Документальный роман

ИЗДАТЕЛЬСТВО «ВРЕМЯ»

Своей первой книгой («Я нашел смысл жизни») Владимир Цай доказал, что жанр серьезного философского трактата доступен не только профессиональным ученым. И что от автора этих размышлений можно «ожидать неожиданностей» — они и не замедлили появиться. Если существуют в литературе полюса — они перед вами. Первая часть этой книги — типичная мужская проза об армейской службе. Воспоминания, наблюдения, случаи, судьбы. И вывод: «Армия – это мускулы общества. Даже если нет угрозы войны, они должны быть в хорошей форме. Военные парады – это соревнования по бодибилдингу между государствами». Другая же половина книги — еще одна попытка объяснить мир, проследив, как «гомо сапиэнс эволюционировал в сетевой сапиэнс» и как «человек превращался в терминал Интернета, сначала мобильный, а затем и стационарный».  Что общего с первой частью книги? Вывод: мысли — мускулы мозга. Мозги тоже должны быть в хорошей форме. Чтобы не помереть от скуки.

читать дальше

Кто в армии служил

«Горе от ума», как известно, все разобрано на пословицы и поговорки, но эту строчку мало кто помнит. А Юлий Ким не только вспомнил, но и сделал названием своего очередного, четвертого в издательстве «Время» сборника: «Все что-то видно впереди / Светло, синё, разнообразно». Упор, заметим, — на «разнообразно»: здесь и стихи, и песни, и воспоминания, и проза, идраматургия. Многое публикуется впервые. И — согласимся с автором — «очень много очень человеческих лиц», особенно в щемящем душу мемуаре «Однажды Михайлов с Ковалем» — описанием странствий автора свеликими друзьями-писателями на том и на этом свете. И Грибоедов возникнет в книге еще раз: «А ну-ка, что сказал поэт? / Всё врут календари! / А значит, важно, сколько лет / Не с виду, а внутри!». Внутри Юлию Киму по-прежнему очень немного — до смешного мало.


читать дальше

Светло, синё, разнообразно: Стихи, проза, драматургия

«Иронический человек» — не биография, а собрание разных текстов, формирующих основу настоящей биографии, которая, хочется верить, будет составлена уже в близком будущем. В книгу вошли материалы, написанные автором и составителем Леонидом Гомбергом в период с 1996 по 2009 год, его беседы с видными деятелями российской культуры Е. Евтушенко, Е. Камбуровой, М. Козаковым и О. Николаевой о поэте, а главное, непоэтические тексты Юрия Левитанского; часть из них публикуется впервые. Вниманию читателей представлена также подборка стихов, отражающих некоторые события в жизни поэта.

читать дальше

Иронический человек. Юрий Левитанский: штрихи к портрету

Автор этих воспоминаний, Лев Лазаревич Хургес (1910, Москва — 1988, Грозный), был человеком своего времени: технарем, романтиком, послушным слугой революции. В 14 лет его поразила первая и всепоглощающая, на всю жизнь, «любовь» — страсть к радиоделу, любовь, которая со временем перешла и в «законный брак», став профессией. Эта любовь завела его далеко — сначала, в 1936 году, в Испанию, где он, радист-интернационалист, храбро воевал на стороне республиканцев, и уже в 1937 году — в ГУЛАГ. Львиную долю своего 8-летнего срока он отмотал на Колыме. Между романтизмом Испании и соцреализмом Колымы — тысячи связующих нитей: взаимная слежка, взаимный страх доносительства, взаимные предательства, весь тотальный бесчеловечный советский социум. Читать эти воспоминания интересно и легко: в них и история, и люди, и мужественная борьба за выживание и за достоинство человека в нечеловеческих условиях, и озорной блеск в вечно юношеских и влюбленных глазах.

читать дальше

Москва — Испания — Колыма: Записки радиста и зэка

Дневники узников Каунасского гетто Тамары и Виктора Лазерсонов имеют не так уж много аналогов. Возраст писавших (13-15 лет!), сочетание как исторических, так и бытовых событий, а также интимных переживаний сближает их особенно тесно с дневником их амстердамской ровесницы — Анны Франк. Дневник Тамары при этом вобрал в себя драматические события не только периода ее жизни в гетто, но и того времени, когда она скрывалась от немцев в литовской глубинке под вымышленным литовским именем, а также тех нескольких тяжелейших лет сразу же после окончания войны, когда в Литве установилась советская власть. Помимо дневников Тамары и Виктора в книгу включены очерки и стихи каждого из них, написанные как во время войны, так и в мирные годы. Завершают книгу выдержки из писем, полученных Тамарой Лазерсон от ее литовских спасительниц, а также адресованное ей стихотворение. Эта уникальная книга будет интересна всем, кого волнует история Второй мировой войны и Шоа, но в особенности детям, ведь и автор — а сегодня ей за восемдесят — когда-то была самым обыкновенным домашним городским ребенком, любящим читать книжки и получать хорошие отметки, играть со сверстниками и разбираться в своих чувствах к некоторым из них.

читать дальше

Записки из Каунасского гетто (Катастрофа сквозь призму детских дневников). Дневники. Очерки. Стихи

Свободная любовь — на первый взгляд, вещь довольно сомнительная. Обычно за этими словами скрывается внебрачная, а то и продажная любовь. Ею занимались жрицы любви, чью профессию именовали второй древнейшей. Потеряв флер загадочности и даже величия, она  дожила до наших дней в виде банальной торговли телом. Не о ней речь. Свободная любовь — вымечтанный личный и общественный идеал.

читать дальше

Свободная любовь

«Людмила Иванова артистка прекрасная!» — с этими словами Эльдара Рязанова нельзя не согласиться. Она талантлива, естественна, самозабвенно любит свой «Современник», одним из основателей которого она является наряду с Олегом Ефремовым, Галиной Волчек, Олегом Табаковым…

читать дальше

Мой «Современник»

Дневники М. М. Богословского (1867—1929), одного из виднейших представителей московской школы историков, ученика и преемника В. О. Ключевского на кафедрах русской истории в Московском университете и Духовной академии, впервые публикуются в полном объеме. Основу составляют ежедневные записи с июля 1915 г. по ноябрь 1917 г., публикуются также сохранившиеся фрагментарные записи 1913 г. и дневник за два месяца 1919 г. Многочисленные сведения о событиях и лицах, с которыми М.М. Богословского сталкивала судьба, стремление вписать свои наблюдения в контекст русской истории делают его дневники ценнейшим историческим источником, важным для понимания университетской и интеллигентской среды в эпоху кризиса всех традиционных ценностей. Дневниковые записи позволяют также лучше понять внутренний мир крупного ученого, его мировоззрение, оценить его вклад в историческую науку и вместе с тем ощутить обаяние его личных, человеческих качеств. Для историков и всех интересующихся отечественной историей.

читать дальше

Дневники. 1913—1919. Из собрания Государственного Исторического музея

Понятие «тайна исповеди» к этой «Исповеди…» совсем уж  неприменимо. Если какая-то тайна и есть, то всего одна — как Ольге Мариничевой хватило душевных сил на такую невероятную  книгу. Ведь даже здоровому человеку… Стоп: а кто, собственно, определяет границы нашего здоровья или нездоровья?

читать дальше

Исповедь нормальной сумасшедшей

Чечня. Вторая война, официально именуемая контртеррористической операцией. В центре повествования противостояние между друзьями-врагами подполковником спецназа ВДВ Октавианом Шрамом и одним из лидеров чеченских боевиков Хусаином Кунгаевым. Лихо закрученный детективный сюжет не помешал Александру Куперу поставить острые вопросы войны и мира на Кавказе. Личная жизнь героев тесно переплетена с новейшей историей страны, в романе даны правдивые картины фронтовой жизни федеральных войск, чеченских обычаев и традиций. Глазами автора читатели даже могут заглянуть за высокую Кремлевскую стену, где решается судьба страны.

читать дальше

Ангел мой