти и тотальном приспособленчестве народа. Важнейшая линия романа – птицы. Их сюжетная роль отнюдь не сводится к гротеску со звукозаписывающими устройствами. Они – полноправные члены того общества, в котором мы живём (об орнито-литературных контекстах пишут другие рецензенты романа).
Птицы в «Корвусе Кораксе», включая, естественно, заглавный персонаж – вóрона, расселены по пространству книги и рисуются так заботливо, что волей-неволей начинают тащить наши мысли за собой, как тащит их с гомоном следующие известным азимутом птичий клин или стая вслед за собой в осеннее небо. Да, они могут ретранслировать чужие слова, но и вольно полететь они могут. И летят.


news1 news2