Новинки
ИЗДАТЕЛЬСТВО «ВРЕМЯ»
Лада Кутузова

Весь воскресный день Никита мучается с уроками и стихотворением, заданным наизусть. От скуки он рисует в учебнике литературы корову. Мальчик и не предполагает, что корова окажется волшебной и начнет есть слова из книг, принадлежащих не только Никите, но и его друзьям. Удастся ли четвероклассникам разгадать загадку таинственно исчезающих текстов?

читать дальше

Первое слово съела корова!
Андрей Немзер
При глубинном смысловом единстве проза Александра Солженицына (1918—2008) отличается удивительным поэтическим разнообразием. Это почувствовали в начале 1960-х годов читатели первых опубликованных рассказов нежданно явившегося великого, по-настоящему нового писателя: за "Одним днем Ивана Денисовича" последовали решительно несхожие с ним "Случай на станции Кочетовка" и "Матренин двор". Всякий раз новые художественные решения были явлены романом "В круге первом" и повестью "Раковый корпус", "крохотками" и "опытом художественного исследования "Архипелаг ГУЛАГ". Даже каждый из четырех Узлов "повествования в отмеренных сроках" строится по своим, особым, поэтическим законам. В книге А. С. Немзера, выходящей к столетию Александра Солженицына, предпринята попытка "медленного чтения" ряда его сочинений, истолкования их жанрового, композиционного, стилистического своеобразия, специфики солженицынского осмысления истории и человеческой личности. Особое внимание уделено диалогу с большой литературной традицией, который писатель вел на протяжении всего своего творческого пути.
Андрей Немзер — историк литературы, ординарный профессор Национального исследовательского университета Высшая школа экономики.

читать дальше

Проза Александра Солженицына: Опыт прочтения
Александр Давыдов
​Новая книга А. Давыдова написана в его любимом жанре философской притчи, изложенной на страницах дневника предположительно российского бизнесмена из «бывших интеллигентов». Переживаемый кризис ему кажется не только личным, но и кризисом всей мировой, «запутавшейся в мнимостях». Чтоб избавиться от надоевшего быта и приевшихся обязанностей, он находит убежище в пансиончике «для творцов любого профиля» в неназванной стране, в которой, однако, угадывается Италия. Увлеченный местной легендой, он пускается на поиски ее постоянно ускользающего героя, некоего Французика, по его мнению, способного лишь своим чистосердечием отвратить всемирную катастрофу. Этот образ безусловно навеян автору личностью Франциска Ассизского, но не исторического, а словно обитающего во всех временах, «а также и наклонениях».​

читать дальше

Мечта о Французике: Роман в трех блокнотах
Влас Дорошевич
Российский «король фельетона» и «король репортажа» Влас Михайлович Дорошевич (1865—1922) не смог отказать себе в притязании на еще один титул — создал собственное царство литературно-этнографической сказки. Он много странствовал, в Китае впервые побывал в 1897 году, после путешествия на Сахалин. Его «китайские сказочки», полные восточной экзотики, неподражаемой народной мудрости и юмора, не могли ввести в заблуждение русскую цензуру, доносившую по начальству, что газета «Русское слово», «несмотря на неоднократные замечания, не прекращает печатать аллегорические сказки Дорошевича». Сказка, давшая название этому сборнику, рассказывает о том, как любознательный богдыхан Сан-Ян-Ки вынужден был притвориться мертвым, чтобы впервые в жизни прошествовать по улицам Пекина и хотя бы таким образом узнать, как живет его народ. Первое путешествие стало для него и последним — богдыхана, узнавшего правду, придворные уложили в могилу живьем. А первое, что сделал его наследник на троне, — отрубил голову придворному историку, первому церемониймейстеру и верховному жрецу. И что прикажете делать цензору? Ясное дело, запретить!
 
Иллюстрации: Вера Коротаева




читать дальше

Первая прогулка богдыхана: китайские сказки
Наталия Ким

«Автозавод», первая книга Наталии Ким, «яркая, сильная и беспощадно-печальная» (Дина Рубина), была встречена читателями на ура. Жители авто заводской округи и выходцы из нее восприняли книгу как литературный памятник своему незабвенному прошлому. Но прошлое сменилось настоящим, география новой книги Наталии Ким стала пошире, да и герои поразнообразнее. Тут и литредактор, и медсестричка, и сироты-инвалиды, и плечевые проститутки, и олдовые хиппи, и кладбищенские бомжи — люди всё хорошие, добрые, свои. «По причине избранности фамильной и наследственной» (автор о себе) Наталия Ким взялась их запечатлеть и увековечить, признаться им в любви, всех пожалеть и всех простить. И да, непременно будет «намечтанный, вымученный, сладкий эпизод оглушительного женского счастья» — потому что любовью к людям спасаемся, а как же иначе!


читать дальше

По фактической погоде
Юрий Годованец
«Небесный Андеграунд», седьмая книга известного историка искусства и поэта Юрия Годованца, включает избранные стихотворения за 30 лет.Следуя пониманию Мифа как имени Бога, развёрнутого в пространстве, автор пытается найти и понять имя самого Мифа, то есть эпохи на стыке второго и третьего тысячелетий, в которую мы живём. Отсюда названия его книг: «Блаженный бумеранг», «Медовый век», «Свежая жесть», стихо творный триптих «Немного слов» и, наконец, «Небесный Андеграунд» — книга, написанная от имени не поэта (особого существа, обладающего чертами медиума или пророка), а читателя, который мыслит вслух или про себя, но, как правило, не имеет терпения и времени придать своим эмоциям и мыслям отчётливую художественную форму. Именно поэтому книга «Небесный Андеграунд» призвана не отнимать у читателя, а дарить ему Время.
  
Предисловие Владимира Микушевича; Послесловие Сергея Круглова




читать дальше

Небесный Андеграунд
Андрей Белый
Для тех, кто интересуется творчеством Андрея Белого (1880—1934), это прежде всего выдающийся поэт-символист и автор великого романа «Петер бург». Тем же, кому интересны еще и истоки его духовной биографии и изощренного литературного мастерства, стоит прочесть два его автобиографических романа, «опыт душевной палеонтологии» — «Котик Летаев» (рассказ о первых трех годах жизни гениального ребенка) и «Крещеный китаец». Оба романа написаны сложной ритмической прозой, которая, в понимании автора, служит мостом между прозой и поэзией. Сюжетное построение романов ничуть не проще их языка. «Архитектоника здесь такова, что картинки, слагаясь гирляндами фраз, пишут круг под невидимым куполом, вырастающим из зигзагов». Если после такого объяснения у кого-то возникнет вопрос, при чем тут еще и Китай, вот спойлер. Китай, в понимании Андрея Белого, место плодотворного единения Востока и Запада, средоточие мировой мудрости. А отец — одновременно и творец мира, и хранитель сакральных истин. Поэтому он, отец автора, и есть «крещеный китаец». Да, Андрей Белый « труден и порою темен, но это завораживающая темнота» (Николай Александров).

читать дальше

Котик Летаев. Крещеный китаец. На рубеже двух столетий
Софья Прокофьева

Великая сказочница Софья Прокофьева написала вольные пересказы самых страшных историй мировой литературы, от «Франкенштейна» Мэри Шелли до «Ундины» Фридриха де ла Мотт Фуке. Для детей это прекрасный способ познакомиться с важнейшими в европейской культуре сюжетами. А взрослые с удивлением найдут переклички между любимыми с детства историями.

читать дальше

«Франкенштейн» и другие страшные истории
Влас Дорошевич
Сверхпопулярный в России на рубеже веков «король фельетона» и «король репортажа» Влас Михайлович Дорошевич (1865—1922) — талантливый, остроумный, азартный — не смог отказать себе в притязании на еще один титул. Он создал собственное царство литературно-этнографической сказки. Дорошевич много странствовал по миру, жадно впитывал впечатления. «Каждый день узнаю, вижу такую массу нового, интересного, что сразу нет возможности даже сообразить все. Мне часто кажется, что я сошел с ума и все, что я вижу кругом, — кошмар. До того все чудовищно и красиво в одно и то же время». Это он об Индии. Многие из придуманных Дорошевичем (или все-таки услышанных?) индийских легенд и мифов — о клевете, о реформах, о статистике, о приспособленцах, о дураках — российским властям того времени казались опасными и несвоевременными. Но времена и власти меняются, а сказки Дорошевича, как и положено настоящим сказкам, остаются актуальными.
 

читать дальше

Дар слова: индийские сказки и легенды
Марина Аромштам
Жила-была семья чемоданов: чемодан-папа, чемодан-мама и их сыночек, маленький чемоданчик. Но, может быть, ты знаешь только о ручных чемоданах? О тех, которые всюду ходят за ручку с хозяином? А ведь бывают совсем другие, самостоятельные чемоданы. Они
ведут совершенно самостоятельную жизнь. И самое важное для таких чемоданов — путешествовать. Маленький чемоданчик отправляется в своё первое путешествие. Ему приходится пережить немало странных встреч и настоящих опасностей. Но в результате у него рождается ощущение, что он ведёт жизнь настоящего чемодана. Что может быть прекрасней? Впрочем, оставаться ручным или учиться принимать решения самостоятельно — каждый решает сам.
 
Иллюстрации Веры Коротаевой

читать дальше

Первое путешествие маленького чемоданчика

« СЮДА   |   ТУДА »

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Поддержка Правительства Москвы

© Издательство «Время», 2000—2017

Найдешь запчасти на авто в этом магазине в Новосибирске