Главная
ИЗДАТЕЛЬСТВО «ВРЕМЯ»
просмотров: 3 486 | Версия для печати | Комментариев: 0 |

Галантная матерщина

В столичном домжуре поклонники скабрезной лирики и неполиткорректного реализма с громким похохатыванием и некоторой торопливостью отметили 20-летие Ордена куртуазных маньеристов. В ходе вечера мало кто из них знал, что праздник омрачен скорбной вестью. Выступавшие со сцены поэты и музыканты решили не объявлять о том, что за несколько часов до концерта скоропостижно скончался на 41-м году жизни один из родоначальников ОКМ Константин Григорьев.
В куртуазной среде Григорьева звали Константэн. В этот вечер он должен был выступать по тому же поводу - 20-летию Ордена, но в другом месте - в Музее Маяковского. Не случилось. Один из основателей известной вандал-рок-банды "Бахыт-Компот", выпускник московского Литературного института умер от сердечного приступа в подземном переходе по пути на работу. Его давний однокурсник, товарищ и лидер "Бахыт-Компота" Вадим Степанцов в первом отделении юбилейной программы вышел на сцену со сборником стихов Григорьева и прочел один из его иронично-искристых, далеких от траура текстов.
Собственно, Степанцов со товарищи весь концерт и последующую after-party в ирландском пабе на Старом Арбате постарались провести в соответствии с принципами манифеста Ордена куртуазных маньеристов, подписанного его основателями 22 декабря 1988 года. В 16 параграфах сего документа смерти не оставлено ни клочка пространства. Только жизнь, радость, фантазия и красота. В пятом пункте манифеста дана формула бытия, исключающая любую скорбь: "развлекаясь - творить, уяснив раз и навсегда, что мы живем уже в вечности". Константэн не отступил от нее ни на йоту...
Что касается параллельных торжеств ОКМ, то здесь вот какая штука. Маньеристский конгломерат в конце 90-х начал по эстетическим причинам распадаться на своего рода лагеря. И кто теперь у нас главный адепт куртуазного духа, без рюмки доброго, выдержанного кальвадоса не разберешь. Есть, например, архикардинал Ордена Виктор Пеленягрэ или командор-прецептор Александр Скиба, и они выступают отдельно. Но это внутрицеховая иерархия, и трения сановных пиитов друг с другом широкую аудиторию мало колышут. Для нее существует прежде всего Великий магистр ОКМ Вадик Степанцов, его "Бахыт-Компот", с которым вся текущая куртуазность и ассоциируется. Поскольку Степанцов верховодил мероприятием в домжуре, оно и выглядело центральным в юбилейный день Ордена. Его, к слову, посетила даже Ирина Хакамада.
Все лучшее, что прозвучало в этот вечер, под фортепиано, гармошку и а капелла из уст Степанцова и его братьев по музе - Александра Вулыха и Андрея "Орлуши" Орлова, полноценно процитировать в федеральном печатном издании не выйдет. Концентрация куртуазной, галантной ненормативной лексики в каждом произведении была идеально оправданной, но вне авторского прочтения это не работает. Надо быть "здесь и сейчас". Кстати, сегодня "Бахыт-Компот" дает специальный юбилейный концерт "по многочисленным просьбам фанатов" в ЦДХ. Но "БК" - это все же несколько другое. Это "пьяная, помятая пионервожатая", "Девушка по имени Бибигуль" и т.д. Это в сущности тот Степанцов, которого цитировали и исполняли (в том числе и он сам) на староарбатской юбилейной вечеринке, когда уже был создан определенный "спиртовой фон" и прозвучали все поминальные слова и тосты по Константэну. Степанцов, к слову, предложил "по абхазскому обычаю" чокаться во время таких тостов, чем еще раз выказал определенное презрение к смерти.
В домжуре и Степанцов, и Вулых, и Орлуша презирали "попсу" в объемном толковании данного термина, жлобство, плебейство, холуйство и скуку в разных ее проявлениях. Их мат и стеб гораздо дальше от развлекательного раздолбайства Шнура, нежели от грустноватого шутовства Венички. Что, безусловно, хорошо, ибо второе сейчас в дефиците. Хитами концерта выглядели степанцовская ода соотечественникам "Русский хмурый уе...н", Орлушино посвящение Анастасии Волочковой и вообще особенностям национального балета и Большого театра и песня Вулыха о любви к Родине, которая, как заметил Саша, "в нашем случае может быть только сиротской".
Вспомнив, о том, что кроме праздника ОКМ на носу и Новый год, лидер "Бахыт-Компота" завершил мероприятие новогодним диптихом, первые строфы которого звучали так: "Опять идет фигня про Ипполита,/ опять страна встречает Новый год./ И, сидя у разбитого корыта,/ уперся в телек радостно народ./ Опять Мягков проспится, протрезвеет,/ сожрет у Варьки Брыльской весь салат,/ а Ипполит от горя поседеет - / все счастливы, никто не виноват"...


news1
Поддержка Правительства Москвы

© Издательство «Время», 2000—2017