Книги

ИЗДАТЕЛЬСТВО «ВРЕМЯ»

Очередной том Собрания сочинений Жореса и Роя Медведевых составили воспоминания Жореса Александровича, завершенные им незадолго до кончины в ноябре 2018 г., на 93-м году жизни. В «Опасной профессии» нашли отражение не только этапы собственной биографии знаменитого диссидента, биолога и писателя (фронт, учеба, научная работа, правозащитная деятельность, психиатрическая больница, эмиграция), но и практически вся послевоенная история страны. Перед читателем пройдет галерея портретов выдающихся современников и соратников автора (Николай Тимофеев-Ресовский, Владимир Дудинцев, Петр Капица, Александр Солженицын, Андрей Сахаров, Юрий Домбровский, Лидия Чуковская…). Огромное число малоизвестных (а то и вовсе прежде не известных) подробностей сообщает автор о политических событиях и деятелях, о формировании в СССР сначала «экономической независимости от капиталистического окружения», а затем «потребительского общества c упрощенной экономикой и коррупцией на высшем уровне». Воспоминания Жореса Медведева, безусловно, станут важным свидетельством эпохи.


читать дальше

Опасная профессия

Творчество Марка Харитонова опровергает давнее российское предубеждение против рассуждающей литературы, включая
интеллектуальную поэзию. Выход в свет этого уникального в текущем литературном процессе постсоветской России произведения есть, на наш взгляд, большое, знаменательное событие. Пожелаем новой книге «Вино поздних лет» заслуженного читательского успеха.

читать дальше

Вино поздних лет

«Первый по-настоящему американский писатель» — так назвал Марка Твена Уильям Фолкнер. Мастер народных баек и путевых очерков, комических картин нравов и философских притч, историй об ангелах и скачущих лягушках — Твен умел говорить обо всем, что есть на этом (и на том) свете. Если «Приключения Гекльберри Финна» были самой важной книгой Марка Твена для первой половины ХХ века, то «Янки из Коннектикута при дворе короля Артура» (1889) — едва ли не самая актуальная для наших дней. Современники читали роман как пародию на «артуриану», сатиру на «феодальные» нравы викторианской Англии и прославление американской демократии, но спустя почти сто тридцать лет вполне очевидно, что великого юмориста интересовали куда более серьезные вопросы. Может ли один человек изменить ход истории? Возможно ли целую страну, целую эпоху научить думать по-новому, если людей веками учили не думать вообще? И какую цену придется платить за социальные эксперименты? Смешная и трагичная, циничная и трогательная книга Марка Твена — история первого «попаданца» задолго до того, как они заполонили книжные полки.

читать дальше

Янки из Коннектикута при дворе короля Артура

В далёкие времена не было белых мышей и бультерьеров, да что там — даже книг не было. Только поэты и их песни. Но человеческая жизнь коротка, а память ещё короче — и песни забывались вместе с теми, кто их сочинил. Поэту Аяэлю стало жалко своих песен, которые умрут вместе с ним, и он отправился в дорогу — чтобы найти способ сделать слышимое зримым и передать свои песни другим людям.

Марина Аромштам написала удивительную сказку о конечности творца и бессмертии его творений, о дружбе и ответственности, о том, как удушающе опасна скука и как легко сбиться с пути, даже если цели у тебя светлые и благородные. А художница Вера Коротаева нарисовала к сказке иллюстрации, и слышимое стало зримым, а написанное ожило — в алых бузинных бусах, синем пере Серой Сойки и морских коровах, которые плавали в те далёкие времена недалеко от берега и поедали водоросли.

читать дальше

Другая дорога

Есть ли у яблок память? И о чём они могут помнить? Если вóрон — не муж ворóны, то как назвать жену вóрона? И что означает слово «натюрморт»? С такими вопросами и ответами на них вы встретитесь на страницах этой книжки. Только не думайте, что перед вами познавательная энциклопедия из разряда «Сто вопросов — сто ответов». Это весёлая сказка. Такая весёлая, что временами хочется плакать. Её герои (читать дальше)

читать дальше

Ворон Клара и яблочный год

Очерк Николая Лескова (1831—1895) «Леди Макбет Мценского уезда» — одно из самых читаемых и до сих пор (а ведь 150 лет минуло с момента публикации!) одно из самых горячо обсуждаемых произведений русской классики. Критика ХIX века нередко сравнивала его героиню Катерину Измайлову с Катериной Кабановой, героиней пьесы Александра Островского «Гроза». Но вот что пишет один из самых авторитетных современных исследователей лесковского творчества Лев Аннинский, статьей которого и завершается эта книга: «Какая там "Гроза” Островского — тут не луч света, тут фонтан крови бьет со дна души; тут "Анна Каренина” предвещена — отмщение бесовской страсти; тут Достоевскому под стать проблематика — недаром же Достоевский и напечатал "Леди Макбет...” в своем журнале». Такая маленькая книжка — и такое долгое и громкое эхо.

читать дальше

Леди Макбет Мценского уезда

ХХ век — арена цирка. Идущие на смерть приветствуют тебя! Московский бомонд между праздником жизни и ночными арестами. Идеологи пролеткульта в провинциальной Казани — там еще живы воспоминания о приезде Троцкого. Русский Берлин: новый 1933 год встречают по старому стилю под пение студенческих песен своей молодости. «Театро Колон» в Буэнос-Айресе готовится к премьере «Тристана и Изольды» Рихарда Вагнера — среди исполнителей те, кому в Германии больше нет места. Бой с сирийцами на Голанских высотах. Солдат-скрипач отказывается сдаваться, потому что «немцам и арабам в плен не сдаются». Он убил своего противника. «Я снял с его шеи номерок, в такой же, как у меня, ладанке, и надел ему свой. Нет, я не братался с ним – я оставил улику. А себе на шею повесил жернов». «...Вижу некую аналогию (боюсь сказать-вымолвить) Томасу Манну» (Симон Маркиш).

читать дальше

Арена ХХ

По известности зачина роман Льва Толстого «Анна Каренина» (первое книжное издание — 1878 год) сравним разве что с «Мой дядя самых честных правил…» Впрочем, именно Пушкин и послужил Льву Николаевичу примером: «Вот как нам писать. Пушкин приступает прямо к делу». И Толстой приступает к «Анне Карениной» так же прямо: «Все счастливые семьи похожи друг на друга, каждая несчастливая семья несчастлива по-своему. Все смешалось в доме Облонских…» Пересказывать далее сюжет одного из самых популярных во всем мире романов — неблагодарная затея. Потому что трагический финал этого произведения еще более известен, чем его зачин. Толстой назвал «Анну Каренину» «романом из современной жизни», романом «живым и горячим». О том, насколько он по сей день горяч, говорят хотя бы тридцать экранизаций «Анны Карениной». И интересная закономерность: после каждой удачной экранизации следует череда новых переводов толстовского шедевра на многие языки. Людям всего цивилизованного мира хочется максимально точно узнать, как было дело. Нам повезло: мы можем прочесть великую книгу сразу по-русски.

читать дальше

Анна Каренина
Жизнь Альки похожа на калейдоскоп событий! Приключения сами находят её, а если не находят, то она их придумывает, как сочинила и песенку про лосося, которую запела вся школа. Никто не догадывается, как непроста жизнь этой весёлой, остроумной девчонки. Отчего Алька плачет ночами? Что её утешит? Кто станет ей настоящим другом, а кого героиня этой истории потеряет навсегда? Увлекательная и трогательная повесть «Пока, лосось!» даст ответы на все вопросы. Вместе с Алькой ты проживёшь отрезок жизни от восьми до одиннадцати лет и многое прочувствуешь. Да так глубоко, что никогда не забудешь эту девочку… Автор книги — прозаик Юлия Лавряшина, написавшая более сорока книг для детей и взрослых, лауреат Международной детской литературной премии имени В. П. Крапивина.
 
Иллюстрации:
Капыч


читать дальше

Пока, лосось!

Весь воскресный день Никита мучается с уроками и стихотворением, заданным наизусть. От скуки он рисует в учебнике литературы корову. Мальчик и не предполагает, что корова окажется волшебной и начнет есть слова из книг, принадлежащих не только Никите, но и его друзьям. Удастся ли четвероклассникам разгадать загадку таинственно исчезающих текстов?

читать дальше

Первое слово съела корова!