Главная
ИЗДАТЕЛЬСТВО «ВРЕМЯ»
просмотров: 3 160 | Версия для печати | Комментариев: 0 |

В Москве прошла солженицынская конференция

Двухдневной Международной конференции «Путь А.И. Солженицына в контексте большого времени» (приурочена к 90-летию великого писателя) предшествовало открытие фотовыставки в Манеже, на которой экспонируются как архивные семейные снимки, так и захватывающе яркие свидетельства о русском ХХ веке, предоставленные Московским домом фотографии.
 
Под занавес первого дня конференции ее участники отправились в Театр на Таганке, чтобы посмотреть «Шарашка», спектакль, поставленный Юрием Любимовым по роману «В круге первом» к предыдущей знаковой годовщине великого писателя, показываемый не часто и покоряющей смысловой энергией, верностью духу прозы Солженицына и страстной самоотдачей всех его участников. Сталина, как и прежде, играл сам Юрий Петрович Любимов, глядя на чью обжигающе вдохновенную и математически точную двухчасовую работу, не знаешь, чему тут больше дивиться. Силе собственного актерского дарования художника, на долгие годы укрывшего его от зрителей, растворившего в режиссерских решениях? Человеческой мощи (уж наверно, не только «телесной»), позволяющей Любимову так держаться на сцене (так держать спектакль) в девяносто один год? Или отваге, с которой Любимов (понятно, что совсем не молодой и в пору премьеры) взялся за роль -- да еще какую, поистине душемучительную, роль дьявола в человечьем обличье? Гадать бессмысленно -- все сошлось. И, уж наверно, спектакль не обрел бы трагической (то есть очищающей душу) силы, не владей Любимовым и его учениками, товарищами, соавторами чувство подлинной любви к Солженицыну. Мастерство и чувство едины -- потому художник и может по-настоящему почтить художника. Что доказали и выставка в Манеже, на которую совсем не трудно попасть, и спектакль, посмотреть который сложнее, но тоже можно. (Мне совестно и грустно, что сходить на «Шарашку» раньше не удосужился.)
Сама конференция (проходила она в доме Пашкова) являла собой знакомый (наработанный) симбиоз публичного чествования с ученым собранием. Для всенародного праздника (пусть с неизбежным призвуком печали от недавней кончины писателя) явно не хватало аудитории (о еще одной «недостатаче» -- ниже), для симпозиума (обсуждения весьма серьезных специальных проблем, которое обязаны вести профессионалы) -- дискуссии, в принципе регламентом не предусмотренной. Да и куда ее вместить, если программой предусмотрено было полтора десятка приветствий и 31 выступление (доклады и сообщения). На первом заседании (его вел глава Федерального агентства по печати Михаил Сеславинский, чье ведомство выступило одним из главных организаторов конференции) были зачитаны обращения к участникам президента РФ и мэра Москвы, выступили президент РАН академик Юрий Осипов, министр связи и массовых коммуникаций Игорь Щеголев, уполномоченный по правам человека Владимир Лукин, снявшие фильмы о Солженицыне режиссеры Александр Сокуров и Сергей Мирошниченко, артисты Сергей Юрский и Александр Филиппенко (прочитавший финал «Одного дня Ивана Денисовича»), приветствия прислали Чарльз, принц Уэльский, главный французский издатель Солженицына Клод Дюран, выдающийся историк, автор книги «Большой террор» Роберт Конквест, редактор журнала The New Yorker Дэвид Ремник (что-то зачитывалось, что-то было роздано гостям в распечатках)...
Среди выступавших не было писателей. Ни одного. Правда, на второй день речь произнес Михаил Кураев, но, по моему разумению, выступление его ситуации не изменило. Комментировать этот сюжет я не могу. Как не могу признать его случайным. Ну и смириться с ним тоже не могу.
Что же до части ученой, то и обычные конференции равно высокого интеллектуального градуса не выдерживают никогда, а юбилейные -- тем паче. Были доклады глубокие и запоминающиеся, были изящные, были средние, были и никакие. Расставлять оценки -- дело сколь бессмысленное, столь и бестактное. По материалам конференции должен выйти сборник: кому будет интересно, прочтет и сделает выводы. Назову имена только тех докладчиков, чьи отношения с Солженицыным давно стали достоянием истории. Это Елена Чуковская (жаль, что ее интереснейшее сообщение «А.И. Солженицын в переписке с Чуковскими» было сжато регламентом), это Никита Струве, сыгравший неоценимую роль в издании «Архипелага...», это Стиг Фридриксон, шведский журналист, один из солженицынских «невидимок», это Жорж Нива, автор компактной и весомой монографии о писателе, это Витторио Страда (Фридриксон и Страда, впрочем, ограничились короткими приветствиями). Достойно внимания, что участвовали в конференции исследователи из многих стран -- Польши, Литвы, Румынии, Великобритании, Франции, Индии, США, Японии, Италии, Швеции, Германии и разных городов России.
Завершилась конференция выступлением Наталии Солженицыной, посвященным самому важному -- ближайшим и отдаленным задачам в работе с наследием писателя. Ближайшие: завершение тридцатитомного Собрания, в котором должны появиться прежде не публиковавшиеся (либо рассеянные в периодике) вещи (третья книга воспоминаний «Иное время -- иное бремя», многочисленные этюды из «Литературной коллекции», публицистика последних лет); публикация некоторых набросков; перевод в современный формат аудиозаписей; открытие солженицынского сайта в Интернете (это должно случиться в день рождения писателя -- 11 декабря). Более отдаленные -- выявление, обработка, частичное издание огромного эпистолярия, работа с архивом, которой, безусловно, хватит не на одно поколение. Наш путь -- трудный путь освоения и осмысление того, что сделал Александр Исаевич, -- куда как долог.



news1
Поддержка Правительства Москвы

© Издательство «Время», 2000—2017