Главная

ИЗДАТЕЛЬСТВО «ВРЕМЯ»

просмотров: 404 | Версия для печати | Комментариев: 0 |
Ольга Седакова о романе Льва Гурского "Министерство справедливости"
Источник: www.facebook.com

Читайте отзыв Ольги Седаковой о романе Льва Гурского "Министерство справедливости": "Я не помню, чтобы какое-нибудь новое сочинение доставило мне такое удовольствие: эта фантастика обладает большой убедительностью"

«В сувенирном киоске я купил себе значок иностранного агента с профилем грустного ослика Иа-Иа и поднялся на второй этаж».
Всё уже произошло. Всего полгода назад, 4 декабря 2020 года. Но музей «недавней медвежути» уже создан. Там и значки такие продаются. И прочая жуть и негодяйство в разнообразных экспонатах.
Я не помню, чтобы какое-нибудь новое сочинение доставило мне такое удовольствие: эта фантастика обладает большой убедительностью, и я благодарна автору за возможность побывать в таком близком - и по всем нашим привычкам невозможном – будущем. От возможного будущего уже нечем дышать. Мне неловко от той радости, которую я испытываю от справедливого (и каждый раз парадоксального) возмездия разным поневоле всем нам известным негодяям и негодяйкам, хозяевам положения. Но что поделаешь: радует! как будто камень с души снимают. Нет, это не злорадство, это простая радость по поводу аннигиляции уж совсем беспардонного зла. Простая радость по поводу простой аннигиляции. И никакой гибридности. Не всё можно творить в этом мироздании. Весы качнутся и чаши придут в равновесие. И не совсем люди – или совсем не люди - осуществляют в романе справедливость! Делает это само мироздание по своему ньютоновскому закону «действие равно противодействию». Человек – герой (их два в романе, таких героя) только умеет приводить в движение эти чаши. Прежде всего потому, что он наделен некоей «психической аномалией». Но еще и потому, что он любит справедливость, а от низости и зла его тошнит и выворачивает. Он не действует, а чувствует. «Я не отвечаю за утреннюю росу, законы гравитации и таблицу умножения. Но мне приятно, что всё это в нашем мире есть». И это чувство оказывается сильнее любых проектов. Оно вызывает локальные землетрясения и извержения нефтяных фонтанов.
Я не буду пересказывать детективного и фантастического сюжета нового романа Льва Гурского. Больше всего мне интересно то, что он написан. Никто не придумал, как писать о нынешней ситуации. Гротеск и ирония уже неуместны рядом с ее гротеском. Никакой сатиры на ее уродство не хватит. Праведный гнев здесь тоже был бы странен. Лев Гурский – единственный – нашел, как о ней сказать: рассказать о том времени, когда ее уже нет и остается справиться с ее последствиями. И значит, в каком-то смысле все, что там рассказано, произошло.


news1