Главная
ИЗДАТЕЛЬСТВО «ВРЕМЯ»
просмотров: 3 905 | Версия для печати | Комментариев: 0 |

Кафки Зощенко

Игорь Сухих — составитель Собрания сочинений Михаила Зощенко — дал интервью Дарье Мельниковой для журнала

"Санкт-Петербургский университет"


Михаил Зощенко — писатель, известный всем с детства. Его «Лелю и Миньку» читают в младших классах школы, а в старших проходят еще несколько рассказов, традиционно трактующихся как сатирические. Однако творчество автора гораздо более противоречиво, амбивалентно. До сих пор противоречие обнаруживалось и в отношении издателей и читателей к его творчеству: Произведения Зощенко, невероятно популярные среди его современников, в советские годы публиковались крайне ограниченно, с существенными редакторскими правками. Спустя 50 лет со дня смерти автора историческая справедливость была, наконец, восстановлена. Только что издательство «Время» выпустило самое полное (в семи томах) собрание сочинений Михаила Зощенко, составленное доктором филологических наук, профессором кафедры русской литературы Факультета филологии и искусств СПбГУ Игорем Николаевичем СУХИХ. Собрание сочинений М.Зощенко — результат трехлетней совместной работы его составителя И.Н.Сухих и издательства «Время» — в начале сентября был презентован на шумной книжной ярмарке в Москве. А в начале октября в Библиотеке им. М.Ю.Лермонтова, что на Литейном проспекте, недалеко от того места, где жил М.Зощенко, недалеко и от издательства «Звезда», где он работал, прошла скромная и достойная петербургская презентация. Семитомник М.Зощенко — один из многих в целой серии собраний сочинений, выпускаемых издательством «Время». Директор издательства Б.Н.Пастернак видит основную цель издательства в том, чтобы возвратить читающей аудитории незаслуженно забытые или постепенно забывающиеся имена выдающихся авторов ХХ века. На сегодняшний день уже выпущены полные собрания сочинений таких авторов, как Ф.Искандер, А.Солженицын, А.Сахаров, М.Жванецкий, И.Бабель и, конечно, М.Зощенко. А к публикации в 2009 году готовится восьмитомник А.Платонова. И если кто-то сомневается, что обновленные и дополненные издания всем известных авторов вызовут ажиотаж у читающей публики, то стоит отметить, что за первые 10 дней с момента публикации нового собрания сочинений М.Зощенко, была распродана половина первоначального тиража семитомника. О том, как шла работа над созданием самого полного собрания сочинений известного автора, и чем уникально новое издание, мы поговорили с его составителем Игорем Николаевичем Сухих. — Собрание сочинений Зощенко — это результат вашего первого опыта совместной работы с издательством «Время»? — Нет, это уже второй наш совместный проект. Первым стало четырехтомное собрание сочинений Исаака Бабеля, выпущенное издательством «Время» год назад. Это самое полное собрание текстов И.Бабеля из всех существующих. То же самое можно сказать и об издании Зощенко. Однако в отличие от семитомника М.Зощенко, куда вошла только его проза, в четырехтомник И.Бабеля были включены также драматургия, киносценарии, публицистика, письма, — то есть практически все его сохранившиеся тексты. Теперь, с выходом собрания М.Зощенко, можно сказать, что у нас уже есть маленькая серия собраний сочинений. — Как началось ваше сотрудничество с издательством «Время»? Почему именно с этим издательством? — Мы начали совместную работу три года назад, когда Борис Натанович Пастернак, с которым я был знаком уже давно, стал директором издательства «Время». Он позвонил мне и спросил, нет ли у меня каких-либо замыслов, осуществление которых могло бы оказаться интересным и для издательства. Вскоре (я даже помню точную дату — 9 мая; в Петербурге, как и всюду, праздновали День Победы) мы подписали договор об издании собраний сочинений Бабеля и Зощенко. Работа над ними велась параллельно, но они появились с интервалом в год, потому что небольшому издательству трудно осилить издание семитомника сразу вслед за четырехтомником. — Расскажите, пожалуйста, как работает филолог, составляя собрание сочинений? Где вы собираете материалы, где находите информацию, на основании которой даете комментарии к текстам? — Основная особенность и главная задача этого семитомника заключалась в том, чтобы собрать все художественные произведения Зощенко, написанные им за 35 лет творческой деятельности: тексты, которые ранее публиковались в разных журналах, сборниках, собраниях, но никогда не были собраны вместе; и впервые дать комментарий к каждому тексту. Конечно, это издание не состоялось бы, не будь предшествующих публикаций сочинений Зощенко и исследований его творчества. Особенной благодарности заслуживает Ю.В.Томашевский, который много лет занимался исследованием творчества Зощенко, хотя и не был специалистом-филологом. Благодаря его стараниям Зощенко все-таки издавался в 70–80-е годы. Однако сегодня хорошо видны и недостатки прежних изданий. Если сравнить последний трехтомник, составленный Ю.В.Томашевским, и наш семитомник, то их объемы будут различаться раза в два. Это объясняется тем, что в нынешнее издание вошли произведения, которые либо никогда не печатались в собраниях, либо печатались так давно, что о них все уже забыли или стремились забыть. Таким образом, наше собрание, конечно, опирается на предшествующие публикации и находки исследователей, но, тем не менее, это издание уникально. М.Зощенко впервые издан в таком полном объеме, со сквозным комментарием и с обоснованием выбора каждого текста — ведь некоторые произведения здесь публикуются в совсем ином варианте, нежели было принято на протяжении последних пятидесяти лет. — Какую информацию вы давали в комментариях? — Все, что принято публиковать в изданиях такого рода: указание первой публикации произведения, а также указание источника, по которому приводится данный текст. В большинстве случаев я не прослеживал все этапы творческой истории произведения, но в некоторых наиболее интересных случаях учитывались и промежуточные редакции. Поэтому некоторые комментарии содержат только сухие справочные сведения, а в других, более полных, я прослеживаю, как и когда менялся текст М.Зощенко. Чаще всего поводом для создания новой редакции произведения служили различные социальные причины; сравнивая разные редакции текста, можно заметить, как изменяются имена героев, места. Например, в новом издании, вместо переработанной автором повести «История одной жизни», которая публиковалась в последние пятьдесят лет, я печатаю «Историю одной перековки», первую редакцию, входившую в печально-знаменитую книгу «Беломорско-Балтийский канал имени Сталина. История строительства». Эта книга вышла после писательского путешествия на стройку социализма. В ней упоминались многие чекисты, строившие канал. Когда их репрессировали, автору пришлось выкинуть все их фамилии из книги. Сравнивая различные редакции, я пытался восстановить историю текста и опубликовал не позднейший, а первоначальный вариант, обосновав свой выбор в комментарии. — Нравится ли вам художественное оформление издания? Вы принимали участие в обсуждении дизайна обложки? — Идея такого оформления принадлежит художнику издательства «Время» Валерию Калныньшу. Мне нравится такое решение — обложки яркие, но не безвкусно-аляповатые, как у большинства современных изданий. За основу взят портрет М.Зощенко из известной серии Юрия Анненкова, который помещен на однотонную яркую подложку. У каждого тома — свой цвет. «Голубая книга», естественно, голубая. Собрание в целом напоминает маленькую радугу. — А в книгах есть иллюстрации? — Конечно, есть! В одном из томов переизданы «Веселые проекты» и «Счастливые идеи», книжки-картинки, созданные в 1929–1931 гг. Зощенко вместе с художником Николаем Радловым. Художник сделал забавные иллюстрации, писатель сочинил подписи к ним. Именно в такой неразрывной связи они и интересны: человек начинает смеяться, когда сопоставит рисунок и текст. В этих картинках запечатлены различные приметы коммунальной жизни, комичные бытовые случаи, и рассматривать их, действительно, очень смешно. — Вы провели большую исследовательскую работу. Как вы оцениваете творчество Зощенко? Как бы вы охарактеризовали его как писателя? — Михаил Зощенко при жизни чаще всего воспринимался как сатирик, обличитель мелких бытовых конфликтов. Сегодня некоторые, напротив, считают его, как написано в одной современной исследовательской работе, «поэтом страха, недоверия и амбивалентной любви к порядку». Мне кажется, что самая характерная черта его творчества — это такая «гоголевская струна». Зощенко всегда очень обижался, если его сравнивали с кем-то из писателей, но при этом сам себя часто сопоставлял с Гоголем. И чем больше читаешь Зощенко, тем больше убеждаешься, что главные тексты писателя — «гоголевской природы», то есть балансирующие на грани между смехом и слезами. Известная гоголевская формула «озирать несущуюся жизнь сквозь зримый, видимый миру смех и незримые, невидимые ему слезы» хорошо подходит Зощенко. Его произведения поначалу казались просто смешными, забавными, и только чуткие современники видели, что за каждым словом сквозит пронзительная тоска и грусть. Михаила Зощенко ни в коей мере нельзя назвать сатириком, хотя он и пытался им быть. Даже в ранних рассказах, которые по замыслу и манере претендуют на то, чтобы быть смешными, слышится дребезжащая интонация, трагическая нота. Моя вступительная статья к собранию сочинений называется «Гоголек», а одна из главок в ней — «Кафки Зощенко». Я пытаюсь объяснить, что Зощенко был «русским народным Кафкой». В его — на вид — бытовых мелочах проступает метафизический ужас. Хотя это, конечно, более условная параллель, чем связь Зощенко с Гоголем. — Когда филолог долго занимается исследованием творчества одного автора, у него, наверное, вырабатывается иной подход к тексту, нежели у читателя. Возможно, теряется непосредственность восприятия. Изменилось ли ваше восприятие произведений М.Зощенко после этой работы? — Хочется надеяться, что мне удалось сохранить некоторую непосредственность восприятия. По крайней мере, и после завершения работы я все равно возвращаюсь к отдельным текстам, перечитываю их уже просто так, для себя, а не как филолог и составитель собрания.


news1 news2
Поддержка Правительства Москвы

© Издательство «Время», 2000—2017